Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Молдавия купит газ у Украины на фоне сложностей в переговорах с Россией Бизнес, 21:51
Цукерберг объяснил смену названия Facebook Технологии и медиа, 21:49
Похож на хвою: как выглядит новый смартфон Galaxy Z Flip3 5G РБК и М.Видео, 21:39
Губерниев призвал не искать заговор в присуждении Авериной серебра на ЧМ Спорт, 21:36
Глава Коми сообщил о проблемах с обеспечением кислородом в больницах Общество, 21:32
Facebook поменяет название на Meta Технологии и медиа, 21:20
Почему новые Mac работают дольше еще и с максимальной производительностью РБК и OCS Distribution, 21:10
В Израиле назвали условия для въезда привитых «Спутником V» туристов Общество, 21:07
Власти разрешили заполнять помещения для мероприятий на 70% при QR-кодах Общество, 21:02
Власти Белоруссии ограничили доступ к сайту Deutsche Welle Политика, 20:54
Tesla сына экс-депутата Скоробогатько влетела в столб в Москве и сгорела Город, 20:45
Насколько вредны для экологии кулеры, стаканчики и кофейные капсулы РБК и BWS, 20:43
Петр Ян попытался спровоцировать соперника во время битвы взглядов Спорт, 20:20
Как не потерять деньги и имущество: как страховаться грамотно РБК и Ингосстрах, 20:19
Общество ,  
0 

Классовая борьба Игоря Артемьева

Фото: РБК
Фото: РБК

Руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев приступил к разработке реформы, которая может кардинально изменить правила игры на по­требрынке в ближайшие три года. Он предлагает ввести в судебную прак­тику так называемые классовые (или коллективные) иски, давно применяемые в США. Их подают адвокаты, предпринимательские объединения и потребительские общества при массовых нарушениях. В случае про­игрыша монополист заплатит штраф, втрое превышающий размер убытков пострадавших. Крупные компании уже бьют тревогу.

ФАС приступила к «внутреннему концептуальному обсуждению», как встроить в российское законодательство механизмы классовых исков, рассказал РБК daily начальник правового управления ведомства Сергей Пузыревский. Осенью этого года служба направит свои предложения в виде законопроекта в профильные министерства, после чего он поступит в Госдуму. Разработать соответствующую правовую базу поручил Влади­мир Путин в рамках «дорожной карты» «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики».

Система, которую предлагает ввести ФАС, уже более 60 лет действует в США. Она базируется на институте классовых исков к монополиям, крупным производителям, торговым сетям и другим участникам потреб­рынка. Эта модель основана на трех принципах. Во-первых, пострадавшее лицо автоматически становится истцом по классовому иску, если письменно не откажется от исковых требований. Во-вторых, с нарушителя в пользу истцов взыскивается сумма, в разы превышающая их убытки (в США законом Клейтона установлен трехкратный размер компенсации). В-третьих, адвокаты и потребительские общества, предъявляющие такие иски, получают так называемый гонорар успеха — процент от суммы взысканных убытков (в США это, как правило, 30—40%). В случае проигрыша судебные расходы ответчика не возмещаются. Поэтому крупные корпорации под угрозой гигантских штрафов и многомиллионных расходов на адвокатов часто предпочитают идти на мировые соглашения.

В России каждый пострадавший на основании постановления ФАС тоже может взыскать с нарушителя антимонопольного законодательства убытки. Но такой механизм плохо дисциплинирует провинившихся, полагают в ведомстве Игоря Артемьева. Ведомство физически не может уследить за всеми нарушениями, для этого ему пришлось бы кратно увеличить штат и превратиться в «антимонопольную полицию». К тому же из-за относительно небольших сумм возмещения и высоких расходов на адвокатов потерпевшим зачастую невыгодно судиться. «В России бремя доказывания нарушения антимонопольного законодательства лежит на пострадавшем лице, — рассказывает партнер адвокат­ского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Анна Нумерова. — Ему необходимо собрать доказательственную базу, разработать правовую стратегию доказывания, представить документацию, подтверждающую факт возникновения убытков, а также провести их точный расчет». Услуги юристов, знакомых с антимонопольной спецификой, стоят недешево, добавляет она.

В Европе и США давно поняли, что простые граждане и малый бизнес не способны противостоять глобальным корпорациям, которые чаще других становятся объектами антимонопольных расследований. Поэтому на Западе борьбу с монополиями ведут потребительские объединения и юрфирмы. Подача классовых исков по антимонопольным делам стала там целым направлением юридической практики.

Следуя логике инициатив ФАС, основным наказанием для нарушителя антимонопольного законодательства теперь станет не административное наказание в виде оборотного штрафа, а взыскание совокупных убытков в кратном размере. К преследованию и поиску нарушителей присоединятся юристы, которые будут готовить необходимые для подачи группового иска материалы, а также выискивать нарушителей и фиксировать нарушения.

Внедрение американской системы классовых исков сопряжено с определенными трудностями, предупреждает Анна Нумерова: «Возникнет множество проблем при расчете размера убытков, так как единый подход к этому вопросу в российском законодатель­стве еще не сложился». «Даже если перечень убытков будет определен, необходимо будет доказать, во-первых, причинно-след­ственную связь между нарушением законодательства и убытками и, во-вторых, что они не возникли бы при отсутствии нарушения», — отмечает эксперт.

Крупные компании забили тревогу. Возможность взыскания убытков в трехкратном размере создает ложные стимулы и мотивирует граждан предъявлять совершенно необоснованные иски, указывает в письме коллегам руководитель юридической службы «Газпром нефти» (копия письма есть в распоряжении РБК daily). По мнению оппонентов идеи ФАС, неоправданно и введение «гонорара успеха» для юристов: такой подход будет стимулировать их подавать иски ради выгоды для себя, а не ради защиты пострадавших.

Те же аргументы критики приводят и в США уже не первый десяток лет. Называются и другие доводы. Крупные корпорации, опасаясь значительных взысканий, заключают мировые соглашения даже по спекулятивным и необоснованным искам на миллионы долларов. Эти издержки закладываются в цену их товаров и услуг, то есть за риски системы в итоге платят потребители.

Источник РБК daily в Ассоциации российских банков сомневается, что инициатива ФАС окажет позитивное влияние на конкуренцию в стране. Наоборот, введение кабальных компенсаций повысит риск ведения бизнеса и приведет к уходу иностранных инвесторов и крупных компаний, обеспечивающих накал конкурентной среды, убежден он. К тому же стоит присмотреться к опыту европейских стран, которые не стали перенимать американскую модель, а разработали собственную.

Но многие эксперты поддер­живают идею Игоря Артемьева. По словам директора департамента налоговой политики УК «Росводоканал» Льва Зинченко, введение классовых исков в пользу неопределенной группы лиц — это прогрессивный правовой инструмент. Сейчас нарушители антимонопольного законодательства понимают, что граждане вряд ли обратятся в суд ввиду малой суммы компенсации и сложности процедур. Если же подавать иск смогут специализированный уполномоченный орган, например та же ФАС, или общество защиты прав потребителей, это бы приструнило нерадивые компании.

Перед внесением поправок в Госдуму ФАС проведет консультации с заинтересованными представителями предпринимательского и экспертного сообществ, а также с объединениями, отстаивающими интересы по­требителей. Поэтому крайностей в итоговом документе удастся избежать, полагает Сергей Пузыревский. Главный юрист ФАС обращает внимание, что нововведения касаются не только потребителей: предъявить классовый иск сможет и предпринимательское объединение, если сочтет, что какой-нибудь монополист нарушает интересы бизнеса.