Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Reuters узнал, что США опасаются вербовки афганских военных Россией и КНР Политика, 04:06
УВЗ начал серийное производство самоходных орудий «Флокс» и «Магнолия» Политика, 03:44
Президент Эквадора отправится на лечение в США из-за меланомы Общество, 03:30
В Перми завели дело об убийстве после обнаружения тела девочки в колодце Общество, 02:36
Путин поздравил Ким Чен Ына с Днем освобождения Кореи Политика, 02:30
В Совфеде заявили о риске подорожания бензина и дизеля в регионах России Политика, 02:12
Академик РАН спрогнозировал сроки спада заболеваемости COVID-19 в России Общество, 01:43
В Госдуме изменили порядок работы с массовыми обращениями граждан Политика, 01:33
Новости, которые вас точно касаются
Самое актуальное о ценах, штрафах и кредитах — в одном письме каждый будний день.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
Свыше 40 стран призвали Москву вернуть контроль над Запорожской АЭС Киеву Политика, 01:23
Авиакомпании попросили Минтранс узаконить «каннибализацию» самолетов Бизнес, 00:44
В Сирии сообщили о гибели троих военных после атаки Израиля на Тартус Политика, 00:32
Сколтех сообщил об уходе иностранных преподавателей из-за личных рисков Технологии и медиа, 00:00
Кадыров сообщил о «зачистке зеленой зоны» в окрестностях Северска Политика, 14 авг, 23:58
В Китае назвали «опасным ходом» визит американской делегации на Тайвань Политика, 14 авг, 23:55
Обвал рубля ,  
0 

Эксперты комитета Кудрина предсказали новую протестную волну в России

Последнее исследование Михаила Дмитриева, предсказавшего массовые акции 2011–2012 годов, фиксирует новые настроения в обществе. Население уже не одобряет политические протесты, но может поддержать новую волну экономических выступлений и перестало верить сообщениям официальных СМИ о ситуации внутри страны. При этом растут недоверие к системным партиям и скепсис по поводу внешнеполитических успехов России
Акция протеста против кризиса. Архивное фото.
Акция протеста против кризиса. Архивное фото. (Фото: ТАСС)

Больше не царь зверей

В среду в Комитете гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина будет представлено исследование экономиста Михаила Дмитриева «Мониторинг политических настроений россиян». ​Исследование проводилось с 6 по 14 декабря, среди 14 фокус-групп в Москве, во Владимире и Гусь-Хрустальном Владимирской области. Группа социологов во главе с бывшим руководителем ЦСР Дмитриевым и Сергеем Белановским изучала настроения россиян в тех же регионах, где проводились прежние исследования (Владимирская область взята как типичный регион европейской части страны, а Гусь-Хрустальный – как типичный депрессивный маленький город), но с использованием новых практик. Помимо стандартных социологических фокус-групп организовывались и фокус-группы  с  использованием психологических тестов. Последние позволили выявить существенные сдвиги в общественном сознании, которые пока не фиксирует обычная социология, рассказал Дмитриев РБК.

Эксперты отмечают, что социальная агрессия, объектами которой раньше были две основные группы – чиновники и мигранты, теперь получила нового адресата – ее основным объектом стал внешний враг. Однако негативное отношение к чиновникам и мигрантам остается, и при усилении экономических проблем эти две группы снова стали главной мишенью протестных настроений.

Население доверяет официальным СМИ, прежде всего телевидению, когда те освещают внешнюю политику, солидаризируется с российской позицией. Но информация о российских реалиях, прежде всего экономических, вызывает недоверие, и люди начинают искать альтернативные источники, в основном в интернете, социальных сетях. Эту ситуацию Дмитриев сравнивает с настроениями советского общества в конце 1970-х годов, когда оно тоже сильно интересовалось «международной обстановкой» и в основном доверяло официальной пропаганде, но о событиях в самом СССР пыталось узнать с помощью западных «голосов».

Часть фокус-групп проводилась сразу после оглашения Послания президента Владимира Путина, и многие участники фокус-групп не услышали в нем убедительных ответов на вопросы о том, что происходит с экономикой и как будет развиваться ситуация, констатирует Дмитриев.

Одобрение деятельности самого Путина у московских респондентов достигает 60–70%, а у провинциальных – 80%, однако фактически единственным мотивом позитивного отношения к действующему президенту является отсутствие ему альтернативы. Граждане не видят потенциальных сильных политиков ни в команде Путина (многие сомневаются, что команда вообще существует), ни в оппозиции. В прежних опросах сильнее звучали позитивные мотивы одобрения Путина. Нынешняя ситуация – признак того, что цикл политической поддержки нынешнего лидера страны входит в более позднюю стадию, резюмирует эксперт.

Предыдущие доклады Дмитриева – Белановского

2011 год

В марте 2011 года экономист Михаил Дмитриев и социолог Сергей Белановский, работавшие тогда в Центре стратегических разработок (ЦСР), представили свой нашумевший доклад, в котором констатировали наступление глубокого политического кризиса, падение поддержки Владимира Путина, Дмитрия Медведева и «Единой России» и предсказали усиление недовольства политической системой в обществе. Согласно социологическим исследованиям, проведенным авторами в фокус-группах, рейтинг Путина тогда составлял 33%, Медведева – 22%, а «кто-то третий» набрал бы на выборах 14%.

2012 год

В докладе 2012 года при изучении фокус-групп эксперты ЦСР зафиксировали, что опрошенные допускали революцию в стране и меньше опасались такого сценария. Негативно воспринимались пиар президента, запретительные законы, «Единая Россия». Дмитриев и Белановский предсказали три сценария: массовое гражданское неповиновение по социальной или экономической причине, самообновление власти во избежание худшего сценария или же, если не первое или второе, то национальное вымирание.

