Лента новостей
Илон Маск на русском обсудил с подписчиками инопланетян Технологии и медиа, 05:18 Число жертв обрушения двух домов в Рио-де-Жанейро достигло 22 человек Общество, 04:48 Разведывательный корабль ВМС Британии вошел в Черное море Политика, 04:04 Умершую в России вдову Слободана Милошевича похоронили в Сербии Общество, 03:58 В ДНР сообщили о гибели 23-летней ополченки во время атаки ВСУ Политика, 03:13 Times узнала детали готовящейся попытки отправить Терезу Мэй в отставку Политика, 02:44 Полиция задержала подозреваемого в обстреле двоих подростков в Москве Общество, 02:29 Телефонные террористы «заминировали» 18 торговых центров в Киеве Общество, 01:59 Два гола Радулова помогли «Далласу» победить «Нэшвилл» в матче плей-офф Общество, 01:33 Суд в Киеве отказался снять Зеленского с выборов Политика, 01:06 Второй тур выборов президента Украины стартовал на участке в Австралии Политика, 00:47 Представитель армии Хафтара заявил о тяжелых боях на подступах к Триполи Политика, 00:10 Алексей Олейник проиграл нокаутом в главном бою турнира UFC в Петербурге Спорт, 00:04 Reuters узнал об арестах руководства бывшей правящей партии Судана Политика, 20 апр, 23:53
Общество ,  
0 
В России сменилась тройка регионов — лидеров по смертности от ВИЧ Там от заболевания умирают чаще, чем от убийств, суицида и ДТП вместе взятых
Кемеровская, Иркутская и Свердловская области лидируют среди российских регионов по смертности от ВИЧ в 2018 году, выяснил РБК. В Кемеровской и Свердловской областях она выросла более чем на 10% за год
Фото: Виктор Бартенев / Интерпресс / ТАСС

На основе предоставленных региональными службами статистики данных РБК подсчитал, какие субъекты Федерации в 2018 году вышли в лидеры по количеству умерших от ВИЧ. Официально Росстат и Минздрав пока эти данные не раскрывают.​​​

Лидером по смертности от вируса иммунодефицита человека стала Кемеровская область. Всего в 2018 году там умерли 38,2 тыс. человек, из них 1750 — от ВИЧ, сообщили РБК в территориальном управлении Федеральной службы по государственной статистике в Кемеровской области.

Коэффициент смертности от ВИЧ составляет 65,1 случая на 100 тыс. жителей региона — это больше, чем от всех отравлений алкоголем, самоубийств, убийств, утоплений и ДТП вместе взятых. Для сравнения: по данным ВОЗ за 2017 год, в Зимбабве и ЮАР — странах с самой высокой смертностью от вируса — этот показатель составил 133 и 190 умерших на 100 тыс. жителей соответственно.

В Иркутской области коэффициент смертности от ВИЧ — 42,4 случая на 100 тыс. жителей, или три-четыре человека из каждой сотни умерших. В Свердловской области от ВИЧ умерли более 1,6 тыс. человек, коэффициент смертности составил 38,1 случая на 100 тыс. В этих регионах смертность от ВИЧ также больше, чем от всех произошедших в регионе убийств, самоубийств и ДТП вместе взятых.

В 2017 году в тройку регионов с самым высоким коэффициентом смертности от ВИЧ входила Самарская область, но за 2018 год этот показатель у нее упал на 18% — с 39,5 случая на 100 тыс. населения до 32,2. При этом регион по-прежнему входит в топ-10 по смертности от ВИЧ.

В апреле 2018 года главный государственный санитарный врач России Анна Попова заявляла, что лидеры по числу носителей ВИЧ — Свердловская, Иркутская, Кемеровская, Самарская, Оренбургская области, Ханты-Мансийский автономный округ, Ленинградская, Челябинская, Тюменская, Новосибирская области. Причина, как полагает Попова, в том, что в 1990-е годы через эти регионы проходил наркотрафик. А основной способ передачи ВИЧ до недавнего времени — через зараженную иглу.

Зависимость смертности от ВИЧ от наркотрафика

Регионы, смертность в которых от ВИЧ была максимальной по России в 2018 году, частично пересекаются с регионами, где в 2018 году было изъято максимальное количество наркотических средств опийной группы. Это Москва, Еврейская автономная область, Московская область, Челябинская область, Самарская область, Кемеровская область, Омская область, Свердловская область, Башкирия, Иркутская и Новосибирская области.

Смертность от ВИЧ и наркотрафик — это связанные вещи, но помимо инъекционных наркотиков на количество смертей от вируса влияет также уровень медицинской помощи в регионе, наличие профильных некоммерческих организаций, общее экономическое состояние региона, отметил руководитель отдела мониторинга международной организации «Коалиция по готовности к лечению» Алексей Михайлов.

Смертность от ВИЧ в России выросла

Всего в 2017 году от ВИЧ умерли 20 тыс. человек, на 1,5 тыс. больше, чем годом ранее.

