Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как снять видео и попасть в тренды соцсетей РБК Стиль и Huawei, 13:49 В МИДе не исключили провокаций со стороны НАТО во время парада Победы Политика, 13:43 Роскачество обнаружило следы антибиотиков в сервелате Общество, 13:36 Reuters узнал о планах США ввести санкции против десятков танкеров Политика, 13:19 Путин поручил геномным центрам заняться разработкой лекарств от COVID-19 Общество, 13:15 Профсоюз игроков НБА одобрил формат возобновления чемпионата Спорт, 13:10 Версальский дворец возобновил работу после карантина Общество, 13:09 Эксперты оценили идею изменить правила медосвидетельствования водителей Общество, 12:57 Инвестиции с гарантией: как переложить риски на брокера РБК и БКС, 12:49 «Почта России» арендовала офис на стадионе ЦСКА за 7 млрд руб. Спорт, 12:45 Глава Alion Energy отверг данные о хищении средств РВК Технологии и медиа, 12:37 Актера Михаила Кокшенова похоронят на Новодевичьем кладбище Общество, 12:16 Минздрав зарегистрировал еще один препарат для лечения коронавируса Общество, 12:08 Почему глобального краха на рынке автопродаж удалось избежать РБК и Авито Авто, 12:01
Общество ,  
0 

118 разгневанных миллионеров

Фото: Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: Фото: ИТАР-ТАСС

«Мы собрались поговорить о последствиях вступления в ВТО, но в последнее время слово «последствия» употребляется только когда говорят о стихийных бедствиях», — обнадеживающе начал вчера ежегодное заседание правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) его президент Александр Шохин.

На встрече присутствовали 118 членов РСПП — организации, которую за отстаивание интересов крупного бизнеса нередко называют «профсоюзом олигархов». Совместно с Торгово-промышленной палатой и Центром международной торговли РСПП провел самый масштабный опрос бизнеса о влиянии вступления в ВТО на российские компании.

Стихийного бедствия не произошло, успокоил собравшихся главным выводом исследования Александр Шохин: 86% компаний вообще не заметили никаких изменений. При этом улучшение почувствовал лишь 1% бизнеса, остальные 13% охарактеризовали произошедшие изменения как отрицательные. Сам глава РСПП из негатива назвал только то, что Россия до сих пор не имеет соб­ственного представителя в ВТО.

Похоже, что все собравшиеся бизнесмены входили в те 13% недовольных: несмотря на столь оптимистичное начало встречи, затем они два часа, превысив регламент, жаловались на все и вся: на непубличность информации по торговым спорам, на отсутствие регламента взаимодействия власти с бизнесом, на несправедливые европейские ограничительные меры против России, на задавленные импортом текстиль и производство резиновой обуви и даже на тайских лоббистов. Глава РЖД Владимир Якунин тоже пришел в РСПП жаловаться, правда, не на ВТО, а на заморозку тарифов естественных монополий.

Александр Шохин ничего нового во всех этих претензиях не увидел: еще год назад он говорил, что страна вступать в ВТО не готова. Все негативные последствия, которые Россия имеет сегодня, были ожидаемы еще тогда, был спокоен он.

За год членства в ВТО российский бизнес избавился от иллюзии, что участие в организации автоматически ускорит рост производства и ВВП (по оценкам Всемирного банка, на 3% в год). «Членство в ВТО не снимает барьеров автоматически, за отмену каждого из них нужно и придется бороться», — сказал представитель «Мечела». А барьеров немало: из 94 антидемпинговых мер, которые применяются к товарам российского экспорта, сняты только четыре, свидетельствуют данные исследования организации Шохина. Наибольшее число ограничительных мер против России — у ЕС, при этом некоторые страны (например, Таиланд) продолжают и после вступления России в ВТО вводить заградительные пошлины на некоторые российские товары.

«Нужно сформировать досье против ЕС», — предложил смелую идею гендиректор ЦМТ Владимир Саламатов. По его словам, больше терпеть нельзя, нужно начинать споры, прежде всего по энергокорректировкам. Более осторожно выразился президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. «Нужно действовать не по правилам ВТО, а по правилам, не противоречащим правилам ВТО», — сформулировал он главный урок женевской дипломатии. То, что подобное умозаключение сделал именно он, неслучайно: текстиль сильнее всего пострадал от вступления в ВТО, доля импорта в отрасли составляет 82%. «Практически все позиции в отрасли после вступления в ВТО у нас упали, мы не видим никаких преимуществ от членства в организации», — удручающе подытожил г-н Разбродин.

России может помочь некоторое отступление от правил ВТО: по данным все того же исследования РСПП, введение Россией оспариваемого другими странами утилизационного сбора на автомобили позволило избежать резкого роста импорта.

К мерам, предпринимаемым государством для адаптации бизнеса к условиям ВТО, сами предприниматели пока равнодушны. Лишь половина опрошенных РСПП знают о них, а пользовались ими лишь 10%. Чтобы расширить охват программами помощи, власти создают новые структуры поддержки на базе Минпромторга и Минэкономразвития.

Власти знают обо всех проблемах, вызванных вступлением в ВТО, и будут их решать, успокоил бизнесменов замглавы Минпром­торга Глеб Никитин. «Несмотря на секвестирование бюджета и в общем сложную ситуацию в экономике, все меры поддержки пролонгированы», — подчеркнул он.