Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Петербурге на пешеходном переходе сбили двух девочек Общество, 21:32 Теннисист Медведев выбыл из розыгрыша Итогового турнира ATP Спорт, 21:18 Зеленский и Макрон обсудили подготовку к саммиту в «нормандском формате» Политика, 21:17 10 идей, куда отправиться c друзьями на выходные на машине РБК и Subaru, 21:13 АФК «Система» продаст инвесторам часть своего пакета «Детского мира» Бизнес, 21:07 В Турции заявили о предстоящем визите Путина в середине января Политика, 21:03 Мартинес сообщил о проблемах с составом Бельгии перед игрой с Россией Спорт, 20:59 Еврокомиссия ответила на слова Путина о риске прекращения транзита газа Политика, 20:53 СМИ узнали об отравлении «Кротом» ученого-математика Общество, 20:46 Вредные советы для вашего бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 20:37 Прокуратура возбудила уголовное дело из-за взрывов боеприпасов на Украине Общество, 20:32 Медведев вспомнил о своевременном уходе из хора Общество, 20:25 Фигуристка Медведева обошла Трусову в короткой программе Гран-при России Спорт, 20:24 СМИ сообщили о готовности России вернуть Украине задержанные корабли Политика, 20:22
Политика ,  
0 
Суд арестовал экс-главу ФСИН Александра Реймера
Пресненский суд Москвы арестовал бывшего главу ФСИН Александра Реймера. Экс-чиновника обвиняют в хищении почти 3 млрд руб. при закупке электронных браслетов
Бывший руководитель ФСИН Александр Реймер на заседании Пресненского суда Москвы (Фото: РИА Новости)

Бывший руководитель ФСИН Александр Реймер отправится в следственный изолятор. Пресненский суд Москвы во вторник арестовал его до 31 мая по делу о хищении 2,7 млрд руб., выделенных на закупку электронных браслетов. Вместе с ним по делу проходят еще три человека: его бывший заместитель Николай Криволапов, а также директор ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» Виктор Определенов и бизнесмен Николай Мартынов. Им всем уже предъявлены обвинения в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса). Мартынов был арестован судом еще 30 марта, вопрос о мере пресечения остальных будет решен в ближайшее время.

За закрытыми дверьми

В суд бывшего руководителя Федеральной службы исполнения наказаний доставили бойцы ФСБ в масках. Реймер, очень серьезный, сидел в клетке для подсудимых и закрывал лицо листком бумаги, на котором до этого делал какие-то записи. Он игнорировал все вопросы журналистов.

«Можно попросить вас убрать листочек? » — обращались к нему фотографы.

«Можно попросить вас не просить? » — вместо обвиняемого отвечали его адвокаты.

В зал вышел судья Дмитрий Долгополов. Он быстро огласил личные данные Реймера и осведомился, есть ли у участников дела какие-либо ходатайства. Такие нашлись у адвокатов обвиняемого. «Мы просим провести процесс в закрытом режиме, так как будут оглашены сведения о здоровье обвиняемого», — заявили защитники. Их поддержали прокурор и следователь, после чего судья Долгополов, недолго думая, попросил журналистов удалиться из зала. Несколько десятков представителей СМИ больше часа толпились в коридоре, пока суд в закрытом режиме рассматривал ходатайство следствия об аресте.

Оглашая постановление об аресте, судья Долгополов не стал раскрывать обстоятельства преступления. Но отметил, что следователь и прокурор, прося о заключении под стражу, слались на то, что Реймер знаком с методами оперативно-разыскной деятельности и знает личные данные свидетелей. К тому же имеет загранпаспорт и может скрыться от следствия. В свою очередь, адвокаты Реймера, зачитал судья, просили избрать их доверителю залог или домашний арест, так как их доверитель не может содержаться под стражей по состоянию здоровья. Адвокаты просили дать им время и отложить слушания на 72 часа, чтобы они могли собрать медицинские документы.

Сам обвиняемый вину не признает и заявляет, что никакого преступления не совершал, отметил судья. Но Долгополов арестовал Реймера до 31 мая, отметив, что срок предварительного следствия продлен до конца августа 2015 года.

