Лента новостей
Тарасова назвала хорошим знаком выбор Кортины-д'Ампеццо местом ОИ-2026 Спорт, 00:30 ПАСЕ начала обсуждать 222 поправки к проекту по делегации из России Политика, 00:16 Совбез ООН увидел угрозу для морской навигации в атаке на танкеры Политика, 00:12 Абызов по видеосвязи из СИЗО предложил выйти за него замуж Общество, 00:04 Мэй назвала преимущество членства России в Совете Европы Политика, 24 июн, 23:56 Мединский объяснил сокращение «Рокетмена» риском «попасть на деньги» Общество, 24 июн, 23:35 Юнус-Бек Евкуров не прошёл приграничный конфликт Политика, 24 июн, 23:25 Премьер Грузии назвал республику безопасной для российских туристов Общество, 24 июн, 23:11 Правительство определило даты эксперимента по маркировке одежды Бизнес, 24 июн, 23:04 Жуков оценил шансы российских спортсменов на ОИ-2026 после Игр в Сочи Спорт, 24 июн, 22:59 Порошенко предложил переименовать Грузию Политика, 24 июн, 22:43 В парламенте Ингушетии заявили о перспективах Евкурова на военной службе Политика, 24 июн, 22:19 Сына Аркадия Ротенберга записали на хоккейные тренировки в «Торонто» Спорт, 24 июн, 22:08 США пообещали санкции против Ирана на «миллиарды долларов» Политика, 24 июн, 22:01
Общество ,  
0 
Эмиграция к террористам
Фото: Zuma/ТАСС

За год с начала военной кампании против «Исламского государства» в Сирии и Ираке число воюющих за исламистов иностранцев удвоилось, достигнув 31 тыс., подсчитали эксперты. Среди стран, поставляющих ИГ боевиков, Россия на третьем месте — на стороне исламистов воюют 2400 российских граждан. Это втрое больше, чем летом 2014 года.

Желающих все больше

В течение последних полутора лет число иностранцев, присоединившихся к вооруженным формированиям запрещенного в России как террористическое «Исламского государства», удвоилось, пришли к выводу эксперты оказывающей консультации по безопасности американской компании Soufan Group. Накануне она опубликовала доклад «Иностранные боевики. Обновленные оценки притока иностранных боевиков в Сирию и Ирак».

В настоящее время в Сирии и Ираке под черными знаменами Абу Бакра аль-Багдади сражаются от 27 до 31 тыс. иностранцев, прибывших из 86 стран мира. В июне 2014 года их численность Soufan Group оценивала в 12 тыс. человек. Cвои цифры аналитики основывают на данных ООН, сообщениях из правительственных источников, а также академических оценках.

Если число прибывших из стран Западной Европы за это время выросло вдвое, то выходцев из России и стран Центральной Азии в армии «Исламского государства» стало втрое больше. Что касается «воинов джихада» из стран Северной Америки, то их число осталось приблизительно на том же уровне, что и полтора года назад.

Большинство из воюющих в Сирии иностранцев, около 16 240 человек, — граждане ближневосточных стран или выходцы из государств Северной Африки. Самым крупным поставщиком экстремистов стал Тунис — в регионе сражаются около 6 тыс. выходцев из этой страны, где пришедшие к власти вскоре после революции исламисты были оттеснены прозападными политическими силами. На втором месте Саудовская Аравия: в Сирию и Ирак отправились около 2,5 тыс. подданных короля Салмана. Также в Сирии и Ираке на стороне исламистов воюют 2,1 тыс. турков и 2 тыс. иорданцев.

На втором месте среди добровольцев ИГ — выходцы из стран Западной Европы. В настоящее время в рядах исламистов воюют около 5 тыс. западноевропейцев. Из них почти 4 тыс. представляют всего четыре страны: Францию (по официальным данным, в регион отправились 1800 граждан), Великобританию (760), Германию (760) и Бельгию (470). Выходцы из этих стран, примкнувшие к боевикам, происходят из замкнутых маргинализованных иммигрантских общин. В некоторых странах эти общины легко вычисляются — например, брюссельский район Моленбек-Сен-Жан, откуда происходят организаторы и участники парижских терактов 13 ноября. В Норвегии из района Лислебю города Фредрикстад, где живут 6 тыс. человек, воевать в Сирию отправились восемь человек — применительно к США это означало бы, что к джихаду присоединились более 400 тыс. американцев, приводят пример авторы доклада.

