Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Кабмин не поддержал поправки к закону о продаже лекарств в интернете Общество, 03:55 NYT узнала о желании Зеленского нанять связанных с Трампом лоббистов Политика, 03:47 Эксперты сравнили траты россиян и европейцев на продукты Общество, 03:09 Связанная c Rambler компания потребовала заблокировать Twitch Общество, 02:41 В РВСН заявили о планах США испытать две новые ракеты средней дальности Технологии и медиа, 02:29 Nord Stream 2 попросил разрешения строить трубопровод зимой Экономика, 02:18 Эрдоган пригрозил США признанием геноцида индейцев Политика, 01:37 Что нужно выбросить перед праздниками РБК и Huawei, 01:29 Матч чемпионата Испании остановили из-за оскорблений украинского игрока Спорт, 01:17 В РВСН заявили о планах запустить шесть баллистических ракет в 2020 году Технологии и медиа, 01:13 Россиянам предложили не копить на пенсию по одному рублю Экономика, 01:00 Минфин предложил ввести минимальную доходность от управления пенсиями Финансы, 01:00 Онлайн-кинотеатр объяснил удаление эпизода сериала о беспорядках Технологии и медиа, 00:41 Второй за день самолет экстренно вернулся в Шереметьево Общество, 00:32
Политика ,  
0 
Сделка по иранской ядерной программе оказалась на грани срыва
В понедельник истекает срок, до которого Иран и «шестерка» ведущих держав должны заключить в Вене соглашение, ставящее под контроль ядерную программу ближневосточной страны. В пятницу на Московской конференции по нераспространению западные и иранские эксперты констатировали, что сделка может не состояться, поскольку до последних дней не были преодолены принципиальные разногласия. Альтернатива ей – усиление западных санкций и ужесточение внешней политики Тегерана
Национальные флаги Ирана (Фото: REUTERS 2014)

24 ноября истекает срок, за который Иран и «шестерка» международных посредников (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия) договорились согласовать условия, на которых иранская ядерная программа должна быть поставлена под международный контроль в обмен на постепенное снятие международных санкций. Такая сделка необходима, чтобы предотвратить появление у Ирана ядерного оружия и дальнейшей эскалации напряженности на Ближнем Востоке, и это единственная возможность для Ирана избежать дальнейшей международной изоляции и санкций, пишет в редакционной статье Arms Control Today.

Очередной этап переговоров прошел в Вене на этой неделе. В пятницу министр иностранных дел Великобритании Филипп Хаммонд заявил, что разногласия сохраняются, участники переговоров возвращаются домой из Вены для дальнейших переговоров с экспертами, но снова вернутся в Вену в выходные. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф заявил, что процесс переговоров очень сложный. При этом госсекретарь США Джон Керри заявил в четверг, что стороны не намерены продлевать переговоры.

Первых договоренностей Иран и посредники добились в ноябре 2013 года, когда появился первый документ, по которому некоторые санкции со стороны США и ЕС были сняты. Тогда же стороны договорились достичь окончательного соглашения к 20 июля. Однако к этой дате стороны к согласию не пришли и продлили переговоры до 24 ноября.

Промежуточная сделка

Уложатся ли переговорщики в срок и что им может помешать, ведущие мировые эксперты обсудили в пятницу на Московской конференции по нераспространению, проводимой Центром энергетики и безопасности.

Западные эксперты, обсуждавшие возможность заключения соглашения, сошлись на том, что, скорее всего, все вопросы не будут урегулированы и будет заключено промежуточное соглашение. Однако их иранские коллеги полагают, что Иран не заинтересован в продолжении переговоров и если не заключить соглашение сейчас, его будет невозможно заключить в ближайшие годы из-за неблагоприятной политической конъюнктуры в США и Иране: президент Барак Обама с января следующего года будет находиться под прессингом республиканского большинства в обеих палатах конгресса, президент Ирана Хасан Роухани находится под постоянным давлением сторонников жесткой линии и противников соглашения.

