Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин поручил рассмотреть проект об ужесточении наказаний за пытки Общество, 14:10
Путин поручил упростить получение выплат гражданами России из ЛНР и ДНР Общество, 14:05
Шлеменко раскритиковал борьбу лучшего кикбоксера мира против Харитонова Спорт, 13:54
Буллинг и манипуляции: что делать, если ребенок подвергся интернет-угрозе РБК и «Ростелеком-Солар», 13:52
В федерации отреагировали на информацию о COVID у хореографа Тутберидзе Спорт, 13:49
Хореограф Тутберидзе заболел COVID. Как вирус влияет на спорт Спорт, 13:40
Российский биатлонист завоевал серебро на чемпионате Европы Спорт, 13:36
Путин поручил проанализировать вопрос исключения иноагентов из реестра Политика, 13:35
Путин поручил изучить идею создания реестра токсичного контента в Сети Политика, 13:27
Тайвань не примет участия в церемониях открытия и закрытия Олимпиады Спорт, 13:18
Австралийка впервые с 1978 года стала чемпионкой Australian Open Спорт, 13:18
Мишустин назначил нового главу Росжелдора Общество, 13:07
Как справиться с осложнениями коронавирусной инфекции РБК и Stada, 13:05
Во что верят сторонники QAnon и откуда взялась эта теория заговора Социальная экономика, 13:00
Общество ,  
0 

Уран в банках

Фото: AP
Фото: AP

Американский Goldman Sachs и немецкий Deutsche Bank хотят выйти из ядерного бизнеса, участие в котором они всегда стремились не афишировать. Банки занимались торговыми поставками уранового сырья, известного как «желтый кек» (концентрат U3O8). За последние несколько лет их суммарные запасы радиоактивного сырья превысили общие резервы Ирана. Сворачивание банками этого направления работы происходит на фоне ужесточения регулирования сырьевой торговли, а также падения спроса на уран после аварии на АЭС «Фукусима» в Японии.

Goldman Sachs и Deutsche Bank ищут покупателя на свои урановые активы, пишет Reuters. По данным британских властей и источников в ядерной индустрии, запасы уранового сырья, принадлежащего двум банкам, примерно равны и суммарно оцениваются в 5 тыс. т стоимостью более 400 млн долл. Этого объема сырья потенциально хватило бы для работы 20 средних АЭС или создания 200 атомных бомб.

Для Deutsche Bank выход из уранового бизнеса логичен, так как компания на фоне ужесточения регулирования в принципе заявила о намерении избавиться от сырьевого подразделения. Мотивы Goldman Sachs менее ясны, так как банк не собирается избавляться от своего сырьевого трейдера J.Aron & Company, откуда вышли многие топ-менеджеры компании, включая гендиректора Ллойда Бланкфейна. Но, скорее всего, причины экономические, отмечают эксперты.

Финансовые институты начали заниматься урановым бизнесом в середине 2000-х годов, на фоне бума на сырье. В середине 2007 года цена на уран взлетела до 140 долл. за фунт, тогда как еще в 2002 году не превышала 20 долл. В целом рынок урана выглядит следующим образом: 75—85% продаж приходится на долгосрочные контракты, тогда как оставшаяся доля приходится на спотовый рынок. Долгосрочные контракты заключаются на пять—десять лет, при этом выставляется средняя цена, а первые поставки осуществляются примерно через год. Спотовый рынок предполагает немедленную оплату и поставку, при этом из-за высокой волатильности на рынке покупателям нередко выгоднее купить сырье на открытом рынке, чем переплачивать среднюю цену за долгосрочный контракт.

Goldman Sachs и Deutsche Bank вышли на урановый рынок в 2009 году, когда цены на сырье снова выросли на фоне сокращения предложений. Постепенно активность Goldman Sachs и Deutsche Bank возрастала — в итоге, по данным отраслевых источников, на эти два банка приходилось около трети всех урановых торгов на спотовом рынке. Однако бизнес подкосила авария на АЭС «Фукусима» в 2011 году, а позже решение Германии выйти из ядерной программы. В результате цены на сырье упали более чем вдвое, и сейчас «желтый кек» обойдется на спотовом рынке в 35,5 долл. за фунт.

Аналитики отмечают, что возвращение Японии на ядерный рынок улучшило бы ситуацию. В июле 2013 года местные регуляторы возобновили проверки на безопасность реакторов, сказав, что на тесты уйдет около полугода. Это породило слухи о том, что власти готовы снова запустить АЭС уже в январе—марте 2014 года. Некоторые эксперты даже делали прогнозы, что к концу года в Японии возобновят работу 10 из 50 реакторов. Однако официально о таком распоряжении речь пока не идет — хотя премьер-министр Синдзо Абэ неоднократно говорил, что ядерная энергия важна и Япония не может позволить себе рост расходов на импорт газа и нефти (цены на электричество с 2011 года здесь выросли на 30%).