2013 год

Летом 2013 года в своем докладе Дмитриев провозгласил, что в стране, как и с 2006 по 2010 годы, наступило электоральное равновесие, но что потенциал протеста переместился из столиц в глубинку. Именно в регионах при 
ухудшении экономической ситуации могли бы начаться массовые протесты, как в 2010 году. На презентации этого доклада председатель КГИ Алексей Кудрин заявил, что Россия находится на пороге экономической депрессии.

Pro
Фото: Михаил Гребенщиков / РБК «Вкусно — и запятая»: что делать с наспех созданными новыми брендами
Pro
«Тонкое искусство пофигизма»: как перестать следовать навязанным целям
Pro
Фото: Shutterstock Платить придется больше: 5 секретов работы с китайскими партнерами
Pro
Появилась новая разновидность выгорания. Как от нее защититься
Pro
Фото: Chris Hondros / Getty Images Как Пакистан оказался на грани дефолта и какие страны будут следующими
Pro
«Простой путь к богатству»: секреты успешного инвестирования
Pro
Фото: Jonathan Gallegos / Unsplash Что не стоит рассказывать на собеседовании о своих детях
Pro
Фото: Ethan Miller / Getty Images «Ты — просто винтик»: каково работать в Microsoft — в 5 пунктах

Граждане поддерживают заявленную Путиным патриотическую повестку. Однако психологические тесты показывают, что достижимость заявленной цели – усилить уважение к России и ее роль в мире – вызывает сомнения на подсознательном уровне. Стандартные психологические тесты, в которых респондентам предлагалось сравнить страну и президента с каким-нибудь видом животных сейчас и на момент начала года, показали, что в подсознательной иерархии животного мира произошло резкое снижение статуса. Если в начале года Россия и Путин ассоциировались с более важными и сильными животными – такими как лев, медведь, бык, орел, то теперь называют менее статусных волка, рысь, зайца и т.п. Наиболее сильно снижение статуса (у более чем 70% респондентов) заметно в Москве, менее сильно (около 50%) в Гусь-Хрустальном. Таким образом, вес России в мире в результате экономических и внешнеполитических проблем, в понимании граждан, ослабел, делают вывод исследователи.

Боятся войны и инфляции​

Другой эффект года выявлен в еще одном психологическом опросе: по пятибалльной шкале граждане оценивали главные угрозы. Самыми сильными фобиями оказались возможность войны (в среднем 4,3 балла) и страх сильной инфляции (4,2 балла). При этом страх войны скорее иррациональный: в возможность втягивания России в полномасштабный военный конфликт респонденты не верят.

Настроения граждан, по мнению социологов, близки к тем, что были во время предыдущего кризиса 2008 года: тогда также на пике были рейтинги Путина и его преемника Дмитрия Медведева, но росли страхи экономических проблем. Хотя в среднем по стране уровень жизни в 2009 году не снизился, в 2009–2010 годах начались экономические протесты, в основном на периферии, там, где было наиболее сильное падение производства. По форме – голодовки, забастовки, перекрытия трасс – они характернее для стран третьего мира и для российских протестов эпохи дефолта 1998 года. Тогда эту волну протестов мало кто заметил, но уже в 2011–2012 годах началась волна политических протестов, характерных уже для более развитых обществ.

Готовность к протестам по экономическим мотивам всегда была выше, чем к политическим, отмечает руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра Наталья Зоркая, ссылаясь на наблюдения центра. По ее словам, респонденты чаще всего высоко оценивают вероятность такого недовольства, но ниже – свою готовность защищать свои экономические интересы, а еще меньшее число реально участвуют в протестных акциях . «Большинство поддаются созданной пропагандой атмосфере и поддерживают внешнюю политику. Трезвые оценки происходящего с пониманием последствий присоединения Крыма, санкций и др. появляются, но медленно», – объясняет социолог. Зоркая считает, что есть вероятность протестов, наподобие акций 2005 года против монетизации льгот, но не более.

Нынешняя ситуация заметно отличается от прежней, подчеркивает Дмитри​ев. Тогда население в целом позитивно относилось к политическим протестам и даже отчасти ассоциировало себя с протестующими (резко возражало против законов, фактически запрещающих несанкционированные митинги). Теперь даже в Москве массовые политические акции вызывают отторжение: работает украинский фактор, страх последствий, которые наступают после потери политической управляемости, страх распада страны, отмечает исследователь. В следующем году падение уровня жизни практически неизбежно, и велика вероятность экономических протестов в разных регионах, но сменятся ли они политическими при таком изменении настроений – большой вопрос, констатирует эксперт.

Но власти предстоит решить еще одну задачку: с момента кризиса до начала парламентских выборов остается полтора года, тогда как в прежнем цикле (кризис начался в 2008 году, выборы состоялись в 2011 году) более серьезный запас времени. При этом опросы фиксируют новое отношение к системным оппозиционным партиям: о них вообще не говорят или говорят в пренебрежительном тоне, не воспринимая как реальных, самостоятельных игроков. Не воспринимают как реальную силу и «Единую Россию». Население не видит реального политического предложения, его будет трудно мотивировать сделать определенный выбор, констатирует Дмитриев.

В целом же доминирующими в массовом сознании могут стать ценности выживания, характерные для настроений после дефолта 1998 года. Они вытесняют ценности развития и самореализации (модернизационную повестку) начала десятых годов, а также традиционалистские ценности «сильной державы» начала 2014 года. С такими настроениями общество вступает в период экономического кризиса, и оно может довольно остро реагировать на двухзначные цифры инфляции. На будущий год это может стать​ главной проблемой для власти, резюмирует Дмитриев.

Авторы
Теги