Официальных данных по смертности за 2018 год пока нет (Росстат не предоставил РБК предварительные сведения о смертности от ВИЧ в 2018 году), но можно сделать вывод, что в целом по России она выросла. Основная смертельная инфекция в России на протяжении нескольких лет помимо ВИЧ — туберкулез. В 2018 году смертность от этого заболевания, по предварительным данным, снизилась на 11,6%, а общая смертность от инфекций уменьшилась на 0,9%. Из этого следует, что выросла смертность либо от ВИЧ, либо от других инфекций, о которых Росстат не сообщает в оперативных данных. При этом смертность от всех остальных инфекций, за исключением туберкулеза и ВИЧ, на протяжении многих лет была стабильной, а в 2017 году даже снизилась.

Смертность от ВИЧ действительно растет, полагает академик, заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский. «За десять лет она выросла глобально. Примерно одна смерть из ста сейчас, то есть 1% — это смерть от ВИЧ. А десять лет назад показатель был в районе 0,1%. Причина — увеличивается число больных, и до сих пор далеко не все они получают лечение», — говорит он. По словам Покровского, ВИЧ-инфицированные, у которых обнаружен вирус, это примерно половина от всех зараженных.

Что входит в другие инфекции

Среди других инфекций, заканчивающихся смертью, в статистике Минздрава проходят гепатиты, кишечные инфекции, менингит, сепсис, рожа. Хотя смерть от гепатита случается чаще, замечает Михайлов, чем от кишечных инфекций, Росстат и Минздрав не публикуют статистику заболеваемости и смертности от гепатитов.

В России растет смертность от инфекций

На основе предоставленной территориальными органами Росстата статистики о смертности можно также сделать вывод, что в 2018 году в каждых двух из пяти российских регионов выросла смертность от инфекций.

Сильнее всего смертность от инфекций выросла в Марий Эл и Удмуртии — на 22% в каждом субъекте. В Марий Эл это связано с ростом смертности от туберкулеза — в 2018 году там от него умерли 37 человек против 25 годом ранее. В Удмуртии рост смертности от инфекций связан с ВИЧ и гепатитами — как сообщили РБК в Удмуртстате, от ВИЧ умерли 219 человек, что на 38% больше, чем в 2017 году. От вирусных гепатитов умерли 17 человек против трех годом ранее.

Рост смертности от инфекций обусловлен ВИЧ и гепатитами и в Тульской области. В региональной службе статистики сообщили, что, по предварительным данным, от этих инфекций в 2018 году умерли 163 человека против 146 годом ранее.

В Москве смертность от инфекций за год выросла на 15%, хотя смертность от ВИЧ и туберкулеза уменьшилась. От каких инфекций москвичи умирали в 2018 году, в Мосгорстате не сообщили.

В Омской области рост смертности от инфекций составил 13%, от ВИЧ — 26%. В Саратовской области рост смертности от инфекций также обусловлен смертностью от ВИЧ — она выросла на 13%. И в том и в другом регионе смертность от туберкулеза при этом упала, как и по всей России.

Падение смертности от туберкулеза и рост смертности от ВИЧ могут быть связаны, полагает Михайлов. «Есть такой термин — турбович. Это когда человек с ВИЧ заражается туберкулезом и при отсутствии качественного лечения очень быстро погибает. Видимо, раньше смерть таких людей попадала в статистику по туберкулезу, а теперь стала попадать в статистику по ВИЧ», — предполагает он.

Об этом же говорит Покровский. Академик заметил, что последние три года смерти от турбович стараются фиксировать как смерти от ВИЧ.

РБК направил в Министерство здравоохранения запрос с просьбой прокомментировать статистические данные.

Как мы считали

РБК получил в Росстате данные о смертности от ВИЧ в регионах России в 2017 году. В территориальных органах статистики были запрошены оперативные данные о смертности от ВИЧ. Запросы были отправлены в регионы, в которых были наибольшие показатели смертности от ВИЧ в 2017 году, а также в регионы, в которых резко выросла смертность от инфекций, но не за счет туберкулеза. Всего РБК запросил сведения в 18 регионах, которые в 2017 году дали две трети всей смертности от ВИЧ в России.

Не все региональные службы статистики смогли предоставить сведения о смертности от ВИЧ за январь—декабрь 2018 года. Исходя из опубликованных ранее Росстатом данных о числе умерших от всех инфекций в каждом регионе в 2018 году и оперативных сведений о смертности от туберкулеза был вычислен максимальный возможный коэффициент смертности от ВИЧ для каждого региона. Например, в Тюменской области в 2018 году от инфекций умерли 595 человек, из них от туберкулеза — 92 человека. Следовательно, от ВИЧ умерли не более 503 человек, и коэффициент смертности от ВИЧ в регионе составит не более 33,5 на 100 тыс. живущих (исходя из того, что в регионе живут 1,5 млн человек).