Следующим в железную клетку для подсудимых завели бывшего заместителя Реймера Николая Криволапова. Невысокий, коротко стриженный, в отличии от своего шефа он не закрывал лицо перед журналистами. До конца процесса он так и не снял теплую зимнюю куртку. Слушания по делу также прошли в закрытом режиме. Адвокаты Криволапова, как и сторона защиты Реймера, сослались на врачебную тайну.

Спустя час судья Долгополов поместил Криволапова под домашний арест, запретив ему пользоваться телефоном, телеграфом, интернетом, а также отправлять и получать корреспонденцию. «Оставшись на свободе, он может оказать давление на свидетелей, воспрепятствовать установлению истины по делу или скрыться», — перечислял доводы обвинения судья.

Последним, уже поздно вечером, в клетку для подсудимых завели Виктора Определенова — директора ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи». Крупный, в очках с золотой оправой, обвиняемый выглядел сильно расстроенным. Его дело единственное из всех слушалось в открытом режиме в присутствии журналистов. Прокурор и следователь просили поместить в следственный изолятор и ссылались на стандартные основания: может скрыться, оказать давление на свидетелей или помешать расследованию. По словам обвинителей, свидетели, давшие «обличающие показания», теперь опасаются за свою безопасность.

Против этого выступал адвокат Александр Гофштейн, который представлял интересы Определенова. Он настаивал, что его доверитель не намерен скрываться или каким-либо образом препятствовать следствию.

Защитник отмечал, что к ходатайству об аресте следствие приложило допросы 23 свидетелей, в которых содержатся личные данные этих людей. «Следствие могло бы засекретить их данные, если бы посчитало нужным, но не сделало этого», — выступал адвокат. Он просил избрать его доверителю любую другую меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества, или предоставить стороне защиты 72 часа, чтобы собрать характеристики и награды Определенова.

Определенова Пресненский суд также отправил в СИЗО. «Впору говорить, что браслетики для домашних арестантов, которым кстати в силу своего здоровья с сегодняшнего дня стал один из обвиняемых Криволапов, обошлись бюджету государства дороже золотых украшений. Остается порекомендовать ему бережно относится к вверенному дорогому оборудованию», — иронизировал в своем выступлении по поводу ареста официальный представитель СКР Владимир Маркин. По его словам, следователи продолжат устанавливать и других возможных соучастников преступления, которые могли входить в эту организованную преступную группу.

Как сообщает официальный сайт Следственного комитета России, по версии следствия, с 2010 по 2012 год Реймер и другие обвиняемые похитили 2,7 млрд руб., выделенных из бюджета для закупки электронных браслетов для обвиняемых. Согласно материалам дела, системы слежения приобретались по завышенным ценам: устройства стоимостью 19 тыс. руб. могли оформляться по цене за 108 тыс. или 128 тыс. руб.

Уголовное дело по факту хищений было возбуждено еще два года назад, 26 февраля 2013 года. До этого еще полгода длилась проверка деятельности команды Реймера и его ближайшего окружения. Поводом стали материалы проверки ФГУП Центра инженерно-технического обеспечения и связи (ЦИТОС) ФСИН силами службы собственной безопасности самого ведомства. Ее начали после ухода Реймера с поста директора службы и назначения на его место генерал-полковника Геннадия Корниенко — экс-директора Государственной фельдъегерской службы и выходца из ФСО. По данным проверки, между ФСИН и подведомственным службе ЦИТОС были заключены госконтракты на изготовление стационарных устройств по контролю за заключенными и подследственными и электронных браслетов.

Согласно контракту, браслеты должны были быть оснащены специальными электронными блоками, которые отвечают за обработку сигналов ГЛОНАСС. Но, как показало технологическое исследование, электронных блоков в устройствах не было, поэтому их эксплуатация не имела смысла. Более того, выяснилось, что на предприятии не изготавливали браслеты, а только их упаковывали, а потом перепродавали ФСИН по завышенным ценам. Согласно материалам проверки, Реймер, Криволапов и Определянов утверждали закупочные цены на эту продукцию.