Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Pro Инвестиции: как заработать на дефиците полупроводников Pro, 08:46 Ник Бостром — РБК Pro: «Сверхразум машин изменит мир за считанные годы» Pro, 08:45 Исполнительный директор GameStop продал акции компании почти на $12 млн Бизнес, 08:37 WSJ узнала о разногласиях Байдена и командования по войскам в Афганистане Политика, 08:15 Вести бизнес в России: взгляд предпринимателей РБК и Альфа-Банк, 08:05 Россияне высказали отношение к бессрочному масочному режиму Общество, 08:00 МЧС выявило более 200 тыс. нарушений пожарной безопасности с начала года Общество, 07:50 В Пензенской области три человека погибли при пожаре в деревянном доме Общество, 07:23 «Роскосмос» выбрал точное место посадки космонавтов после полетов на Луну Технологии и медиа, 07:10 Что надо знать o шинах. Тест РБК и Nokian Tyres, 07:08 Самолет из Москвы экстренно сел в Братске из-за самочувствия пассажира Общество, 06:49 В чем российские магазины отстают от зарубежных аналогов РБК и Русский продукт, 06:39 В Якутии при сходе лавины на автодорогу погиб человек Общество, 06:37 Умер сооснователь Adobe Чарльз Гешке Технологии и медиа, 06:27
Пандемия коронавируса ,  
0 

Представители фармкомпаний оценили действия властей в период пандемии

Какие выводы должны сделать профильные министерства, чтобы избежать повторения кризиса
Пандемия COVID-19 оказала негативное влияние на фарминдустрию России, которая и до начала кризиса имела множество проблем, — об этом говорится в докладе экспертов ВШЭ. Однако именно пандемия дала старт диалогу с властью
Фото: Артем Геодакян / ТАСС
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

К началу пандемии COVID-19 регулирование отечественного фармацевтического рынка было избыточным и несистемным, игроки и власть имели разные взгляды на приоритеты развития отрасли. Об этом говорится в аналитической записке НИУ ВШЭ (есть у РБК), посвященной оценке влияния пандемии и мер госполитики на фармацевтическое производство. Но именно кризис, отмечают авторы исследования, побудил участников рынка и власти выстроить диалог по ряду принципиальных для отрасли вопросов.

Как проводилось исследование

Записка подготовлена экспертами ВШЭ в рамках проекта, реализуемого институтом при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Исследование основано на интервью с руководителями двух отраслевых ассоциаций — Ассоциации российских фармпроизводителей (АРФП) и Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM), а также на интервью с представителями трех фармкомпаний; ВШЭ не раскрывает их названия.

Проблемы периода пандемии

Несмотря на то что фармацевтическое производство воспринимается как отрасль, которая продолжала работать в кризис и практически стала его бенефициаром, респонденты отметили несколько проблем, связанных с пандемией, указывается в исследовании.

  • Сбои в цепочках поставок сырья и субстанций из Китая.

В середине марта 2020 года крупнейшие производители субстанций в России — компании «Активный компонент» и «Синтез» — были вынуждены увеличить запасы действующих веществ из-за ожидания в перебоях в поставках. Это связано с тем, что на долю поставок из Китая приходится 54% от натурального объема импорта поставок в Россию, пояснил РБК директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. Всего с января по октябрь 2020 года в Россию было ввезено фармсубстанций на сумму 134,1 млрд руб., это на 20% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Натуральный объем импорта составил 12,1 тыс. т — на 12,2% больше, чем годом ранее.

  • Сбои в цепочках закупок оборудования.

Оборудование для производства лекарств преимущественно закупается за рубежом, отмечают исследователи, из-за прекращения авиасообщения между странами приостановились как поставки производственного оборудования, так и оборудования для маркировки лекарств. Также в Россию не могли попасть и специалисты по наладке оборудования из компаний-производителей.

  • Хаотичные скачки спроса по месяцам: в марте 2020 года население покупало лекарства перед карантином «про запас», после этого последовало снижение продаж, потом опять рост.
  • Рост запасов готовой продукции и задержки в ее реализации в первые недели пандемии из-за сбоя в цепочках продаж.

Крупные дистрибьюторы из-за опасений начинающегося кризиса не наращивали запасы, не заказывали фармпродукцию, предпочитая сохранять финансовые ресурсы. Также для этого периода был характерен непредсказуемый спрос — на отдельные препараты он мог вырасти в десятки раз, в то время как другие лекарства или БАДы переставали пользоваться спросом.

  • Неопределенность относительно будущей политики государства.

Представители отрасли, говорится в исследовании, ожидали госинвестиций, однако были неясны их направления — в частности, то, какие цели будут выбраны в качестве приоритетных. Все эти проблемы усложнили оперативное планирование, формирование запасов сырья, негативно сказались на ритмичности производства.

Проблемы, с которыми отрасль подошла к пандемии

Однако, как обращают внимание авторы исследования, ключевые проблемы отрасли находятся вне влияния пандемии и большинство из них сложились в рамках современной регуляторики. К ним в записке отнесены следующие моменты.

  • «Многоглавость» регулирования и отсутствие координации между ведомствами.

