Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Денис Савостин — какой бизнес ни в коем случае не стоит открывать РБК и ВТБ Привилегия, 23:20 Умерла актриса из фильма «А зори здесь тихие» Галина Филимонова Общество, 23:05 В Москве за сутки умерли 52 человека с COVID-19 Общество, 23:04 Путин сократил число первых замов директора Росгвардии до одного Политика, 22:31 СМИ сообщили о задержании подозреваемого в нападении в Лионе Общество, 22:22 Британия введет карантин из-за ситуации с коронавирусом Общество, 22:12 На что ориентироваться при выборе объекта недвижимости для инвестиций Партнерский материал, 22:12 Власти Москвы назвали дату запрета автомобилистам ездить по выделенкам Общество, 21:57 На Урале проверят все лечащие COVID больницы после взрыва в Челябинске Общество, 21:55 Тренер «Локомотива» назвал ужасным отношение игроков к матчу с «Сочи» Спорт, 21:55 Саакашвили отказался претендовать на пост премьера Грузии Политика, 21:32 Как Botkin.AI диагностирует рак, турберкулез и коронавирус РБК и Mail.ru Cloud Solutions, 21:10 «Локомотив» проиграл третий матч подряд Спорт, 21:03 Трансферы и скандалы. Как Бартомеу привел «Барселону» к риску банкротства Спорт, 20:57
Общество ,  
0 

Экстремизм наличкой

Фото:ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Семья полковника Владимира Квачкова, осужденного на восемь лет за подготовку вооруженного мятежа, не может воспользоваться деньгами с его банковского счета, поскольку он заблокирован финансовыми властями. Единственная возможность вернуть деньги — закрыть счет, но тогда Квачкову не будет начисляться пенсия. В Росфинмониторинге РБК daily рассказали, что скоро будет предложен законопроект, снимающий подобные коллизии.

Жена «мятежного полковника» Надежда Квачкова пытается спасти его накопления. Она рассказала РБК daily, что у ее мужа достаточно большая пенсия — более 50 тыс. руб.: он увольнялся с крупной должности в ГРУ (точное название должности она не знает). Кроме этого, на его счет ожидается перечисление 450 тыс. руб. государственной компенсации за то, что Квачкова держали в СИЗО по подозрению в покушении на Анатолия Чубайса, а затем признали невиновным. Квачкова говорит, что не может найти постоянную работу и находится на иждивении мужа, также на день­ги сидящего «мятежника» живут его 86-летняя мать и дочка, больная ДЦП. Но сейчас семья осталась без средств к существованию: счет «мятежника» заблокирован.

С 1 июля 2013 года вступили в силу положения, ужесточающие ФЗ-115 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Теперь банковские счета людей, осужденных по «экстремистским» и «террористическим» статьям, могут блокировать, если возникает подозрение, что деньги с них могут использоваться в преступных целях.

Надежда Квачкова потребовала разъяснений в Сбербанке, заблокировавшем счет. Там ей предложили обратиться в Росфинмониторинг и Генпрокуратуру. Из Росфинмониторинга, по ее словам, уже пришла «отписка» с цитатами из закона. Ответ из Генпрокуратуры она пока ждет.

Квачкова говорит, что хочет судиться, но пока не может понять, с кем. Остается неизвестным, кто конкретно и основываясь на каких подозрениях принимал решение о блокировке. Блокировка счета может продлиться 16 лет — тогда закончится срок и будет снята судимость с полковника.

На учете у спецслужб порядка 3 тыс. россиян, осужденных за «террористические и экстремистские» преступления — от участия в терактах до слишком резких высказываний в соцсетях. Надежда Квачкова говорит, что счета многих из них заблокированы. Люди с подобными проблемами сейчас знакомятся между собой, чтобы попытаться выработать общую тактику. Квачковой неизвестны случаи, чтобы по суду людям удавалось разблокировать счета.

«Банки выполняют требования о блокировке и замораживании денежных средств террористов-экстремистов в соответствии с п. 1.6 ст. 7 Федерального закона №115. (Это положение гласит, что банки должны блокировать счета людей, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму. — РБК daily). Принять самостоятельное решение о разблокировке средств данных клиентов банки не имеют права», — сообщили РБК daily в пресс-службе Сбербанка.

Юрист ассоциации «Агора» Сергей Петряков сейчас пытается добиться разблокировки счетов нескольких своих клиентов-«экстремистов». У него другая версия. Г‑н Петряков считает, что решения о блокировках принимаются именно в банках, сотрудников которых правоохранители приучили бояться всего, что связано с экстремизмом. И они считают само наличие судимости поводом для блокировки. «Как правило, банки перестраховываются и замораживают счет. На счет деньги поступают, но снимать их нельзя», — говорит он.

По его словам, у этой ситуации есть неожиданный выход: если «экстремист» придет в банк и потребует закрыть свой счет, ему отдадут все деньги. «Преступные цели», послужившие причиной блокировки, уже никого волновать не будут. Правда, новый счет человеку с непогашенной «экстремистской» судимостью никто не откроет. Соответственно, ему придется договариваться с работодателем или чиновниками о получении зарплаты или пенсии наличными.

«Когда человек попадает в перечень экстремистов и террористов, в отношении всего имуще­ства действует блокировка. Если это недвижимость, он может ею пользоваться, но не может распорядиться», — рассказал РБК daily заместитель руководителя Росфинмониторинга Павел Ливадный. «Если это средства в банке, то они замораживаются, но при этом п. 10 ст. 7 115-ФЗ предусматривает право воспользоваться ими для личных нужд через механизм приостановления операций. Однако на практике банки этот пункт не всегда учитывают. Сейчас в Думе готовится законопроект, направленный на то, чтобы усилить права лиц, включенных в перечень, в части использования замороженных средств в целях жизнеобеспечения (возможность распорядиться пенсиями, стипендиями и социальными пособиями)», — утверждает он.