Лента новостей
Таксист устроил стрельбу в ходе конфликта в подмосковном Одинцове Общество, 09:56 Почему деловой женщине важно хорошо выглядеть и как этого добиться Совместный проект РБК PINK, 09:49 Мадуро заявил о готовности к переговорам с оппозицией в Осло Политика, 09:45 Следователи возбудили второе дело против вице-премьера Чувашии Общество, 09:22 Еще два экс-министра решили побороться за пост премьера Великобритании Политика, 09:08 В Якутии молодой человек ранил ножом директора школы Общество, 08:47 Трое детей и мужчина погибли при пожаре в Красноярском крае Общество, 08:26 Машина въехала в стену Театра Российской армии в Москве Общество, 08:03 Тысячи израильтян выступили против предоставления Нетаньяху иммунитета Политика, 07:50 В Хакасии нашли тела двух пропавших в прошлом году туристов Общество, 07:22 «Торонто» впервые в истории вышел в финал НБА Спорт, 07:01 Абэ и Трамп сыграли в гольф Политика, 06:40 Зеленский пообещал сделать из Украины «базу для покорения мира» Политика, 06:12 Пассажиры прервавшего полет Boeing вылетели из Сургута резервным рейсом Общество, 06:03
Общество ,  
0 
Эксперты: Российская анимация перенасыщена патриотизмом
Доходы от проката мультфильмов на территории России растут, общая сумма сборов в 2006г. составила 42 млн долларов, превысив в три раза показатели 2005г. Тем не менее инвесторы не спешат вкладывать деньги в российскую анимацию, и большая часть рынка по-прежнему принадлежит западным производителям.

При этом по окупаемости анимационные проекты догоняют «взрослый кинематограф», то есть конъюнктура спроса весьма благоприятна, и это общемировая тенденция: аудитория мультфильмов расширяется за счет ее взросления. Но успешность творческих продуктов с трудом поддается анализу, и мультипликация остается рисковым бизнесом. Тем более в России, считает Родион Репин, управляющий директор компании Argus Entertainment. Как рассказал он в эфире телеканала РБК в программе «Сфера интересов», отечественная продукция замкнута в рамках прокатного рынка России и стран СНГ, и ее экспортный потенциал невелик.

Дело в том, что главным заказчиком анимационных студий в стране выступает государство – в лице Федерального агентства по культуре и кинематографии (бывшего Госкино). Но мультфильмы не должны быть рупором национальной идеи, а в России «градус патриотизма слишком высок», говорит Репин.

Заметим, что тематика Древней Руси не хуже, чем Древнего Китая или, скажем, Древней Греции, и опыт мировых брендов только подтверждает успешность подобных исторических проектов. Но чрезмерная национализация, грубо говоря, не в пользу былинных богатырей, и человек-паук побеждает даже на родной земле.

В этом смысле можно сравнить российскую мультипликацию с продукцией «Союзмультфильма»: признание последней во всем мире связано не только с высокой техникой художественного исполнения, но во многом и с интернациональными сюжетами, которым никак не откажешь в самобытности.

Как бы то ни было, государственного финансирования недостаточно. Его сумма составляет примерно 10 млн долларов в год, что в разы меньше среднего бюджета американского полнометражного мультфильма. И неудивительно, что «дешевые» продукты неконкурентоспособны. Да и рентабельность их под сомнением. Студии едва сводят концы с концами из-за больших расходов на рекламу. Прибыль с проката, главным образом, получают кинотеатры – 50%. Доля же создателей в прокате – 40%, а доходы от продажи лицензий на выпуск DVD, компьютерных игр и на трансляцию в телеэфире незначительны.

Тем временем в стране есть проекты, которые могли бы стать достойным ответом хитам Warner Brothers, XX Century Fox или Walt Disney. Но, по словам Репина, проблема в том, что государство не стремится вкладывать деньги в коммерческую анимацию – «не хочет строить бизнес из анимации».

Строить его в России не хотят и западные компании. Хотя некоторые из них и открывают офисы в Москве, делается это в целях мониторинга своих авторских прав.

И если на фоне сериального бума в РФ зарубежные киномонстры раздумывают о покупке отечественных киностудий для производства сериалов, то в случае с мультипликацией они идут другим путем, предлагая выгодные контракты российским мультипликаторам. В результате престижные премии по-прежнему получают российские авторы, но теперь за канадские или французские фильмы.