«С высокой долей вероятности можно сказать, что достичь полного соглашения сейчас невозможно», – заявил Роберт Айнхорн, старший научный сотрудник Brookings Institution. Стороны, по его мнению, 24 ноября могут заявить о достижении договоренностей по основным параметрам. По оценке Айнхорна, президент Обама и Роухани понимают, что альтернативы переговорам нет, но оба находятся под сильным давлением оппозиции. Критики Роухани даже сильнее в попытках торпедировать решение вопроса, чем республиканцы, говорит Айнхорн.

«Вполне возможно, что мы увидим промежуточное соглашение и продление сроков переговоров», – согласен  Ли Гофу, директор Центра изучения Ближнего Востока Китайского института международных исследований.

Санкции влияют мало

Иранские эксперты констатировали разногласия в оценках того, что заставило Иран согласиться на эти переговоры. Убеждение, что Иран пришел к переговорам из-за санкций, совершено не правомочно, заявил Мостава Захрани, гендиректор Института политических и международных исследований Ирана. По его словам, Иран и ранее был готов договариваться, в 2005 году, когда санкции не были еще столь сильны, но сейчас, когда представилась еще одна возможность, Тегеран счел возможным сесть за стол переговоров, так как считает, что ядерная бомба не полезна стране, а пусть сфабрикованный по надуманным причинам, но все же возможный кризис стране не нужен.

С того что санкции никак не влияют на Иран, свои выступления начали и Аббас Малеки, замдиректора по международным исследованиям Центра стратегических исследований, и еще один иранский эксперт – Голомали Чегнизаде, профессор Университета им. Алламе Табатабаи. Однако в ходе дискуссии Малеки признал, что санкции все же сказываются, в основном на среднем классе и интеллигенции, но не на правящем классе.

Технические разногласия

Технические разногласия эксперты тоже перечислили. Самый главный нерешенный вопрос – какой потенциал обогащения урана Иран может сохранить, «шестерка» хочет существенно сократить имеющееся у Ирана количество центрифуг, что увеличит до года период, за который Иран сможет произвести ядерный боезаряд, сказал Айнхорн. Есть, по его словам, разногласия по срокам соглашения: Иран хочет заключить его на срок до 2021 года, когда истекает срок действия контракта с Россией на поставку топлива на АЭС «Бушер», после чего Иран хочет иметь собственный потенциал для производства топлива для станции.

Однако в ноябре Россия и Иран достигли договоренностей о том, что срок поставок может быть увеличен. Тем не менее это не означает, что Иран откажется от собственной программы обогащения и готов отдать все на откуп России, заявил Чегнизаде. Это бы подорвало основной принцип иранской революции – самодостаточность, объяснил эксперт.

Для Ирана проблема не в центрифугах, а в отмене санкций ООН, пусть они и не оказали влияния на Иран, но нанесли ему имиджевый урон, говорит Чегнизаде.

Если не договорятся

Срок 24 ноября был предложен Ираном, если не будет соглашения, ничего страшного не случится, но иранские переговорщики не готовы продлять переговоры, они готовы работать и сидеть в Вене, пока не придут к сделке, передал настрой иранской делегации Мостафа Захрани, прилетевший в Москву из Вены. Иран считает, что США ждут последнего момента, чтобы прийти к соглашению, сказал Захрани.

Однако западные коллеги были настроены более пессимистично. Если сейчас не договориться, потом будет еще сложнее выйти на сделку из-за результата выборов в США, предупредил китайский эксперт Ли Гофу. На карту, по его мнению, поставлена политическая репутация и Рухани, и Обамы, и для ее сохранения полезно было бы достичь соглашения. К тому же между странами впервые установился такой уровень доверия, который сложился за время переговоров, заметил  Ли Гофу.

Альтернатива сделки – усиление санкций, предупредил бывший министр иностранных дел Швеции и бывший гендиректор МАГАТЭ Ханс Бликс. По мнению Чегнизаде, если к соглашению не придут, начнется  радикализация внешнеполитической позиции Ирана.