Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
МИД Польши попросил ЕК о финпомощи для украинских беженцев Политика, 01:40
«Москвич» будет выпускать машины для такси и каршеринга Москвы и области Общество, 01:34
Военная операция на Украине. Главное Политика, 00:42
В США заявили, что Байден хочет поехать на Украину, но пока не планирует Политика, 00:36
Зеленский заявил, что военные с «Азовстали» нужны Украине живыми Политика, 00:35
Винер словами Путина оценила запрет показа Олимпиад в России Спорт, 00:30
Против протестующих в Таджикистане применили слезоточивый газ Политика, 00:23
Как скажется на ситуации на Украине вхождение Швеции и Финляндии в НАТО Политика, 00:09
В России подорожали унитазы Общество, 00:00
С «Азовстали» выехали 10 автобусов с украинскими военными Политика, 16 мая, 23:40
Болезненные решения: как облегчить жизнь родственникам с инвалидностью Партнерский проект, 16 мая, 23:38
Главы МИД ЕС выделят Украине военную помощь на €500 млн Политика, 16 мая, 23:22
Клуб НХЛ подписал контракт с рекордсменом сборной России Спорт, 16 мая, 23:14
Генсек ООН предложил смягчить ограничения на экспорт калия из России Политика, 16 мая, 23:08
Общество ,  
0 

Ломать не строить: какую ошибку совершил «Яндекс», обновляя «Кинопоиск»

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС
Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Приобретая интернет-стартапы, корпорации в России покупают в первую очередь их аудиторию. Но, судя по опыту «Кинопоиска», пользователи могут воспринять любые изменения в штыки.

Люди значат больше, чем кажется

Как сказал один M&A-менеджер из крупной госкомпании: «Мы не покупаем IТ-стартапы, потому что боимся, что их сотрудники не уживутся в нашей корпоративной культуре». И недавний скандал, разгоревшийся вокруг «Кинопоиска» и «Яндекса», — отличная иллюстрация этому выражению.

Стратегия «Яндекса» — быть точкой входа. Для всего: информации («Яндекс»), товаров («Яндекс.Маркет»), кино («Кинопоиск»), объявлений (Auto.ru). При этом текущая стратегическая задача — осуществлять продажу контента, если это возможно. Компания была куплена «Яндексом» не по финансовым мультипликаторам, а гораздо дороже. Предполагалось, что лояльная аудитория «Кинопоиска» лучше конвертируется в дистрибуцию видео, чем более таргетированная аудитория ivi.ru, который тоже был в претендентах на покупку, но обладал меньшей аудиторией.

Сразу после сделки «Яндекс» совершил самую грубую свою ошибку. Он отпустил основателей проекта о кино, фанатично преданных людей, которые построили его с нуля и знали свою аудиторию, как никто другой.

Вслед за ними стали уходить и ключевые сотрудники, которых тяготила корпорация после свободного плавания в рамках небольшого стартапа. «Яндексу» предстояло сделать самое масштабное преобразование проекта за всю его историю, при этом в нем не осталось людей, досконально его знающих. Ни о какой преемственности речи не шло.

Очевидно, что переделывать «Кинопоиск» должна была старая команда, оставаясь при этом под руководством основателей и работая достаточно автономно в структуре «Яндекса». Мир слияний и поглощений знает довольно много инструментов заключения подобных сделок и способов мотивации команды. У них были бы неплохие шансы перестроить проект под нужды «Яндекса».

Pro
Как в России будут продавать товары с «недружественным» патентом
Pro
Фото: Russell Boyce / Reuters «ЯRUS» и TenChat: почему не стоит торопиться осваивать российские соцсети
Pro
Как участнику госзакупок отстоять свои права в период перемен: 5 советов
Pro
Фото: Carl Court / Getty Images Компания переезжает на новое место, а сотрудник отказывается. Что делать
Pro
Фото: Morris MacMatzen / Getty Images Какие возможности открывает применение машинного обучения в компании
Pro
Сотрудник переехал за границу: 4 варианта, как оформить работу
Pro
PR госзаказчика: где кроются сложности
Pro
Анти-Джобс: как ученый-изгой из США сделал Японию промышленным лидером

Эта история учит тому, что даже самый знаменитый на рынке домен почти ничего не стоит без команды, создавшей на этом домене отличный проект. И нельзя, заменив команду, не только «крутить» стартапом в разные стороны, но даже просто линейно его развивать. Люди в нашем бизнесе значат несколько больше, чем кажется на первый взгляд. Удивительно, что «Яндекс» об этом начал забывать.

Проще купить, чем строить с нуля

В Кремниевой долине есть довольно распространенное мнение, что сумасшедшая покупка WhatsApp за $19 млрд спасла Facebook. Попади мессенджер в руки глобального конкурента вроде Google — и капитализация социальной сети в момент упала бы на 30–40%, а будущее компании вообще было бы под вопросом.

Можно выделить три вида поглощений корпорацией стартапа: технологическое, аудиторное или командное. В России чаще встречаются аудиторные поглощения.

Из самых ярких аудиторных поглощений первым делом вспоминается покупка Mail.Ru 48% социальной сети «ВКонтакте» за $1,47 млрд. Группа Mail.Ru консолидировала соцсети в России, чтобы поддерживать свое лидерство по трафику и количеству пользователей. Если сравнить, к примеру, Mail.Ru и Rambler, начинавшие в одно и то же время, то сейчас выручка первой почти в шесть раз превышает компании Александра Мамута во многом за счет более взвешенных и удачных приобретений.

