Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Участвовавший в испытании вакцины депутат заразился коронавирусом Общество, 20:17 Помпео заявил о неравном ограничении СНВ-3 арсеналов США и России Политика, 20:10 МВД Грузии сообщило об освобождении нескольких заложников из банка Общество, 20:07 В мэрии Москвы заявили о закрытии трибун только на матче «Спартака» Спорт, 20:04 Тони Ран — об экосистеме Honor, умном доме и новых устройствах Экономика инноваций, 20:00  Академия художеств исключила возможность избрания Васильевой президентом Общество, 20:00 Деньги на колесах: как бизнес становится мобильным и как это сделать РБК и VW коммерческие автомобили, 19:57 Искусство самопрезентации: как правильно рассказывать о себе Pro, 19:52 Путин призвал развернуть вакцинацию от COVID-19 по всей стране Общество, 19:46 Таиланд начал принимать первых туристов Стиль, 19:45 Финансовый ультрахайтек: как управляют большим инвестиционным портфелем РБК и Refinitiv, 19:28 «Амур» одержал самую крупную победу над «Ак Барсом» в истории КХЛ Спорт, 19:26 Как изменятся цены на московское жилье к концу 2020 года Недвижимость, 19:25 В Ереване заявили об экологической катастрофе в Карабахе из-за трупов Общество, 19:15
Общество ,  
0 

«Москве нужно полицентричное развитие»

Фото:РБК
Фото: РБК

Выбор пути развития мегаполиса — сложная проблема, требующая многостороннего подхода. В основе такого подхода должно быть четкое понимание, каким мы хотим увидеть город через 10—20 лет. Сможем ли мы изменить центростремительный вектор развития города за счет создания точек притяжения на окраинах? Практика развития таких мегаполисов, как Лондон и Сингапур, показывает, что это крайне актуальные вопросы для глобальных городов.

Для российской столицы это более чем актуальный и наболевший вопрос. Но само слово «децентрализация» мне не нравится. Нам нужна не децентрализация, нам нужно полицентричное развитие, когда в городе существует много точек притяжения, что снижает потребность людей в ежедневном перемещении по маршруту окраина — центр — окраина.

На периферии Москвы проживают около 90% населения города. Забыть про эти территории или переселить всех в новые районы невозможно. Поэтому нам необходимо исправлять ошибки в старых районах и не совершать их в новых. Такая задача сейчас стоит перед всеми городами — не просто строить новое и красивое, но и улучшать то, что было сделано до нас.

По сравнению со многими развивающимися мегаполисами мира в Москве довольно благополучная картина. Москва — богатый город, здесь нет трущоб, достаточно высокий уровень жизни, качество обслуживания, уровень безопасности в центральных районах и на окраине не так сильно различаются, как в других городах. Тем не менее тема развития окраин для города особенно важна, и сейчас именно периферия находится в фокусе внимания властей. Этому есть несколько причин.

Во-первых, более года назад территория столицы увеличилась в 2,5 раза, и необходимо решать вопрос окраин с учетом перспектив обустройства новых территорий. Во-вторых, Москва — это сверхсконцентрированный город. В последние несколько лет центр получал основное внимание, так что сегодня потенциал развития остается на периферии. Основные проблемы периферийных районов столицы — высокая плотность застройки, плохо развитая инфраструктура и дорожно-уличная сеть. Так, например, в удаленных от центра районах дороги занимают лишь 6%, что сопоставимо с количеством дорог в сельской местности Германии.

Одной из многочисленных проблем периферийных районов является проблема жилья. Сегодня на периферии продолжают применять советскую градостроительную модель: все новые районы застраиваются однотипным жильем не самого высокого качества, организованным в микрорайоны (soviet blocks). В таких блоках неинтересно жить, поэтому оттуда люди едут в центр, чтобы развлечься и отдохнуть. И, конечно, в центр едут работать.

