Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Белом доме заявили о работе над организацией встречи Трампа и Лаврова Политика, 03:38 «Коммерсантъ» узнал о жесткой позиции России перед встречей в Париже Политика, 03:31 В правительстве предложили защитить пенсии от взыскания долгов Общество, 03:18 Один человек погиб при ракетном обстреле в сирийской провинции Хама Общество, 03:16 Число погибших при стрельбе в центре Мехико возросло до пяти Общество, 02:49 Пять человек пострадали в ДТП с автобусом в Петербурге Общество, 02:19 Эксперт назвал реальную стоимость выставленной на Avito за ₽1 млрд монеты Общество, 02:05 Британцы заподозрили Россию в причастности к утечке важных документов Общество, 01:51 В Москве на МКАД остановили горящий автомобиль Общество, 01:47 СМИ узнали о запросе убежища в ФРГ от подозреваемого в убийстве в Берлине Общество, 01:33 Эксперты назвали регионы с наибольшим распространением вредных привычек Общество, 01:28 Российские военные пообещали накрыть Арктику противовоздушным куполом Общество, 01:01 Премьер-министр Украины сообщил о плане по реинтеграции Донбасса Политика, 00:53 СК возбудил уголовное дело после гибели двух подростков в Москве Общество, 00:14
Общество ,  
0 
Верховный суд отчитался о снижении доли осужденных в особом порядке
В России в 2019 году сократилась доля осужденных, приговор которым был вынесен в особом порядке, то есть без изучения доказательств вины. Эксперты говорят, что частые сделки с правосудием привели к снижению качества следствия
Фото: Иван Макеев / «Коммерсантъ»

Как изменилась доля осужденных в особом порядке

За девять месяцев 2019 года российские суды рассмотрели дела в отношении 602 тыс. обвиняемых, и из них 57% (344 тыс.) были осуждены в особом порядке. Такие данные приводятся в докладе председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева, с которым он выступил на пленарном заседании Совета судей 3 декабря. Данные из документа РБК предоставила пресс-служба ВС.

Особый порядок означает, что обвиняемый полностью признает вину, поэтому суд в ходе процесса не рассматривает доказательства его виновности. Такие процессы могут завершаться за один день. В особом порядке суд не может назначить обвиняемому максимальное наказание — оно не должно превышать двух третей срока или размера от максимальной санкции вменяемой подсудимому статьи УК.

Доля тех, чьи уголовные дела рассматривались без исследования доказательств, упала по сравнению с 2017 годом почти на 10 процентных пунктов, по сравнению с 2018-м — на 12 процентных пунктов. В 2017 году 66%, а в 2018-м — 69% уголовных дел было рассмотрено в особом порядке.

Из тех граждан, чьи дела были рассмотрены в особом порядке, 84% (288 тыс.) были осуждены, дела в отношении остальных 16% прекращены по тем или иным основаниям, например в связи с истекшим сроком давности. Среди обвиняемых, чьи дела слушались в общем порядке, доля тех, чье дело было прекращено, больше — 32% (89 тыс.). Доля получивших обвинительные приговоры — 66% (169 тыс.), направленных на принудительное лечение или наблюдение у психиатра — 2% (6 тыс.).

В апреле этого года Верховный суд внес в Госдуму законопроект об ограничении применения особого порядка, предложив оставить его только для преступлений небольшой и средней тяжести.

Почему сокращается число согласных на особый порядок

Верховный суд и лично Лебедев неоднократно выступали против роста доли дел, рассматриваемых в особом порядке, указал в беседе с РБК руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. «С принятия нового УПК в 2001 году (который и ввел особый порядок) уголовная политика много лет развивалась в сторону расширения категорий преступлений, по которым возможен особый порядок. Затем этот тренд натолкнулся на корпоративные интересы судей, влияние которых в уголовном процессе стало снижаться. По сути в большинстве уголовных дел они лишь клерки, фиксирующие некую сделку между обвиняемым и гособвинителем», — пояснил Чиков.

По его словам, проблема особого порядка «не в его распространенности, а в его недоразвитости». «Сделка с правосудием — это нормальная практика всех цивилизованных стран. Нет смысла тратить бюджетные средства на длительный дорогостоящий судебный процесс, если человек признает вину. Это как в ДТП с очевидным виновником, который не отпирается, — упрощенный порядок оформления. Но в России обвинение не может договориться с обвиняемым о квалификации, о конкретных видах и сроках наказания, об УДО и прочих условиях», — указал правозащитник, добавив, что «Верховному суду стоит бороться не с долей особого порядка, а с долей обвинительных приговоров в общем».

Адвокат Сергей Бадамшин в разговоре с РБК отметил, что осужденные в особом порядке часто получают такое же наказание, как и те, чьи дела рассматривались в общем порядке. «Иногда следствие даже удивляется, когда человека они направляют по «досудебке» в особом порядке, а в итоге он получает столько же, иногда даже больше. И, соответственно, люди отказываются от особого порядка», — пояснил он.

По мнению юриста, особый порядок необходимо отменить. «Самое главное, в чем заключается проблема, — рассмотрение дела в суде происходит без исследования доказательств, а это расхолаживает следствие, расхолаживает суды. То есть люди не занимаются поставленной задачей по расследованию преступлений, по установлению всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Качество следствия в связи с этим катастрофически падает. Это расхолаживает государственное обвинение, потому что доказывать ничего не нужно, нужно лишь зачитать обвинительное заключение, уточнить, согласен ли с обвинением подсудимый, осознает он, что делает, и попросить меру наказания», — заявил Бадамшин.

Как меняется количество заключенных

Число осужденных к реальному лишению свободы, а также заключенных под стражу на стадии следствия снижается, указал Лебедев. За последние двадцать лет число осужденных в российских колониях и СИЗО сократилось почти вдвое — с миллиона человек в 1999 году до 530 тыс. в 2019-м.

За девять месяцев 2019 года суды удовлетворили ходатайства об аресте 70,6 тыс. подследственных (в аналогичный период прошлого года были арестованы 76,6 тыс. человек, 2017-го — 85,3 тыс.). Суды удовлетворяют около 90% ходатайств следствия об аресте обвиняемых, заявил Лебедев.

С января по сентябрь текущего года суды приговорили к реальному лишению свободы 133 тыс. человек, за тот же период прошлого года — 145,6 тыс., а в 2017-м — 151,5 тыс. человек.