Россияне — третьи по численности

Третьей по численности группой иностранных моджахедов Soufan Group называет уроженцев России и СНГ — их в регионе 4,7 тыс. человек. Это меньше, чем сделанные российским президентом Владимиром Путиным в октябре этого года оценки в 5–7 тыс. уроженцев бывшего СССР.

По подсчетам аналитиков, в регион прибыли 2,4 тыс. обладателей российских паспортов. Полтора года назад в Сирии воевали только 800 россиян. Таким образом, россияне стали третьими по численности после тунисцев и выходцев из Саудовской Аравии.

«Большинство боевиков происходят из Северного Кавказа — Чечни и Дагестана, меньшее, но значительное число [составляют выходцы] из Азербайджана и Грузии», — описывают аналитики ситуацию в кавказском регионе. В ноябре глава Чечни Рамзан Кадыров уточнял эту цифру: «Мы знаем, что 484 из наших уехали, больше двухсот там же уничтожены».

«Местные обиды долгое время были приводными ремнями радикализации на Кавказе», а так как «сильный централизованный аппарат безопасности российского правительства» сокращает возможности для террористической деятельности, «Исламское государство» предложило желающим участвовать в джихаде «привлекательную альтернативу», говорится в докладе.

Как и на Западе, добровольцев рекрутеры-исламисты вербуют чаще всего в ходе личного общения. Как повлияет на число россиян, желающих присоединиться к «Исламскому государству», участие Москвы в военной кампании против исламистов, говорить пока рано, утверждают эксперты. Российские ВКС нанесли первые удары по противникам сирийского президента Башара Асада только 30 сентября. Но спустя год после начала американского вмешательства в конфликт число желающих воевать за ИГ граждан США остается «относительно одинаковым».

При этом эксперты наблюдают качественное изменение в наборе волонтеров для армии аль-Багдади. Если в прошлом году большинство желающих повоевать за дело «Исламского государства» отправлялись в Сирию как одиночки, не предупредив семью и близких, то сейчас родные и друзья зачастую оказываются в курсе планов будущих моджахедов. В то же время тезис о том, что к мысли присоединиться к джихаду подталкивают чаще всего «поиск чувства причастности, предназначения, авантюризм или дружба», остается справедливым, оговаривают авторы доклада. Этот психологический аспект практически не учитывается при разработке инструментария борьбы с терроризмом, уверены аналитики Soufan Group.

Составители доклада приходят к выводу, что до сих пор «усилия по ограничению потока иностранных рекрутов экстремистских групп в Сирию и Ирак имели ограниченный успех». Только 1 декабря американский президент Барак Обама добился от своего турецкого партнера Реджепа Эрдогана обещания обеспечить закрытие границы его государства с Сирией. До сих пор именно через Турцию в Сирию попадали большинство желающих присоединиться к джихаду.

Европейцы возвращаются назад

От 20 до 30% воевавших на стороне исламистов граждан Европы возвращаются спустя какое-то время домой, подсчитали аналитики. Это создает «значительный вызов безопасности, так что правоохранительные структуры должны произвести оценку угроз, которые они представляют», считают аналитики. «Насколько может быть установлено из их собственных заявлений, подавляющее большинство рекрутов «Исламского государства» продолжают пребывать в Сирию с намерением действовать там, а не для того, чтобы пройти тренинг и стать террористами [в стране своего происхождения]», — рассуждают они. Однако террористические атаки в Париже 13 ноября дают основание пересмотреть эту оценку, говорят эксперты. Организатор терактов, 28-летний подданный Бельгии Абдельхамид Абауд, воевал в Сирии с начала 2014 года и вернулся нелегально через Грецию, прикинувшись беженцем, в 2015 году. Среди террористов также были четверо граждан Франции и два бельгийца.

Всего, по оценкам Soufan Group, около тысячи граждан стран Западной Европы, воевавших в Сирии, вернулись на родину — в Бельгию, Великобританию, Германию и Францию. В настоящее время в Сирии и Ираке остаются около 120 присоединившихся к боевикам американцев. Около 40 граждан США, воевавших в регионе, также перебрались домой. Однако террористам, убившим на минувшей неделе 14 человек в американском Сан-Бернардино, не потребовалось проходить обучение в лагерях «Исламского государства». Ими были родившаяся в Пакистане и выросшая в Саудовской Аравии 27-летняя Ташфин Малик (она имела вид на жительство в США как супруга американца) и ее муж, уроженец штата Иллинойс, 28-летний Саид Ризван Фарук.