Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как в России развивается эпидемия коронавируса. Инфографика Общество, 11:46 Замглавы омского минздрава временно отстранили после инцидента со скорыми Общество, 11:43 Роспотребнадзор усилит контроль за мерами против COVID-19 в вузах Москвы Общество, 11:41 Менеджер Нурмагомедова обосновал лидерство бойца в рейтинге UFC Спорт, 11:40 ВТБ выдал более 130 млрд рублей по льготной ипотеке Недвижимость, 11:39 Инвестиция в биткоин принесла MicroStrategy $100 млн за 2 месяца Крипто, 11:37 Как крадут биткоины и насколько реально их вернуть. Советы юристов Крипто, 11:35 Компания Bugatti показала шасси таинственного гиперкара Авто, 11:34 Скрытая роскошь английских традиций: 8 преимуществ жизни в ЖК Hide Партнерский материал, 11:33 Госдума запретила Медведеву и членам Совбеза иметь счета за рубежом Политика, 11:32 Дегтярев сообщил о поступающих ему угрозах и усилил охрану Политика, 11:31 Как проводить собеседования в 2021 году Pro, 11:20 В Петербурге выявили рекордное число новых случаев коронавируса Общество, 11:17 Вратарь сборной Англии нанял телохранителей из-за угроз от фанатов Спорт, 11:16
Общество ,  
0 

Бочка меда от Минэкономразвития

Фото:ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Опубликованные в понедельник поправки Минэкономразвития к законам об ООО и АО, с одной стороны, облегчают жизнь бизнесу: они расширяют круг тех, кто не будет проходить процедуру одобрения крупных сделок. С другой — закрывается лазейка на искусственное занижение стоимости имущества при оценке размера сделок.

Поправки разработаны в рамках «дорожной карты» о создании МФЦ. Раньше предприниматели нередко занижали балансовую стоимость имущества, чтобы добиться признания сделок с ним некрупными и, как следствие, избежать согласования в ФАС. Теперь, гласят поправки Минэкономразвития в законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», стоимость имущества будет определятся либо по балансовой стоимости, либо по цене отчуждения, смотря какая из них будет выше.

ФАС больше не будет проверять сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности акционерного общества и компании с одним акционером. Не будут проверять сделки в рамках реорганизации общества, в том числе по договорам о слиянии и присоединении, а также отношения, возникающие при размещении акций. Что касается сделок с заинтересованностью членов совета директоров, то их не будут проверять в том случае, если в сделке заинтересованы все владельцы голосующих акций.

Николай Остарков, вице-президент «Деловой России»

И сейчас такие процедуры в ФАС проходить несложно, проблема скорее бюрократическая — нужно подготовить много бумажек и отнести их в ведомство. С акцептованием проблем не возникает. Вообще это давно запланированная поправка, нами она поддерживалась. Она настолько самоочевидна, что говорить огромное спасибо регулятору не имеет смысла.

Владислав Корочкин, вице-президент «ОПОРА России»

Мы считаем, что малое предприятие и антимонопольное законодательство — понятия несовместимые, хотя в действующем законодательстве предусмотрен целый ряд одинаковых мер по отношению к микробизнесу и госкорпорациям. Если для крупных компаний это понятно и естественно, то почему эти требования были распространены на малый бизнес — непонятно и можно объяснить лишь недальновидностью законодателя. Сейчас и в рамках «четвертого антимонопольного пакета», и в рамках законопроекта Минэкономразвития законодательство либерализуется. Логика такая: сосредоточиться на реальных монополиях и уйти от гиперрегулирования небольшого бизнеса.

Сергей Клименко, адвокат «Хренов и партнеры»

Принятие подобных мер в короткой перспективе может подтолкнуть некоторых предпринимателей осознанно переводить часть отношений в теневой формат. Они будут занижать не балансовую стоимость актива, а цену имущества по предварительной договоренности с контрагентами. Глобально законопроект является позитивным и ведет к открытости взаимоотношений юридических лиц, большей ответственности перед участниками или акционерами. Следует признать необходимость определенного переходного периода, когда менеджмент сможет корректно отреагировать на изменившиеся условия и это не повлечет препонов при осуществлении ими экономической деятельности.