К аудиторным сделкам относится и приобретение «Яндексом» Auto.ru, если компанию возрастом более 15 лет и выручкой в сотни миллионов рублей можно назвать стартапом. «Яндекс» вынужден защищать свой рынок от притязаний Google, поэтому покупает довольно дорого компании с большой таргетированной аудиторией. Для «Яндекса» в этой сделке был важен прежде всего трафик, который можно хорошо монетизировать.

Всегда проще купить аудиторию, чем выстраивать целую инфраструктуру с нуля. Это экономия времени, денег и сил. Если сравнивать подобные приобретения в России и США, то оценки отличаются примерно в десять раз. Конечно, уникальный и лидирующий ресурс «ВКонтакте» могут оценить довольно дорого, но нишевые лидеры не стоят больше сотни миллионов долларов, хотя в США проект с сопоставимой аудиторией уже был бы «единорогом».

Сделки acquihire (покупки стартапов ради получения в штат команды разработчиков) довольно распространены в Кремниевой долине, хотя в России это пока очень редкие случаи. Конкуренция за талантливых разработчиков в «долине» очень высока, а переманивание друг у друга в среде корпораций ограничено неформальными договоренностями.

«Яндекс» усиливает свою команду также за счет подобных приобретений. В сентябре прошлого года компания приобрела студию мобильной разработки Any Void, чья команда в полном составе перешла на работу в поисковик. Затем «Яндекс» купил технологическую платформу ADFOX, которая позволяет управлять интернет-рекламой. Команда сервиса снова пополнила компанию. Затем была покупка специалистов международного сервиса по распознаванию текста Parascript. Особенность российского acquihire состоит в том, что сумма сделки обычно крайне мала, не разглашается и не превышает нескольких миллионов долларов.

Не ради прибыли

Наконец, наиболее логичная для стартапа покупка ради технологии. В США говорят, что стартапы заменили R&D-центры корпораций, там таких сделок очень много. Достаточно вспомнить наиболее характерную — Facebook и Oculus Rift. Начинают появляться подобные сделки и в России: например, покупка Сбербанком компаний Segmento и Platius — вполне характерный пример. При этом впечатляет разница в оценках подобных компаний у нас и в Штатах. Oculus Rift, пусть инновационную, но довольно сырую технологию, оценили в $2 млрд. Сделки Сбербанка прошли по оценке менее $10 млн каждая.

У данного вида поглощения два существенных плюса. Во-первых, это выгодно для большой компании — она платит по результатам разработки. Во-вторых, стартап более эффективен, чем R&D-корпорации.

Facebook с помощью системы дополненной реальности Oculus Rift планирует в будущем превратить скучную соцсеть в воображаемый, но одновременно реальный 3D-мир. Все, как в трехмерной виртуальной игре с элементами соцсети Second Life, только это будет не игра, а реальность. Как это будет выглядеть, пока сложно представить. Сбербанк приобрел компанию Segmento с целью улучшить свои знания в области больших данных. У банка большие планы по их анализу и использованию этих знаний в продвижении своих продуктов.

Есть еще одна разновидность технологического поглощения, встречающаяся в США, но не в России, — приобретение стартапа ради определенного сервиса, дающего конкурентное преимущество. Если большая компания не хочет, чтобы таким же сервисом или продуктом воспользовались ее конкуренты, иногда проще купить поставщика. Яркий пример такой покупки — приобретение Amazon за $775 млн компании Kiva, разработчика складских роботов.

В России известно только о паре случаев, когда корпорация требовала от стартапа эксклюзива на три—пять лет, запрещая продавать аналогичный продукт определенному списку конкурентов. Но даже подобные явления носят исключительно штучный характер.

В России технологии не нужны

Если сравнивать рынок поглощений стартапов в США и России, очевиден серьезнейший разрыв в подходах и масштабах. Google покупает технологичные стартапы дорого не потому, что не может забрать основателей, а потому, что принимает правила игры венчурной индустрии. Уже на раунде А венчурные фонды примерно понимают, под кого они растят стартап, кто вероятный покупатель. Корпорация Google заинтересована в том, чтобы под нее растили сотни компаний, она потом выберет десяток лучших, купит дорого и будет счастлива. Когда технологичные покупки «Яндекса» укладываются в $10 млн, вряд ли какой инвестфонд будет способен поддерживать требуемую окупаемость инвестиций, ориентируясь на поисковик как стратега.

Объем рынка слияний и поглощений в России примерно в 180 раз отстает от США, неслучайно все российские венчурные фонды последнее время требуют от стартапов быть строго международными. У нас можно рассчитывать на хорошую сделку только в случае создания бизнеса с существенной выручкой и в горячих секторах, где есть сильные игроки.

К примеру, хорошие перспективы имеют интернет- и финансово-технические проекты. А вот в большинстве высокотехнологичных областей, таких как большие данные, робототехника и даже интернет вещей, в России стартап не продашь. Приходится ориентироваться на международные корпорации, а следовательно, оценивать политические риски.

Американские корпорации, претендующие на мировое господство, часто покупают перспективные технологии, но это не про Россию. У нас самым ходовым товаром являются клиентская база и выручка. На худой конец аудитория. А за технологии российские компании много платить не готовы, потому что не хотят заниматься развитием бизнеса и продажами. России очень мешают низкий уровень конкуренции, сильное государственное присутствие на рынке, теперь уже и в IТ.

Однако, как показывает опыт «Кинопоиска», аудитория капризна. Попытки корпорации монетизировать любимый пользователями ресурс могут закончиться серьезными имиджевыми и финансовыми потерями.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Материалы к статье
Авторы