Как данность: в пределах Третьего транспортного кольца сосредоточено порядка 40% рабочих мест, при этом проживают там только 10% населения столицы. Остальным 90% горожан приходится каждое утро ехать в центр, а вечером возвращаться, перегружая транспортную сеть города.

Еще одной проблемой периферийных районов является нехватка культурно-досуговых центров. Не нужно быть экспертом, чтобы обратить внимание на очевидный дисбаланс: в пределах Третьего транспортного кольца сконцентрировано порядка 50% учреждений культуры, в то время как количество театров и галерей за пределами центра сведено к минимуму. Окраинам Москвы очень не хватает центров, которые выполняли бы смешанные функции — культурные, образовательные и досуговые, поэтому единственной точкой притяжения на периферии становятся огромные торговые центры. Понятно, что мы не перенесем Третьяковскую галерею, и она в любом случае останется в центре. Но «окультурить» окраины тоже можно. Например, основная функция библиотек как хранилища книг уже не так актуальна — многие произведения, огромное количество медиа стали доступны в электронном виде в Интернете, поэтому необходимо расширять профиль использования пространств, занимаемых библиотеками. Такой же потенциал имеют и дома культуры, и многие кинотеатры, которые сейчас влачат жалкое существование. Загруженность этих объектов культуры невысока, они не пользуются спросом у населения, это как раз говорит о том, что они просто не отвечают запросам горожан. А руководители таких объектов зачастую не заинтересованы в росте их посещаемости, потому что улучшение их состояния никак не отразится на их финансовом благополучии, а работы станет больше. И в данной ситуации разумный выход — найти хорошего инвестора.

Более привлекательные условия жизни в том или ином районе, естественно, сказываются на стоимости жилья. Да, улучшение инфраструктуры приведет к повышению цен. А дальше придется работать над повышением доступности ипотеки, в целом над благосостоянием граждан. Это звучит банально, но другого выхода нет.

Пока ситуация такова: из-за относительной дешевизны жилья на окраинах там скапливается маргинальное население, незаконные мигранты. Приезжие и мигранты селятся в основном около МКАД, где аренда самая дешевая. Очевидно, что даже общее улучшение среды обитания не поможет выйти из сложившейся ситуации.

Сразу вспоминается книга Джейн Джекобс «Смерть и жизнь больших американских городов». Главный вывод автора — попытки бороться с гетто путем его расселения ни к чему не приводят, так как в гетто высокая проходимость, т.е. там не возникает местного сообщества, которое пытается самоорганизоваться, обезопасить себя, улучшить свои жилищные условия, потому что они ждут, когда их куда-то переселят. Если же их не трогать, то люди начинают там оседать, укореняться, появляются зародыши жизни нормального микрорайона. То есть бороться с неблагополучными районами надо не расселением, а приходом туда инфраструктуры, образовательных центров, мест для проведения досуга.

При этом важно не проводить сознательное заселение гетто, не собирать людей, например, с низкими доходами или выходцев из одной этнической группы в одном месте. Да, развитие уже сложившихся гетто может привести к формированию так называемых чайнатаунов. Это логично, что приезжающим в Москву удобнее селиться вблизи своих земляков, к которым можно обратиться за помощью. Уникальный опыт есть в Сингапуре — там жилье семьям из разных этнических групп — китайцам, малайцам и индусам — предоставляют в одном подъезде. Такой пример важно держать в голове.

Сама идея полицентрического развития должна быть в умах  руководителей, это должно быть частью политики. Нельзя просто принять закон и провести децентрализацию. Успешная полицентрализация зависит от конкретных комплексных решений, принятых в отношении конкретных районов. Мэр Москвы и столичное правительство уже движутся в парадигме смешанного использования.

Сейчас главная задача — определить и реализовать приоритеты в развитии территорий за пределами центра. Уверен, что обсуждение этих вопросов с международными экспертами на III Московском урбанистическом форуме поможет существенно расширить программу модернизации Москвы, что позволит улучшить качество жизни вне центра города, развить инфраструктуру в спальных районах, открыть новые социокультурные объекты на периферии.