Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
СК закончил расследование дела о депутата Мосгордумы Шереметьева Общество, 22:50 В центре Минска во время протестной акции раздались выстрелы Политика, 22:28 Суд арестовал сбившего пешеходов в центре Москвы рэпера Общество, 22:17 Республиканцы выступили за номинацию кандидата Трампа в Верховный суд Политика, 22:13 СКА потерпел домашнее поражение самым молодым в истории КХЛ составом Спорт, 22:13 Эрнст выразил надежду снять первый фильм в космосе быстрее Голливуда Технологии и медиа, 22:12 Семья Сергея Захарова решила открыть фонд помощи пострадавшим в ДТП Общество, 22:02 Российские истребители сопроводили бомбардировщики США над Черным морем Политика, 21:58 Мишустин заявил о концептуальной поддержке всероссийской реновации Общество, 21:49 Франк де Бур стал главным тренером сборной Голландии по футболу Спорт, 21:46 Минюст Белоруссии назвал соответствующей закону инаугурацию Лукашенко Политика, 21:36 Видеосервис ivi назвал вредными для публики планы Украины ввести санкции Технологии и медиа, 21:34 У каждого восьмого игрока КХЛ нашли коронавирус. Что важно знать Спорт, 21:30 Нурмагомедов будет секундантом Тухугова на турнире UFC Спорт, 21:26
Общество ,  
0 

Титов предложил прекратить практику «маринования» подозреваемых в СИЗО

Фото:РБК
Фото: РБК

Дмитрий Медведев назвал проблемой 95% обвинительных приговоров судов. Более того, он объяснил причину такой статистики — «судьям стыдно оправдывать человека». Они не хотят «ставить под сомнение работу, проделанную следственными органами». Напрашивается вопрос: а перед невинно осужденными им не стыдно? Не стыдно перед их детьми, женами, родственниками? Перед людьми, которые работали на разорившихся предприятиях и потеряли работу, не стыдно? Но это пустое. Риторика. Чем усовествлять судей, не легче ли изменить УПК, чтобы лишить судей возможностей трактовать закон, что дышло?

Не убеждайте меня, что в России нет независимого суда. Он есть. Только независимость эта часто бывает от закона, здравого смысла, совести. Сегодня судья — почти что бог, но при этом ничто человеческое ему не чуждо. В результате свои почти неземные полномочия некоторые из них используют, исходя из своих очень земных интересов.

Навела меня на эти размышления история ростов­ского предпринимателя Кацива. Она просто вынуждает ставить системные вопросы к нашему Уголовно-процессуальному кодексу.

В последние дни 2012 года Кировский районный суд города Ростова уже в 14-й раз продлил местному предпринимателю Иосифу Кациву содержание под стражей в ожидании суда. Продлил, несмотря на то что трое предпринимателей сидят в СИЗО почти пять лет, а суд над ними длится почти три года. Продлил, несмотря на мое ходатайство.

Несколько фирм, совладельцем которых был Кацив, взяли кредиты в Импексбанке, который в 2007 году купил Райффайзенбанк. По заявлению руководства банка, против Кацива и его компаньонов было возбуждено несколько уголовных дел. Самое тяжелое выдвинутое обвинение — 159-я статья УК «Мошенничество». С 4 апреля 2008 года Кацив и двое его компаньонов находятся в СИЗО.

В прошлом году он обратился в центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». После изучения дела экспертами и юристами общественный совет центра направил письма в Генеральную прокуратуру и Верховный суд с просьбой восстановить справедливость в этом деле и проверить соблюдение процессуальных норм.

Не буду касаться степени виновности Кацива, тем более что решения суда пока, собственно, не было. Возможно, претензии Райффайзенбанка обоснованы (хотя центр «Бизнес против коррупции», проведя экспертизу дела, встал на сторону Кацива), может быть, Кацив виновен и совершал финансовые правонарушения — в этом должен разобраться суд. Но издеваться, играя процессуальными нормами, над человеческой жизнью не позволено никому в цивилизованном обществе.

По форме правильно, юридически обоснованно (у нас УПК ограничивает двумя годами срок заключения в СИЗО до передачи дела в суд, а вот когда оно передано в суд, подозреваемому можно продлевать сроки заключения вечно). Но, по сути, это издевательство и полное попрание прав Иосифа Кацива и как предпринимателя, и как человека. Не могут люди сидеть в СИЗО по пять лет. Это выходит за всякие разумные рамки.

Еще один важный момент: суд — и это не единственный случай — как бы забывает о существовании закона «О предпринимательской деятельности», по которому предпринимателя нельзя арестовывать до решения суда. Это системный сбой, повторяющийся из раза в раз. Необходимо работать над тем, чтобы эта норма стала исполняться неукоснительно.

Случай Кацива не уникален. Суд в Страсбурге с завидной регулярностью пополняется жалобами от россий­ских сидельцев. Большинство из них удовлетворяются, а страна в итоге выплачивает отнюдь не маленькие компенсации пострадавшим от подобного произвола гражданам. Кацив — тоже потенциальный клиент Страсбурга, ведь в его случае мы имеем дело с тем, что называется избыточное ожидание правосудия.

Практику «маринования» подозреваемых в СИЗО необходимо прекращать. Если судья Кировского районного суда Ростова пользуется пробелами в действующем законодательстве, значит, это законодательство необходимо менять. Молодого судью Федорова, забывшего о духе закона, впрочем, тоже. Именно его персона станет предметом моего ходатайства перед председателем Верховного суда Виктором Лебедевым для разбирательства на квалификационной судейской коллегии.

Считаю необходимым как можно скорее внести изменения в статью 160 Уголовно-процессуального кодекса и ограничить время нахождения в СИЗО не только на стадии предварительного следствия, но и во время судебного процесса. Не можешь доказать вину в разумные сроки, изволь выпустить обвиняемого из-под ареста под другую меру — залог, подписку о невыезде. Также очень важно внести изменения в законодательство, по которым судья, выносящий решения по мере пресечения подозреваемым, не может рассматривать их дело по существу. Ясно, что судья, который держит подозреваемых в СИЗО годами, вряд ли будет настроен вынести им оправдательный приговор. Кстати, пятый пакет гуманизации уголовного законодательства уже формируется.