Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как открыть школу блогеров, если тебе 19 лет РБК Стиль и YE’S apartaments, 23:16 Попавшего в аварию в Нижнем Новгороде водителя лишали прав за пьяную езду Общество, 23:11 В Казани во время пожара в пятиэтажке погибли два человека Общество, 23:02 Корбин не увидел выгоду для лейбористов в публикации секретных документов Политика, 22:57 Число погибших при пожаре в одесском колледже возросло до восьми Общество, 22:53 Почему миллениалы предпочитают рассрочку кредитам РБК и Совесть, 22:22 «Уфа» выиграла два выездных матча подряд в чемпионате России Спорт, 21:52 Орешкин сообщил о прогрессе на переговорах Путина и Лукашенко Политика, 21:46 Путин и Лукашенко решили встретиться снова через две недели Политика, 21:46 Пленник пледа или диванный эксперт: чем заняться на Новый год. Тест РБК и Huawei, 21:34 Российские биатлонисты остались без наград в эстафете на этапе Кубка мира Спорт, 21:29 Лукашенко уехал из резиденции Путина без заявлений для журналистов Политика, 21:27 В Нижнем Новгороде возбудили уголовное дело после ДТП со школьниками Общество, 21:19 Переговоры Путина и Лукашенко продлились более пяти часов Политика, 21:09
Политика ,  
0 
Дольщик оспорил в КС порядок выплат при банкротстве строительной компании
Москвич оспорил в Конституционном суде процедуру банкротства, по которой дольщики попадают в третью очередь кредиторов разорившихся застройщиков. Единороссы инициативу поддерживают. Но она не пройдет, считают эксперты
Фото: Донат Сорокин/ТАСС

​Житель Москвы Дмитрий Габалов подал жалобу в Конституционный суд. Он просит признать противоречащим Основному закону несколько положений закона о банкротстве. Об этом РБК рассказал его адвокат Марат Аманлиев. Защитник уточнил, что 16 октября, в пятницу, направил жалобу по почте в КС.

Место в очереди
Оспариваемые нормы (п.1 ч.1 ст.201.8, а также статьи 201.9 и 201.11 ФЗ «О банкротстве») предусматривают, что граждане, участвующие в долевом строительстве, попадают только в третью очередь возмещения убытков в случае банкротства компании.

В первую очередь закон обязывает погашать долги в случае причинения вреда жизни и здоровью, а во вторую выплачивать заработную плату и выходные пособия, оплачивать проведенные работы сотрудникам и подрядчикам, а также платить за результаты интеллектуальной деятельности. И только в третью очередь закон позволяет погашать долги перед участниками строительства — в том числе дольщиками. В эту очередь погашаются и требования банков, если они предоставляли застройщику банковскую гарантию на строительство. Банки-кредиторы идут в четвертую очередь.

По мнению Габалова и его адвоката Аманлиева, такая процедура нарушает принцип равенства всех перед законом, а также гарантированное Конституцией право на жилище.

Как рассказал Аманлиев, его доверитель в 2010 году выкупил долю одного из участников долевого строительства в строящемся многоквартирном доме на улице Генерала Глаголева, 19. Застройку вела компания «Энергостройкомплект-М». Но дом был введен в​ эксплуатацию только 30 ноября 2011 года, а за месяц до этого — 15 октября — ЗАО «Энергостройкомплект-М» было признано банкротом, рассказывает Аманлиев. В итоге многие дольщики не смогли оформить право собственности на квартиры. Жилье же получили только те, кто успел до объявления фирмы банкротом установить право собственности через суд, подчеркивает адвокат.

«Квартиру в собственность я не получил, в признании наличия у меня права проживать в ней мне отказано», — отмечает в своей жалобе Габалов. Как следует из его заявления, его пока только включили в реестр кредиторов.

Суп для дольщика

Идея правильная, но КС вряд ли удовлетворит иск, считает руководитель рабочей группы «Единой России» по защите прав дольщиков, зампредседателя комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн. «Я поддерживаю эту инициативу и буду рад, если и КС поддержит, но это маловероятно. Сейчас для дольщиков в банкротном законодательстве и так сделано много исключений. В первой очереди по выплатам находятся работники компании. КС вряд ли посчитает, что это неконституционно», — рассуждает единоросс.

По оценке Хинштейна, в начале 2015 года количество обманутых дольщиков в России составляло более 70 тыс. человек.

Адвокат Игорь Трунов (известный, в частности, тем, что отстоял в Конституционном суде право обвиняемой в ДТП на Ленинском проспекте на посмертное судебное разбирательство), также сомневается, что КС может изменить процедуру банкротства. «Сейчас приоритеты расставлены верно: дольщики выступают как организаторы строительства, многие из них делают это ради извлечения прибыли, — считает Трунов. — Цена на стадии строительства гораздо ниже, и человек рискует, вкладывая деньги».

Трунов отмечает, что действительно среди дольщиков есть те, кто платит свои последние сбережения или продает единственное жилье ради улучшения своих жилищных условий, но таких людей немного.

Но проблему бездомных и голодных должно решать государство в рамках социальных программ, считает Трунов. «Эта проблема гораздо шире, сюда попадают и те, кто неудачно заложил имущество или просто прогорел. Обманутые дольщики — это не единственная ситуация, когда человек оказался на улице, во всем мире для таких людей есть бесплатные ночлежки и бесплатный суп», — рассуждает адвокат. В России же над этим вопросом только начинают задумываться, отмечает Трунов.

Юрист адвокатского бюро «А2» Екатерина Ильина также считает, что иск не будет удовлетворен. «Я не думаю, что Конституционный суд признает жалобу гражданина обоснованной: закон «О банкротстве» не противоречит Конституции, — заявила она. — Кроме того, на выплаты первым двум категориям застройщики не тратят больших сумм».

Процент удовлетворения жалоб граждан в Конституционном суде минимален — он составляет не более 1%, говорит Ильина. Процедура рассмотрения заявки в КС занимает не менее полугода, добавляет она.

В правительстве прокомментировать эту инициативу не смогли. Представитель секретариата первого вице-премьера Игоря Шувалова, курирующего отрасль, посоветовал обратиться за комментарием в Минстрой. Представитель Минстроя пояснил РБК, что закон о банкротстве находится в компетенции Минфина, а Минстрой регулирует взаимоотношения застройщиков и дольщиков в рамках закона о долевом строительстве. Получить оперативный комментарий в Минфине не удалось.

Дольщик защищен

По словам директора департамента ипотечного бизнеса Локо-банка Ирины Дзюбы, существующий закон о банкротстве и так должным образом защищает граждан. «Конечно, у банка больше инструментов на то, чтобы вернуть средства, — говорит она. — Но за застройщиками установлен пристальный контроль со стороны Минстроя, за задержку сроков строительства девелоперов штрафуют, в случае банкротства застройщика государство и город помогают искать санатора».

По мнению партнера девелоперской компании «Химки Групп» Дмитрия Котровского, в первую очередь застройщик должен расплачиваться с банками и подрядчиками, и только потом — с дольщиками. «Дольщик, когда вкладывает в строительство, должен понимать, что он несет определенные риски, — говорит Котровский. — Кроме того, у него есть выбор — купить квартиру на вторичном рынке, в высокой стадии строительства. Подрядчик работает с застройщиком по контракту, поэтому логично, что подрядчикам выплаты должны идти раньше, чем дольщикам».

Когда застройщик не выполняет обязательства перед дольщиками, как правило, в ситуацию вмешивается город и помогает найти компанию, которая будет достраивать за него, напоминает Котровский. «Так было, например, несколько лет назад, когда за компанией «Спецвысотстрой» достраивала Mirax Group», — добавляет собеседник РБК.

Генеральный директор компании «Региондевелопмент» Ольга Вальчук, напротив, считает, что при банкротстве застройщика в первую очередь необходимо соблюдать права дольщиков. «Логичнее всего делать выплаты в порядке очередности: кто раньше всех инвестировал, тому и нужно выплачивать раньше всех, — говорит она. — Как показывает практика, первые инвестиции застройщику идут чаще всего как раз от дольщиков».

Афера в квадрате

Компания «Энергостройкомплект-М» также занималась строительством 11-го микрорайона в Южном Тушино. Там фирма не выполнила обязательства перед 1,5 тыс. дольщиками: не построила дома, а права на квартиры перепродала по несколько раз.

Директор этой компании Андрей Кручинин в 2012 году был приговорен Тверским судом столицы к пяти годам колонии за мошенничество. А в 2015 году под следствие попали и сами следователи, которые расследовали аферу в Южном Тушино. Согласно материалам дела, после банкротства компании обязательства перед дольщиками в Южном Тушино взяло на себя правительство Москвы и в порядке очереди начало выделять потерпевшим жилье в других районах города, а также достраивать дома в микрорайоне.

Однако, по версии обвинения, следователь Главного следственного управления МВД по Москве Евгений Примаков и его коллега Сергей Кавтун, а также гендиректор инвестиционной финансовой компании «Аврора» Антон Бордовский стали фальсифицировать договоры долевого участия дольщиков и признавать потерпевшими посторонних людей, чтобы на их имя получить квартиры. ​Квартиры в дальнейшем продавались, а деньги распределялись между соучастниками, считает сторона обвинения. Изначально в этом деле следствие насчитало десять эпизодов, но расследование сейчас продолжается.