Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Глава МИД Украины описал альтернативу «формуле Штайнмайера» Политика, 02:40 Пентагон возложил ответственность на Эрдогана за усиление ИГ в Сирии Политика, 02:23 Трамп потребовал от Эрдогана прекратить огонь в Сирии Политика, 01:50 США не выдали визы 18 дипломатам из России для участия в сессии ГА ООН Политика, 01:48 Партия Качиньского получила в сейме Польши 235 мандатов из 460 Политика, 01:20 США ввели санкции против Минобороны и Минэнерго Турции Политика, 01:14 Глава Пентагона пообещал в штаб-квартире НАТО добиться мер против Турции Политика, 00:59 Посольство сообщило о застрявших в аэропорту Барселоны россиянах Общество, 00:35 Кадыров анонсировал визит наследного принца Саудовской Аравии в Чечню Политика, 00:14 СМИ сообщили о задержании экс-майора Дымовского со взрывчаткой Общество, 00:07 Эксперты увидели в законе о значимых сайтах угрозу сервисам бронирования Технологии и медиа, 00:00 Стали известны обладатели Букеровской премии Общество, 14 окт, 23:58 Сборная Украины обыграла Португалию Роналду и пробилась на Евро-2020 Спорт, 14 окт, 23:52 Опрос показал снижение доверия украинцев к деятельности Зеленского Политика, 14 окт, 23:30
Политика ,  
0 
ФАС отрегулирует производство лекарств из соображений нацбезопасности
ФАС предложила отбирать у компаний эксклюзивное право на производство лекарств, если фирмы откажутся поставлять препараты в Россию. Служба обосновывает инициативу «национальной безопасностью» и опытом Малайзии и Замбии
Фармацевт-провизор в одной из аптек (Фото: Артем Геодакян/ТАСС)

Безопасность и принуждение

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила лишать фармкомпании права на эксклюзивное производство и продажу запатентованных лекарств, если они по экономическим или политическим причинам отказались поставлять эти препараты в Россию. Россия сможет передавать право на производство и поставку социально важных препаратов всем, кто в этом будет заинтересован. Соответствующие поправки в Гражданский кодекс и закон «О защите конкуренции» ведомство опубликовало на сайте раскрытия правовой информации в пятницу, 25 ноября.

Технически это может быть реализовано путем выдачи владельцу патента на лекарство «принудительной лицензии», в которой будет прописано право других производителей выпускать тот же препарат. Экстренные меры в отношении фармкомпании будут применяться в том случае, если их поведение на рынке угрожает «национальной безопасности», жизни и здоровью граждан России, следует из документа. «Когда произойдет такая ситуация, что иностранный фармпроизводитель откажется поставлять лекарственные средства на территорию России, принимать какие-то решения будет поздно. Мы хотим защитить наших граждан от возникновения такой ситуации», — заявлял руководитель ФАС Игорь Артемьев.

Впрочем, в сводном отчете к законопроекту в качестве международного опыта ФАС приводит примеры Малайзии и Замбии, использовавшие механизм принудительного лицензирования не для обеспечения национальной безопасности, а для снижения цен на запатентованные препараты против ВИЧ.

Малайзия и Замбия

В 2003 году в Малайзии после неудачных переговоров по снижению цены на медикаменты против ВИЧ правительство выдало принудительную лицензию на препараты диданозин и зидовудин индийской компании Cipla. В результате стоимость лечения ВИЧ/СПИДа в стране упала на 80%.

Правительство Замбии выдало принудительную лицензию в 2004 году также на препарат против ВИЧ — ламивудин + ставудин + невирапин. Статистики по сокращению расходов в этой стране ФАС не привела.

Кроме Малайзии и Замбии принудительное лицензирование в разное время применяли в Канаде, Индии, Бразилии и некоторых других странах. Цель введения механизма всегда была одна — снижение цен на социально значимые лекарственные препараты.

Формулировка о «национальной безопасности», прописанная ФАС, слишком размытая, уверен исполнительный директор ассоциации «Фармацевтические инновации» Вадим Кукава. Если документ будет принят в его нынешнем виде, правительство получит возможность выдавать принудительную лицензию практически по любому поводу. Например, если его не устроит цена препарата или объемы его поставок на рынок, полагает Кукава.

Экономия в России

Если Россия будет ориентироваться на Малайзию и Замбию, как предлагает ФАС, то под принудительное лицензирование могут попасть дорогостоящие препараты против ВИЧ и гепатита С. Это могут быть «Калетра», «Исентресс», «Даклинза» и «Совальди», рассказал руководитель отдела мониторинга ITPCru Алексей Михайлов.

«Калетра», которую производит компания Abbott, стоит 6,6 тыс. руб. за упаковку. Ежегодно препарат обходится государству примерно в 5,2 млрд руб., подчеркивает Михайлов. «Исентресс» производит фирма MSD по цене 34,8 тыс. руб. за упаковку. Его закупки составляют около 2 млрд руб. в год. На эти препараты уходит больше трети от всего бюджета на закупки препаратов против ВИЧ.

Потребность в них высока, поэтому на эти лекарства необходимо существенно снизить цены, полагает Михайлов. Снижение цен требуется и на препарат ​«Даклинза», разработанный компанией Bristol-Myers Squibb, и «Совальди», выпускаемый Gilead, указывает Михайлов. По сведениям ITPCru, «Даклинза» стоит около 120 тыс. руб. за упаковку, а «Совальди» — 190 тыс. руб. Оценить объемы закупок препаратов невозможно, поскольку они появились на рынке недавно.

В России есть компании, готовые выпускать аналоги дорогостоящих запатентованных лекарств. На локализацию «Совальди» претендует предприятие «Фармасинтез». Его президент Викрам Сингх Пуния сказал РБК, что фирма сможет производить препарат по цене 50–70 тыс. руб. за упаковку.

Дорогостоящие онкологические препараты, защищенные патентом, готовы производить и на российском предприятии BIOCAD, сообщил РБК генеральный директор компании Дмитрий Морозов. По его словам, BIOCAD сможет обеспечить снижение цен на 30–70%.

Заявления российских производителей безосновательны, так как объемы препаратов, прои​зводимых ими для внутреннего рынка, будут слишком малы, чтобы обеспечить существенное снижение цены, полагает руководитель департамента по корпоративным связям Sanofi Юрий Мочалин. Кроме того, процедура ускоренного вывода на рынок может повлечь за собой проблемы контроля качества произведенного препарата.

В апреле 2016 года правительство выступило против механизма принудительного лицензирования лекарств. Все ​профильные ведомства сочли, что введение принудительного лицензирования нецелесообразно. Но в сентябре в Белом доме вернулись к обсуждению инициативы, писал «Коммерсантъ». Минздрав и Минпромторг не ответили на запрос РБК.

Переговоры с производителями

Кроме принудительного лицензирования есть еще один путь для снижения цены на запатентованные социально значимые лекарственные препараты. Это переговоры правительства с производителями.

Такие переговоры проводит правительственная комиссия, состоящая из представителей Минздрава, Минпромторга и ФАС, сообщал РБК в начале октября 2016 года. В планах правительства — снижение цен на жизненно важные лекарства для лечения онкологии, ВИЧ, рассеянного склероза, гемофилии и т.д.

Параллельно ФАС провела сравнительный анализ цен в нескольких странах на дорогостоящие препараты, необходимые для лечения редких онкологических и наследственных заболеваний. Ведомство составило перечень из 48 наименований, стоимость которых в России завышена. На 21 ноября 2016 года цены были снижены на 12 препаратов из списка.

Магазин исследований: аналитика по теме "Лекарства"