Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Цифровизация в строительстве: международный форум в Санкт-Петербурге Партнерский материал, 15:10 Советник главы Промсвязьбанка ответил на обвинения в избиении сына Общество, 15:08 Замгендиректора РКЦ «Прогресс» погиб в ДТП в Самарской области Общество, 15:07 Маятник сомнений: какие угрозы стоят за трендами в строительстве Pro, 14:56 СК начал проверку в селе на Алтае после жалобы его жительницы Медведеву Общество, 14:54 Не криптовалюты: у каких бирж есть свои токены и зачем они нужны Крипто, 14:53 Пропавшая в Ставрополе 16-летняя девушка пряталась в подъезде Общество, 14:49 Коломойский заявил о возможности помириться с Россией за $100 млрд Политика, 14:46 Нетрадиционная независимость: как миллениалы управляют финансами РБК и Райффайзенбанк, 14:42 «Ростелеком» раскрыл детали покупки Tele2 Технологии и медиа, 14:41 Рудковская и Плющенко обратились в полицию из-за угроз их сыну Общество, 14:40 Экс-глава контрразведки ФСБ рассказал о борьбе со шпионами в армии 90-х Политика, 14:36 Силовики нашли объявленного в розыск по делу экс-мэра Истры бизнесмена Общество, 14:31 В Крыму назвали сроки запуска прямого поезда из Севастополя в Москву Общество, 14:19
Общество ,  
0 
ВЦИОМ обнаружил у россиян отсутствие понимания исторических процессов
В связи с 100-летием Октябрьской революции социологи протестировали знания россиян по истории. Результаты, выяснил ВЦИОМ, продемонстрировали, что говорить о понимании жителями России глубинных исторических процессов не приходится
Крейсер «Аврора» (Фото: Фотохроника ТАСС)

Знания россиян по истории настолько фрагментарны, что у большинства из них не может быть полноценного понимания исторических процессов. К такому выводу пришли социологи ВЦИОМа, сообщает газета «Коммерсантъ».

Накануне празднования 100-летия революции 1917 года исследователи, как отмечает издание, задали жителям России вопросы по истории XX и XXI веков. Отвечая на них, большинство респондентов (96%), согласно результатам этого опроса, заявили социологам, что «историю России важно знать». При этом «очень хорошо» свои знания в этой научной сфере оценили только 3% опрошенных, 41% уверен, что знает историю «хорошо», 40% заявили о том, что плохо знают этот предмет, еще 7% респондентов — «очень плохо».

Чтобы в этом убедиться, социологи задали участникам исследования дополнительные вопросы. Так, правильно ответить на вопрос, кого большевики свергли в октябре 1917 года, смогли только 11% россиян. Остальные 65% вместо Временного правительства назвали другие варианты, среди которых однако преобладала версия о свержении в октябре 1917 года «царя». Также только 7% знают, что фраза «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия» принадлежит премьер-министру царского правительства Петру Столыпину. 10% ответили на этот вопрос неправильно, еще 83% не смогли даже предложить вариантов ответа.

Помимо этого ни один из респондентов не ассоциирует 3 марта 1918 года с выходом России из Первой мировой войны — эту дату не назвал никто. Годы русско-японской войны (1904–1905 годы) точно помнят 9%. 57% — дат не знают, 34% в них путаются.

Знания гражданами новейшей истории России социологи также сочли фрагментарными — 40% из тех, кому в настоящее время около 45 лет, не вспомнили, что главным соперником Бориса Ельцина в президентской гонке 1996 года был лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Ответить на вопрос смогли только 34% опрошенных.

Фотогалерея 
Революция и бизнес: судьбы российских предпринимателей после 1917 года

​«Говорить о понимании глубинных исторических процессов [при такой фрагментарности знаний] не приходится», — сообщил газете руководитель практики политического анализа ВЦИОМа Михаил Мамонов. «Отказ от традиционных методов обучения истории», по его мнению, «приводит к тому, что молодежь знает и помнит лишь то, что видела в фильмах и телепередачах». Так, по данным исследователя, доля «затрудняющихся с ответом» россиян, которым сегодня от 18 до 35 лет, колеблется от 50% до 90%. Однако молодежь, как добавил Мамонов, «заметно критичнее оценивает свои знания», в отличие от старшего поколения, — 62% из тех, кому сейчас 25–35 лет, считают их «плохими» и «очень плохими».​