Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Собянин предупредил о росте заболеваемости «омикроном» в два раза Общество, 14:52
Голикова заявила о доминировании «омикрона» в Москве и Петербурге Общество, 14:48
Почему гаджеты — не враги нашего мозга, а его союзники РБК и Huawei, 14:43
Выступления Лаврова и главы МИД ФРГ Бербок после переговоров. Трансляция Политика, 14:38
Суд арестовал начальника рабочих, погибших в лифте «Президент-отеля» Общество, 14:36
Мишустин призвал отправить на удаленку как можно больше работников Общество, 14:35
В Костроме суд арестовал тренера за домогательства к юным футболисткам Спорт, 14:33
В России сократили срок карантина по коронавирусу до семи дней Общество, 14:30
Российский инвестиционный форум отложили из-за коронавируса Бизнес, 14:23
Как обезопасить телефон родителей от кибератак. Памятка РБК и «Ростелеком-Солар», 14:20
Экс-глава «Магнита» и «Пятерочки» возглавила крупнейшего добытчика минтая Бизнес, 14:20
Белоруссия и Россия проведут учения «не только в своих границах» Политика, 14:19
Госдума приняла закон о пожизненном наказании для педофилов Общество, 14:18
На бракосочетаниях в ростовских ЗАГСах запретили смеяться Общество, 14:17
Политика ,  
0 

Путин вернет Генпрокуратуре общий надзор над Следственным комитетом

Это может создать сложности при расследовании коррупционных дел
Госдума начала работу над президентским законопроектом, который наделяет Генпрокуратуру новыми полномочиями. Основное новшество – прокуроры могут получить право общего надзора за Следственным комитетом.
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Проект прошел предварительное согласование на Совете Госдумы. На этой неделе он постановил подготовить законопроект к рассмотрению и включить его в примерную программу работы нижней палаты парламента.

Президентские поправки в закон «О прокуратуре» передают Генпрокуратуре общий надзор за Следственным комитетом. Изменения коснутся п. 2 ст. 1 (Прокуратура РФ), п. 1 ст. 21 (Предмет надзора, глава «Прокурорский надзор») и п. 1 ст. 26 закона (Предмет надзора, глава «Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина»).

Законопроект восстанавливает баланс между Генпрокуратурой и СКР через расширение полномочий прокурора по контролю за деятельностью следователя, считает научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Михаил Поздняков. Этот документ меняет систему сдержек и противовесов, усиливая власть прокуроров, вторит руководитель проекта «Общественная дума» Роман Терехин.

Разделение полномочий между Следственным комитетом и Генпрокуратурой проходило в два этапа. Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс и закон о прокуратуре 2007 года исключили из компетенции прокурора полномочия по процессуальному руководству следствием, но до начала 2011 года СКР оставался структурным подразделением Генпрокуратуры.

До этого времени у прокурора была возможность определять ход расследования, после 2007 года возникла ситуация, при которой указания прокурора утратили обязательность для следователя, вспоминает Поздняков. После отделения СКР в 2011 году прокуратура потеряла возможность вести самостоятельные следственные действия и вмешиваться в ход расследования, говорит партнер юрфирмы «ЮСТ» Александр Боломатов.

«Раньше прокуратура обладала широкими полномочиями, но потом их отобрали. Сейчас широких рычагов влиять на следствие нет, особенно остро это проявилось в деле подмосковных прокуроров, – говорит источник РБК в Следственном комитете. – Влияние прокуратуры осталось только на стадии вынесения обвинительного заключения, но и его можно обойти».

Если законопроект будет принят, прокурорам вернется часть полномочий. Они смогут требовать от следователей выполнения трудового законодательства, соблюдения закона о гостайне, государственной службе и других норм. Поправки уточняют положения закона о прокуратуре в части общего надзора за соблюдением прав работников СКР, сейчас место СКР в системе разделения властей не совсем понятно, говорит партнер практики по разрешению споров «Гольцбалт BLP» Рустам Курмаев.

Два года назад законопроект о распространении общего прокурорского надзора на сотрудников Следственного комитета уже поступал в Госдуму, но тогда его не стали рассматривать, рассказал РБК автор того законопроекта, член думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Поневежский («Единая Россия»).

В нынешней редакции закона СКР не подпадает под проверки Генпрокуратуры, которые она проводит в других ведомствах в рамках общего надзора. СКР считает, что надзор необходим только в рамках УПК, но это не так, говорит депутат. «Надеюсь, теперь этот пробел будет устранен, и Генпрокуратура сможет надзирать за СКР так же, как за всеми другими ведомствами», – отмечает он.

Полномочия прокурора в уголовном процессе, в том числе на стадии осуществления предварительного следствия, определяются Уголовно-процессуальным кодексом (в частности, ст. 37 УПК – права прокурора в уголовном процессе), законопроект его не затрагивает, указывает Курмаев.

С помощью этого закона прокуратура хочет вернуть себе влияние на следствие, не согласен источник в СКР. «Напрямую это сделать не удастся, но они дадут возможность ухудшить положение СКР, забюрократизировать процессы: влиять на трудовую дисциплину, постоянно требовать отчетность», – поясняет он.

Прокурор может получить возможность опосредованно влиять на процесс предварительного следствия через административные, хозяйственные и финансово-экономические проверки, считает Терехин. СКР будет работать как и прежде, но по резонансным делам голос Генпрокуратуры может стать более весомым, это может создать некоторые сложности при расследовании коррупционных дел, связанных с прокуратурой, предполагает Поздняков.

«Это президентский законопроект, и есть все основания полагать, что его быстро примут», – прогнозирует он.

Возможно, таким образом президент хочет сбалансировать расклад сил между Следственным комитетом и Генпрокуратурой небольшим усилением полномочий последней, предполагает политолог Станислав Белковский.

В Генпрокуратуре не ответили на запрос РБК.

Как Следственный комитет отделялся от прокуратуры

В июне 2007 года были приняты федеральные законы №87 «О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс РФ и федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и №90 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Из компетенции прокуроров были исключены полномочия по процессуальному руководству следствием. Следственный аппарат органов прокуратуры фактически стал самостоятельным ведомством — Следственным комитетом (СК) при прокуратуре. Председатель СК считался первым заместителем генерального прокурора, однако назначался и освобождался от должности решением Совета Федерации по представлению президента. Заместители председателя назначались и освобождались от должности также главой государства, но по представлению руководителя СК, а не генпрокурора. Глава СК самостоятельно определял кадровую политику, структуру и полномочия подразделений ведомства.

15 января 2011 года вступил в силу федеральный закон от 28 декабря 2010 года №403 «О Следственном комитете Российской Федерации», согласно которому ведомство подчинялось напрямую президенту, а для назначения главы СК более не требовалось одобрение Совета Федерации. Как отмечалось в пояснительной записке к проекту закона, функционирование Следственного комитета вне системы прокуратуры должно было «повысить объективность следствия».