Лента новостей
Госдума запретила передавать коллекторам взыскание долгов по ЖКХ Общество, 15:17 СКР начал доследственную проверку полицейских по делу Голунова Политика, 15:13 Bitcoin подорожал на 1507% за последние три года Крипто, 15:05 CNN сообщил о влиянии Ассанжа на выборы США из эквадорского посольства Политика, 15:05 В Москве 28 человек отравились едой из автоматов в офисах Общество, 14:59 Будапешт в формате «сторис»: жизнь, красота, герои и вещи РБК и ОТП Банк, 14:56 Госдума ужесточила наказание за непропуск машин скорой помощи Общество, 14:44 Умерла актриса Театра Российской армии Ольга Вяликова Общество, 14:43 Замена игрока: как хорошему руководителю избежать провала на новом месте Pro, 14:39 Полиция в Иваново проверит видео с тигром на проезжей части Общество, 14:37 Чем «зеленая» энергетика поможет бизнесу в эпоху инноваций Зеленая экономика, 14:31  Для поездки по России: жители разных городов — о любимых местах Стиль, 14:27 Полина Киценко — о том, как здоровое питание заменило эликсир бессмертия РБК и Philips, 14:26 Фура с оборудованием Киркорова попала в аварию под Волгодонском Общество, 14:26
«Бойцы ГРУ» в плену ,  
0 
Путин засекретил данные о погибших военных в мирное время
Потери личного состава Минобороны «в мирное время в период проведения специальных операций» стали военной тайной. Президент Владимир Путин дополнил свой указ, который ранее распространялся только на военное время
Президент России Владимир Путин (Фото: REUTERS 2015)

Указ от 28 мая изменил закон 1995 года о государственной тайне, принятый еще во время Первой чеченской кампании, которая также считалась спецоперацией, проводимой в мирное время.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не смог оперативно прокомментировать указ Путина.

Спецоперации с участием военнослужащих Министерства обороны проводились и в Чеченской республике, и в Южной Осетии. В обоих случаях официальные потери были опубликованы. Так, Генеральный штаб сообщил, что в ходе конфликта 2008 года на территории Грузии погибли 74 военнослужащих.

Спецоперации последних лет на Северном Кавказе проводило МВД, чьи потери в перечень о государственной тайне не включены.

Вопрос о потерях российских военных приобрел особый резонанс с начала вооруженного конфликта на Украине. Попытки депутата Псковской областной думы Льва Шлосберга проверить информацию о якобы погибших в Донбассе десантниках из 76-й дивизии ВДВ оказались безуспешными. Шлосберг и другие авторы запросов не получили официальных данных.

«Думаю, что только с событиями на Украине и связано это решение президента, с выходом доклада соратников Бориса Немцова», - говорит Сергей Кривенко, член совета по правам человека при президенте России, который направлял в Минобороны запрос об участии контрактников в конфликте в Донбассе. Он указывает, что ничего неизвестно о потерях в спецоперации в Крыму и на юго-востоке Украины. Кривенко обращает внимание, на то, что термина «специальная операция» в законодательстве не существует: есть применение вооруженных сил для защиты страны и применение их на территории в других странах в целях, перечисленных в законе «Об обороне», а «специальная операция» – это новый термин для обозначения новой реальности, пока не имеющий правового звучания.

«У нас никогда не публиковались сведения о потерях в спецоперациях», — заявила Валентина Мельникова, председатель Союза комитетов солдатских матерей. «Это ужасно, и это подло, потому что получается, что население страны не знает, что и где происходит. Одно время Главная военная прокуратура публиковала количество погибших и травмированных в мирное время по количеству уголовных дел, но в последние годы она этого не делает».

«Закрывается только официальная статистика, нам это никак помешать не может, это же не запрещает семьям погибших или раненых обращаться к нам», — говорит Мельникова.

«Эти данные никогда и не публиковались», — говорит Александр Храмчихин, замдиректора Института политического и военного анализа. «Международной практики на этот счет никакой нет: у американцев, например, действия сил специального назначения засекречены абсолютно, о них ничего неизвестно в любое время, мирное или военное», — говорит эксперт.