Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Украинские военные покинули опорный пункт в Донбассе Политика, 20:50 ОНФ назвал лидеров среди госкомпаний по закупкам дорогих автомобилей Общество, 20:45 В США убили рэпера Pop Smoke Общество, 20:40 Якубович предложил платить министру труда зарплату в размере своей пенсии Общество, 20:38 «Адмирал» лишился шансов на выход в плей-офф КХЛ Спорт, 20:29 ФСБ выявила пятый использовавшийся для сообщений о минировании сервис Общество, 19:57 Сборная России по биатлону назвала состав на одиночную смешанную эстафету Спорт, 19:45 В Иране сообщили о смерти двух заразившихся коронавирусом Общество, 19:36 Что такое ОПЕК: как экспортеры нефти регулируют цены Quote, 19:34 Госдеп указал пределы действия санкций США против «дочки» «Роснефти» Политика, 19:33 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:29 Промахи из-за травмы колена. Почему Логинов проиграл индивидуальную гонку Спорт, 19:19 Суд объявил экс-директора «Адамаса» в международный розыск Общество, 19:14 Кокляев допустил поражение Емельяненко в поединке с Исмаиловым Спорт, 19:10
Общество ,  
0 

33 причины

Фото: ИТАР-ТАСС

2 сентября стало последним днем, когда могли вноситься изменения в списки кандидатов на предстоящих выборах. Конечными вариантами довольны далеко не все политики — многих из них не допустили до бюллетеня зачастую по надуманным и нелепым поводам. Особенно отличились регионы, где отказ в регистрации можно было получить за «высшее образование», неправильные миллиметры над фотографией в паспорте, букву «ё» и даже за излишнюю доверчивость к работникам избиркома. РБК daily подготовила обзор таких случаев и попросила политологов прокомментировать их.

НЕ ПРОФЕССИОНАЛ

Работники Рязанского горизбиркома сняли весь список «Альянса Зеленых», возглавляемый лидером партии Олегом Митволем и экс-мэром Рязани Олегом Шишовым. Причиной снятия послужил тот факт, что политики указали в своих документах «высшее образование», а не «высшее профессиональное образование». Решение осталось неизменным и после того, как уполномоченный партии подал исправленные бумаги в срок.

АККУРАТНЕе С «КАВКАЗЦАМИ»

Список «Справедливой России» в Ярославской области чуть было не сняли с выборов за разжигание межнациональной розни. В агитационных материалах эсэров было употреблено слово «кавказец», что стало поводом для судебного иска. Впрочем, уже в областном суде партии удалось отстоять регистрацию списка.

БУКВА «Ё»

Рабочая группа Рязанского горизбиркома рекомендовала не регистрировать на выборах в гордуму лидера регионального списка «Гражданской платформы» действующего депутата Семена Сазонова. Изначально работники ИК признали недействительным паспорт кандидата — штамп о ранее выданных паспортах стоял не на 19-й, а на 18-й странице. Тогда он получил в ФМС временное удостоверение, но и этот документ не устроил комиссию: в фотографии к этому документу было 4,5 мм между головой и краем вместо положенных 5 мм. Кроме того, была отвергнута и его справка об открытии избирательного счета, поскольку в ней в имени была пропечатана буква «ё», в то время как в паспорте кандидат значился как «Семен».

НОЛЬ ИЛИ ПРОЧЕРК

Ростовский избирком снял троих кандидатов от КПРФ за то, что в справке об отсутствии зарубежных активов и недвижимости они поставили прочерк вместо ожидаемого комиссией ноля. Аналогичная ситуация произошла в Волгоградской области, где коммуни­ста Андрея Варакина сняли с предвыборной гонки за то, что он не предоставил справку об отсутствии иностранных счетов у своей жены.

НЕ ДОВЕРЯЙ ИЗБИРКОМУ

Избирком Дубенского района Тульской области смог отказать кандидату в районный совет депутатов Александру Захарову, выдвинутому «Альянсом зеленых», воспользовавшись его доверием. Сдавать свои документы кандидат прибыл в ИК в конце рабочего дня, поэтому представители комиссии предложили ему подписать пустой бланк расписки о сдаче бумаг. Он согласился, оставил документы и ушел домой. В скором времени он получил отказ в регистрации по причине непредоставления полного пакета документов — его подпись стояла под описью, в которой действительно не хватало нескольких важных бумаг.

Схожим образом избирком города Скопина Рязанской области снял с выборов список «Яблока», сославшись на то, что партия не сдала один из документов. Но юристы кандидатов утверждают, что он был представлен и председатель комиссии расписывался в его получении. Тем не менее в суде сторона избиркома назвала подпись своего руководителя технической ошибкой, а судья принял этот довод.

СВОЕВРЕМЕННЫЙ РАЗГОВОР

Ярославский избирком отказал в регистрации списка «Гражданской платформы» (ГП) на выборах депутатов думы области. Партийцам заявили, что эта процедура невозможна без подписи финансового уполномоченного. Но предоставить подпись было невозможно: женщина, занимающая эту должность в партии, в последний день подачи документов в течение восьми часов находилась в отделении милиции. Позже представители ярославского отделения ГП обвинили полицейских в похищении своего финансового уполномоченного, однако в УВД области им заявили, что их представителя «пригласили побеседовать» о коррупции в компании, в которой тот работает.

МИМО КАССЫ

Кандидат в депутаты Ярославской области, зам­мэра Ярославля Олег Виноградов был лишен регистрации Ярославским областным судом за то, что документы с информацией об иностранных счетах принес, как и другие кандидаты от «Гражданской платформы», только в территориальный избирком. Суд же посчитал достаточным для снятия того факта, что этих данных не оказалось в областном избиркоме.

НЕ НУЖНО СЛОВ

Территориальная избирательная комиссия Сер­гиево-Посадского района Московской области отказала в регистрации сразу четырем кандидатам в депутаты совета Сергиева Посада от «Альянса Зеленых». При этом все четверо являются действующими депутатами и имеют опыт выдвижения. После объявления своего решения представитель ТИК не смог назвать причин отказа. Эти причины не были раскрыты и в последующем письменном уведомлении о решении ТИК, как того требует закон. Партия получила письма с простой формулировкой: «отказать кандидату в регистрации».

ФАМИЛЬНЫЕ ДРАГОЦЕННОСТИ

Избирком Владимирской области стал изве­стен на федеральном уровне после массового снятия десятков кандидатов из уже зарегистрированных списков КПРФ, «Яблока», «Альянса Зеленых», «Рожденных в СССР», «Зеленых» и «Справедливой России». Комиссия признала недействительными дипломы о высшем образовании женщин-кандидатов, менявших фамилию после замужества; снимала кандидатов, указавших «среднее полное» образование, а документ предоставивших о «среднем общем»; также вычищенными из списка оказались домохозяйки, которые не смогли подтвердить справкой то, что «временно не работают».

ЛЮБИТЕЛИ ПОДРОБНОСТЕЙ

В Конаковском районе Тверской области сняли и одномандатников, и список КПРФ. ИК посчитала, что партийная конференция, выдвинувшая кандидатов, не может этого делать, по­скольку это функция лишь исполкома отделения. Коммунисты возмутились этим решением, поскольку в уставе партии прописано, что конференция — высший орган управления и «может согласовать любой вопрос». Однако при последующем разбирательстве в ИК представителям партии заявили, что им нужно было расшифровать: «может согласовать любой, в том числе выборный, вопрос».

СЧАСТЛИВОЕ ЧИСЛО 3

Избирком Республики Хакасия трижды отказал в регистрации РПР — ПАРНАС своего списка, который возглавил один из сопредседателей партии Владимир Рыжков. Изначально причиной отказа назывался неполный пакет документов, в котором не было сведений об имуществе и доходах кандидатов и копий паспортов некоторых из них. Дважды за партию вступалась ЦИК, которая рекомендовала своим коллегам пересмотреть решение, однако к третьему разу список ПАРНАСа развалился и стал состоять из 14 кандидатов, в то время как местное законодательство называет минимальное число членов партсписка — 33.

Александр Морозов, шеф-редактор «Русского журнала», директор Центра медиаисследований УНИК:

Эта избирательная кампания в каком-то смысле экспериментальна. Был взят курс на большую свободу регистрации партий, в итоге их зарегистрировано 70. Кремль, проводя эту кампанию, безусловно, хотел проверить, как все это начнет работать. Но сделал это поздно, оказался сам не подготовлен к ситуации. Нужно признать, что контроль за выборами в эту кампанию со стороны Кремля был очень слабым и неорганизованным. Именно поэтому в регионах большую роль играли решения самих региональных элит, которые, как я понимаю, не особенно соблюдали какие-то договоренности с администрацией. Они начали действовать на свой страх и риск, снимая тех или иных кандидатов, ломая сценарий выборов. Такие снятия были всегда. В этом нет особенной новизны. Особенно это было характерно для середины нулевых годов. Региональные войны тогда были очень суровыми. Мне кажется, что Кремлю не удастся отчитаться, что эта избирательная кампания как пример участия оппозиционных кандидатов удалась. Потому что слишком много было снято и не допущено как раз реальных представителей оппозиции. Понятно, что снимали и какое-то количество спойлеров, но сняли и много прохоровцев, было очень большое давление на списки ­ПАРНАСа. Таким образом, предъявить эту кампанию в качестве образцово-показательной и модельной у Кремля не получится.

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»:

Действительно, не везде удалось выдержать обеспеченность доступа кандидатов к выборам. Причин этому несколько. Это ощущение безнаказанности у судей и их готовности выполнить политический заказ. Также это сохранение надуманных оснований для снятия кандидатов. Например, «нарушение авторского права» — когда кандидат фотографируется на фоне театра и от него требуют предоставить согласие правообладателей на то, что используется интеллектуальная собственность. Другое дело, что возникают казусы, есть целый ряд таких территорий. Например, город Семикаракорск в Ростовской области, где не пустили ни ЛДПР, ни эсэров. Там в итоге идут на выборы глава города и шофер. Также в Оленегорске в Мурманской области, где главный кандидат — руководитель на предприятии от «Северстали», а единственный его конкурент — самовыдвиженец, работает юристом на том же предприятии. Иногда возникают коллизии, которые выглядят нелепо даже для не увлеченных ситуацией людей. Таким образом, с одной стороны, сигнал власти был услышан в Москве, в Екатеринбурге, с другой стороны, до тех пор, пока не будет внятных ответов из центра на очевидные случаи произвола в регионах, элиты все равно будут подстраивать выборы под себя.