В контексте регуляторики респонденты упоминали три ведомства — Минздрав, Минпромторг, ФАС. По версии авторов доклада, ведомства слабо ведут информационный обмен с Министерством здравоохранения и не взаимодействуют друг с другом для выработки единого подхода к решению проблем. Минпромторг участники опроса упоминали как регулятора с узким взглядом на отрасль, который преследует собственные интересы. К примеру, бизнес выступил против постановления правительства № 431, по которому все поставки средств индивидуальной защиты должны были осуществляться через «Росхимзащиту» — «дочку» «Ростеха». Впоследствии постановление было отменено.

  • Неадекватное регулирование цен на ЖНВЛП (жизненно важные лекарственные препараты).

Рост цен на такие препараты, указывают авторы, в два-три раза меньше уровня средней инфляции, в итоге уже возникал дефицит недорогих препаратов с последующим сворачиванием производства.

  • Потеря Минздравом функции «генерального штаба» отрасли.

По версии респондентов, принимаемые властями решения чаще отвечали интересам регулирования производственной сферы, лоббировались Минпромторгом и ФАС и редко отвечали интересам развития системы здравоохранения.

  • Зависимость российской фармотрасли от импорта оборудования.
  • Слабая привлекательность производства для инвесторов.

Инвесторы не заинтересованы в покупке производств, производящих дешевые устаревшие лекарства, также их отталкивают малый рынок и нестабильность регуляторики.

Вместе с тем именно кризис стал катализатором процесса налаживания диалога между бизнесом и властью. За время пандемии властями России были приняты решения, отвечающие интересам фармсообщества, — введена процедура ускоренной регистрации и экспертизы качества лекарств (постановление № 441), разрешена дистанционная торговля безрецептурными препаратами (постановление № 697) и др. Этот процесс продемонстрировал, что регуляторы могут работать быстрее, а уровень бюрократизации может быть снижен, отмечают исследователи.

Фармкомпании заявили о проблемах с поставками 40 млн упаковок лекарств
Бизнес
Фото:Игорь Иванко / АГН «Москва»

В Минпромторге в ответ на претензии участников опроса ВШЭ заявили, что решение назначить «Росхимзащиту» единым поставщиком СИЗ разрабатывалось в условиях, когда поставки и распределение средств защиты и масок в регионах в условиях повышенного спроса нужно было оперативно упорядочить. «Однако, поскольку к моменту принятия постановления благодаря работе, которая велась параллельно, удалось отладить механизмы поставки СИЗ в регионы, было принято решение не вводить механизм в действие и сделать его «спящим», — объяснили в пресс-службе министерства.

РБК направил запрос в Минздрав.

Тренды ближайшего периода

Основные долгосрочные тренды развития фармпроизводства в России будут развиваться по инерции, а роль государства будет нарастать. Среднесрочные тренды движения отрасли будут зависеть от угасания пандемии коронавируса, динамики восстановления экономики и изменений в правовом регулировании, резюмируют авторы доклада.

  • Импортозамещение будет носить поступательный характер, в том числе через продолжение локализации производства со стороны иностранных компаний.
  • Будет происходить постепенное улучшение «средних» с точки зрения инновационности лекарств с сохранением ориентации на дженерики.
  • Ожидается развитие у производителей собственных каналов сбыта и прямого взаимодействия с покупателями.

Пандемия стимулировала множество административных реформ, наиболее яркое событие — это разрешение онлайн-продажи лекарств без рецепта, теперь нужно решить вопрос с продажей рецептурных, в том числе наркотических препаратов, говорит Николай Беспалов. «На рынке сырья также произошли изменения — на субстанции вырос спрос, иностранные поставщики подняли ценник, производители лекарств пытались выстраивать логистику не только через Китай. Вероятно, это повлияет на производство сырья в России, подобные проблемы должны подстегнуть развитие производства по критически важным препаратам», — считает Беспалов.

В России нужно создать прозрачную систему стимулирующих мер, которая позволит привлечь инвестиции в производство субстанций, а также укреплять химическую промышленность для нужд фармы, считает президент компании — производителя фармсубстанций «Активный компонент» Александр Семенов. «Одной из эффективных мер может стать перенос системы офсетных контрактов с регионального уровня на федеральный, чтобы полностью раскрыть потенциал этого инструмента, с акцентом на производство препаратов полного цикла из субстанции российского происхождения. Постановление «третий лишний» также показало свою эффективность. Многие иностранные компании локализовали производство своих препаратов, у локальных производителей появился стимул к инвестициям в развитие портфеля», — сказал он РБК.

Правительство обратило внимание и на проблему с прерыванием поставок субстанций из Китая и Индии, поэтому отрасль ожидает введения неких мер, направленных на поддержку производства субстанций в России, сказал РБК директор департамента по взаимодействию с органами госвласти компании Biocad Алексей Торгов. «Мы понимаем, что производство 1 кг определенной субстанции в России стоит дороже, чем производство 1 тыс. кг такой субстанции в Китае, но в случае, если Китай прекращает производство, наша страна просто останется без лекарства», — отметил он. Также правительство оценило эффект от реализации постановления № 441, которое позволяет проводить третью фазу клинических испытаний после регистрации препарата, поэтому отрасль рассчитывает на дальнейшее сокращение объемов исследований для инновационных препаратов, добавил Торогов.