Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Попавшего в аварию в Нижнем Новгороде водителя лишали прав за пьяную езду Общество, 23:11 В Казани во время пожара в пятиэтажке погибли два человека Общество, 23:02 Корбин не увидел выгоду для лейбористов в публикации секретных документов Политика, 22:57 Число погибших при пожаре в одесском колледже возросло до восьми Общество, 22:53 Почему миллениалы предпочитают рассрочку кредитам РБК и Совесть, 22:22 «Уфа» выиграла два выездных матча подряд в чемпионате России Спорт, 21:52 Орешкин сообщил о прогрессе на переговорах Путина и Лукашенко Политика, 21:46 Путин и Лукашенко решили встретиться снова через две недели Политика, 21:46 Пленник пледа или диванный эксперт: чем заняться на Новый год. Тест РБК и Huawei, 21:34 Российские биатлонисты остались без наград в эстафете на этапе Кубка мира Спорт, 21:29 Лукашенко уехал из резиденции Путина без заявлений для журналистов Политика, 21:27 В Нижнем Новгороде возбудили уголовное дело после ДТП со школьниками Общество, 21:19 Переговоры Путина и Лукашенко продлились более пяти часов Политика, 21:09 Минтруд предложил платить стипендию ищущим работу россиянам старше 50 лет Общество, 20:56
Общество ,  
0 
В Госдуме предложили ввести уголовное наказание за отказ от опровержения

В Госдуму внесли законопроект, предлагающий максимальное наказание в виде двух лет лишения свободы за «злостное неисполнение» судебного решения об опровержении незаконной, недостоверной или порочащей информации, следует из документа, опубликованного в базе данных нижней палаты парламента.

«Привлечение к уголовной ответственности возможно лишь в случае, когда меры административного принуждения не заставляют правонарушителя прекратить противоправное деяние», — говорится в пояснительной записке к документу.

Авторы законопроекта предлагают ввести за отказ от опровержения наказания разной тяжести: от штрафов в размере до 50 тыс. руб. или в размере зарплаты осужденного за период до шести месяцев до лишения свободы на срок до одного года. В качестве «промежуточных» мер предусмотрено до 240 часов обязательных работ или до одного года исправительных работ и до трех месяцев административного ареста.

По мнению депутатов, подобные виды наказаний позволят обеспечить «конституционное требование справедливости». В документе указывается, что отказ от опровержения или распространения незаконной, порочащей или недостоверной информации нарушает основные конституционные гарантии личности, в том числе ее охрану государством.

Партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко в разговоре с РБК выразил сомнение, что законопроект будет принят. «Сама по себе ст. 315 УК, предусматривающая уголовную ответственность за неисполнение судебного акта, применяется достаточно редко. Более того, необходимо учитывать, что действующее ныне законодательство предусматривает иные механизмы ответственности за подобное бездействие. Речь, в частности, может идти о ст. 17.15 КоАП, которая вводит административную ответственность за неисполнение требований неимущественного характера», — пояснил Литвиненко.

По его мнению, «вводить новый состав преступления, субъектом которого станет журналист, нелогично». «Изначально понятно, что такая ответственность будет лишь номинальной и реально не работающей на практике. В случае принятия такого законопроекта к уголовной ответственности может быть привлечено лицо, которое будет указано в судебном решении об опровержении материалов. Им будет являться журналист, выпустивший порочащий материал, в том случае, если автор статьи не будет указан. Велика вероятность того, что к уголовной ответственности будет привлечен главный редактор издания​ как лицо, принимающее решение об опубликовании информации», — отметил Литвиненко.

Партнер BGP Litigation Дмитрий Селезнев в разговоре с РБК заявил, что предлагаемые нормы законопроекта «нежизнеспособны» и стремятся «излишне зарегулировать отношения».

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности лицо, обязателен факт предшествующего привлечения к административной ответственности. Но субъектом административных правонарушений могут быть юрлица, а преступлений — только физические лица. Что подразумевает законопроект, неясно. Например, суд обязал юридическое лицо (издание), а не журналиста, опровергнуть публикацию, и это не было исполнено. Однако привлечь к уголовной ответственности журналиста невозможно, поскольку обязанность опровержения на него судом не возлагалась. По этой же причине у «преступления» в предлагаемой редакции закона попросту не будет субъекта в ряде случаев», — пояснил Селезнев.