Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В СНБО Украины заявили о необходимости просить прощения у Донбасса Политика, 14:58 Как полностью отказаться от курения и избавиться от его вредного влияния РБК Стиль и CHN, 14:54 Путин признался в тревоге после первых антироссийских санкций Политика, 14:53 Путин назвал Зеленского «симпатичным человеком» Политика, 14:46 Уволенного после дела Голунова офицера МВД отказались вернуть на службу Общество, 14:41 В Петербурге силовики пришли с обысками в «Водоканал» Общество, 14:38 Путин заявил о рисках низкой инфляции для развития экономики Экономика, 14:32 Рекордно теплая погода в Москве привела к снижению загрязнения воздуха Партнерский материал, 14:25 Как получать отдачу на каждый вложенный в ИТ-проекты рубль Pro, 14:25 Японская фигуристка впервые заявила четверной прыжок на этапе Гран-при Спорт, 14:23 Столтенберг пообещал не допустить повторения Крыма Политика, 14:18 Путин заявил о самой низкой в современной истории России безработице Экономика, 14:14 Доллар подорожал: как изменятся курсы валют в ближайшие месяцы Quote, 14:13 Путин назвал скромными успехи в деле повышения доходов населения Общество, 14:10
Общество ,  
0 
Владимир Лисин ждет банкротств
Фото: ЕРА

Владимир Лисин ждет банкротств российских металлургических компаний. Он считает, что у государства просто не хватит денег на поддержку всех его конкурентов. Первые претенденты на процедуру финансового оздоровления — «Мечел» и UC Rusal: списание их долгов в 9,4 млрд и 10,1 млрд долл. может привести к серьезным проблемам госбанков-кредиторов.

«Наше мнение, что в конце концов механизм банкротства придется использовать. У государства просто не хватит бюджетных денег, чтобы всем раздавать. Скорее всего, в ближайшее время будет меняться «поляна» участников российского металлургического рынка», — заявил на Дне инвестора в Лондоне основной владелец Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин. Конкретных компаний он не назвал.

В конце прошлого года металлургические компании обратились в правительство с просьбой о поддержке. Свои проблемы они обсудили на совещаниях у премьера Дмитрия Медведева и его заместителя Аркадия Дворковича. Разработкой поддержки российских металлургов занимаются Минпромторг и Мин­экономразвития.

Вчера г-н Лисин опубликовал в Financial Times статью, в которой также дает оценку металлургическому сектору: «Некоторые из наших конкурентов, кажется, искренне верили, что наша промышленность была создана для постоянного увеличения глобального спроса, что привело к появлению избыточных мощностей. Мы оцениваем их в 500 млн т по всему миру. В ЕС, к примеру, суммарная мощность сталеплавильных мощностей в 2008 году составила около 250 млн т, в то время как после последнего кризиса они сократились до 210 млн т».

В самой тяжелой ситуации среди российских металлургов находятся «Мечел» и UC Rusal, говорит аналитик ФГ БКС Олег Петропавловский: у этих компаний высокая долговая нагрузка при растущих убытках. У UC Rusal отношение чистого долга к EBITDA превышает 10, у «Мечела», по прогнозам аналитиков, сделанным после публикации операционных результатов, может достигнуть 11. У Evraz положение полегче, но это соотношение составляет 4, отмечает г-н Петропавловский. Аналитик Raiffeisenbank Ирина Тригуб согласна с такой позицией, однако отмечает, что Evraz еще отличает сильная позиция на рынке США, где начал восстанавливаться спрос и растут цены на сталь.

В UC Rusal, «Мечеле» и Evraz отказались прокомментировать заявление г-на Лисина.

В отношении дочерних предприятий «Мечела» в последнее время часто подаются и отзываются иски о банкротстве. К примеру, недавно компания «Энергопром» отозвала иск против Коршуновского ГОКа. Обанкротить комбинат пытались за долги в 10 млн руб. В производстве по этому предприятию все еще находится иск от компании «Далли» на сумму, которая в материалах суда не указана.

Г-н Петропавловский считает, что банкротство «Мечела» и UC Rusal помимо социальных последствий может нанести серьезный удар по российской экономике. В этом случае их крупнейшему кредитору — Сбербанку придется списать, по оценке аналитика, до 7 млрд долл. Это будет серьезным ударом даже для такого крупного банка, отмечает аналитик Интерфакс-ЦЭА Алексей Буздалин.

При текущих уровнях цен на нефть (100—110 долл. за баррель) у государства есть ресурсы на поддержку металлургов, считает г-н Петропавловский, но господдержки надолго не хватит. Если через два года спрос и цены на металлы не восстановятся, бюджет уже не сможет помочь.

В Сбербанке не смогли оперативно прокомментировать потенциальные банкротства заемщиков, а представитель еще одного крупного кредитора — ВТБ заявил, что «Мечел» и UC Rusal являются добросовестными клиентами банка.

Представитель Минпромторга не ответил на запрос. В Минэкономразвития не комментируют возможность банкротства компаний, но подчеркивают, что в качестве мер для спасения металлургов рассматривают госгарантии по кредитам, создание фонда алюминия, субсидирование уплаты процентов по кредитам и программу стимулирования неэффективных мощностей.

НЛМК вчера представляла свою стратегию до 2017 года. Согласно документу объем инвестиций в расширение мощностей на три года составит 1,6 млрд долл. (в 2013 году инвестиции составили 850 млн долл.). Показатель EBITDA планируется увеличивать на 1 млрд долл. в год. Группа планирует достичь соотношения чистый долг к EBITDA в размере 1 (по итогам третьего квартала 2013 года было 1,87). На выплаты акционерам будет уходить в среднем 30% прибыли по US GAAP в течение пяти лет.

Инвестиционную программу НЛМК на ближайшие три года можно оценить как умеренно консервативную, говорит аналитик «ВТБ Капитала» Виктор Дроздов. 1,6 млрд долл. — это инвестиции только в развитие. На поддержание существующих мощностей компания намерена тратить порядка 350 млн долл. в год. Сейчас НЛМК концентрируется на тех активах, которые будут давать гарантированную рентабельность, таких как Стойленский ГОК, а также улучшение результатов стального сегмента.

 

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК