Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Нью-Йорке от коронавируса умер музыкант Адам Шлезингер Общество, 09:16 Букмекеры сократят финансирование блогеров и футбольных клубов Спорт, 09:00 В Бурятии за сутки число заразившихся коронавирусом выросло до 30 Общество, 08:59 В Кремле и Минобороны обсудили альтернативные сценарии парада Победы Общество, 08:59 Все не так плохо: почему Nike так легко переживает пандемию — Bloomberg Pro, 08:49 Федун озвучил сумму потерь «Спартака» из-за приостановки чемпионата Спорт, 08:31 Что случилось за ночь. Главные новости РБК Общество, 08:25 Синоптики пообещали москвичам дождь и порывистый ветер Общество, 08:25 Росстат предложил перенести перепись населения на 2021 год Общество, 08:15 На какие письма можно не отвечать: глава Adobe — о деловых привычках Pro, 08:14 Сколько стоит российским клубам отсутствие футбола. Что важно знать Спорт, 08:00 Страховщики спрогнозировали отказы компаний от ДМС из-за кризиса Финансы, 08:00 В постпредстве России допустили отправку новой партии гумпомощи в США Общество, 07:57 «Коммерсантъ» узнал о планах сделать следующую неделю нерабочей Общество, 07:53
Политика ,  
0 

Что угрожает Кавказу: эксперты назвали главные факторы риска для региона

Российские эксперты оценили политические риски в странах Южного Кавказа: наиболее стабилен Азербайджан, наименее — Армения. В числе основных угроз — экономическая нестабильность, отчасти спровоцированная Россией, и ИГ
Виды Грузии (Фото: ТАСС)

Конфликт на Украине и противостояние России и Запада привели к обострению ситуации на всем постсоветском пространстве, включая Южный Кавказ, имеющий для России особое значение, пишут авторы доклада «Оценка политических рисков в регионе Закавказья», подготовленного холдингом Minchenko Consulting и предоставленного РБК.

Обострилась в регионе и конкуренция между проектами европейской и евразийской интеграции, приходят к выводу эксперты, призывая учитывать, что реализация любого интеграционного проекта в кавказских условиях требует особого внимания. Любое изменение сложившегося статус-кво чревато либо новыми конфликтами, либо эскалацией конфликтов «замороженных», считают авторы.

Они напоминают, что на Кавказе после распада СССР произошло шесть вооруженных конфликтов, а Абхазия, Южная Осетия, Нагорно-Карабахская Республика остаются непризнанными или частично признанными государствами.

Новые риски для стран

Наиболее стабильной страной эксперты признали Азербайджан. По шкале от 0 до 40, где последняя цифра является показателем абсолютной нестабильности, он получил 22 балла. На втором месте — Грузия (25 баллов), наименее стабильной является ситуация в Армении (29 баллов). Среди «де-факто» государств наиболее устойчивая ситуация в Южной Осетии (23 балла), на втором месте Абхазия (24 балла), наименее стабилен Нагорный Карабах (25 баллов).

К новым рискам для стран эксперты отнесли возможность эскалации насилия в зоне карабахского конфликта и на армяно-азербайджанской границе за пределами «линии соприкосновения», усиление евроатлантических устремлений Грузии, укрепление позиций «Исламского государства» (ИГ) на Ближнем Востоке и попытки экспорта радикальных исламистских настроений и террористических методов на Кавказ.

Под давлением находится и макроэкономическая стабильность стран региона: заметная девальвация валют этих стран происходит на фоне снижения объема валютных переводов из-за рубежа и стагнации в сфере инвестиций.

В каждой из международно признанных стран есть социальные и внутриполитические проблемы: массовые протесты и начавшаяся летом конституционная реформа в Армении, активизация на фоне сложной экономической ситуации оппозиционного «Единого национального движения» в Грузии и несистемной исламистской оппозиции в Азербайджане, неопределенность политического будущего Турции и Ирана.

Азербайджан: прочность власти под угрозой несистемных игроков

Эксперты признают, что позиции действующей власти в Азербайджане выглядят прочными, она не сталкивается с серьезной внутриполитической конкуренцией. Президент Ильхам Алиев служит свой третий президентский срок и может неограниченное число раз переизбираться, на выборах 2013 года его ближайший соперник набрал чуть более 5% голосов, а в нынешнем составе парламента присутствует только один оппозиционер. Парламентские выборы осенью этого года картину кардинально не изменят, говорится в докладе.

Однако здесь и сокрыты возможные риски для политического будущего Азербайджана, предупреждают эксперты: азербайджанская стабильность имеет свою оборотную сторону — она построена на монополизации политического пространства и маргинализации светской оппозиции. Но в отсутствие ярких лидеров и привлекательных программ у оппозиции есть риск использования социального недовольства различными несистемными силами, в том числе исламистскими.

Сохраняется угроза стихийных выступлений, чреватых насилием, как по отношению к чиновникам, так и со стороны властных структур (в январе 2013 года волнения произошли в Исмаиллы, в марте 2012 года — на севере республики, в Губе). В последние годы активизировались и различные турецкие по происхождению исламистские течения (учения Саида Нурси и Фетуллаха Гюлена). Эти силы выступают либо за демонтаж нынешней азербайджанской государственности и превращение страны в исламскую республику, либо за минимизацию светских порядков, указывают эксперты.

Экономическое положение Азербайджана выглядит прочным: позитивными индикаторами экономического развития в 2014 году стали низкая инфляция (1,4%), стабильный курс национальной валюты — маната — и рост валютных резервов (порядка $15 млрд). Но в качестве негативного индикатора эксперты отмечают слабые успехи власти в диверсификации экономики — ненефтяной сектор в промышленном производстве пока что не превысил уровень 5%.

Грузия: отсутствие ярких успехов коалиции

Оценивая ситуацию в Грузии, эксперты указывают на то, что страна остается уязвимой во многих отношениях: правящая коалиция «Грузинская мечта» не может похвастаться серьезными успехами в экономическом развитии. Сохраняются конфронтационные отношения между ней и ведущей оппозиционной силой страны в лице «Единого национального движения» экс-президента Михаила Саакашвили. Однако высоких рисков в политическом развитии Грузии удается избежать: даже непрочность правящей коалиции и возможное возвращение к власти ЕНД не приведут к новому витку политически мотивированного насилия, а грузинские элиты настроены на компромисс, полагают эксперты.

Гораздо большие риски несет внешнеполитический курс Грузии: нормализация отношений Тбилиси и Москвы остается под вопросом, а одним из наиболее серьезных рисков для сегодняшней Грузии остается угроза со стороны джихадистов. Один из самых известных лидеров ИГ Умар аш-Шишани (Тархан Батирашвили) является выходцем из Панкисского ущелья.

Увеличивает риски и экономическая ситуация в Грузии, указано в докладе: бедность и безработица, монополизация экономики остаются хроническими проблемами страны. В 2014 году падал курс национальной валюты — лари, не удалось справиться с демонополизацией грузинской экономики: на долю монополий по-прежнему приходится 80% производства и импорта, тогда как на малый и средний бизнес — всего 10%.

Согласно официальной статистике, в прошлом году уровень безработицы в Грузии составил 12,4%. Соглашение об ассоциации Грузии с Европейским союзом, заключенное в прошлом году, также требует от Тбилиси дополнительных усилий — стране придется реформировать кредитную систему.

Армения: тест для союзничества с Москвой

​Уязвимой, по мнению экспертов, остается и Армения. Ее дестабилизируют политическая и экономическая изоляция со стороны соседних Турции и Азербайджана, затяжной карабахский конфликт, рост социальных протестов на фоне хронических проблем в национальной экономике. Одновременно подвергается испытаниям и союзничество с Россией.

В армянском обществе имеется значительный потенциал социально-политического недовольства, это подтверждает рост числа массовых протестов на протяжении всего 2014-го и первой половины 2015 года, указывают эксперты. В июне в стране прошли широкомасштабные акции протеста против повышения тарифов на электроэнергию.

Армения из трех республик Закавказья в наибольшей степени интегрирована с Россией: страна входит в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийский экономический союз. Более половины всех иностранных инвестиций, идущих в Армению, российского происхождения, а многие стратегически важные объекты страны принадлежат российским компаниям: ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» является дочерним предприятием ОАО «РЖД», российский «Газпром» — единственный акционер ЗАО «Газпром Армения», а «Электросети Армении» — «дочка» «Интер РАО ЕЭС».

Но как показали события июня, тарифная политика дочерних предприятий российских корпораций вместе с поведением некоторых их представителей создает негативный общественный фон для двусторонних отношений. Следствием этого является рост критики к «привязке» армянской внешней политики к России и запрос на диверсификацию, указывают авторы доклада.

Без улучшения качества управления российским присутствием в стране сохраняются риски пересмотра фундаментального союзничества Еревана и Москвы, что может повлечь за собой серьезные сдвиги в системе региональной безопасности (эскалация конфликта в Нагорном Карабахе, более активное вмешательство Запада в разрешение застарелого противостояния), предупреждают эксперты.

Экономическая ситуация в стране несет значительные риски для устойчивости политической системы Армении. Острым вызовом стало падение национальной валюты — драма — в конце ноября 2014 года до восьмилетнего минимума. Значительная часть населения республики живет за счет переводов средств из-за рубежа, чей объем серьезно снизился. Только в январе 2015 года в страну поступило $72,1 млн против $122,5 млн в прошлом году. Несмотря на некоторое увеличение переводов из США, примерно на 56% сократился объем переводов из России.​ В меньшей степени та же проблема коснулась и Грузии, и Азербайджана.

Москва — за стабильность

В целом, по мнению президента холдинга Minchenko Consulting Евгения Минченко, Москва на данном этапе заинтересована в сохранении нынешнего статус-кво на Южном Кавказе: «Россия — один из главных интересантов в том, чтобы сохранялась стабильность». Однако, по мнению эксперта, она не готова пересмотреть свои отношения с Западом, из-за того что противостояние с ним негативно сказывается на странах Закавказья.

В вышедшем в июне исследовании ситуации в странах Южного Кавказа Института Брукингса «Прослеживая кавказский круг» также говорится о том, что присоединение Крыма к России и дестабилизация в Донбассе имели последствия и для этого региона. «Все три страны Кавказа остаются тесно связанными с российской экономикой через инфраструктуру, торговлю, инвестиции, денежные переводы от проживающих в России и через рабочую миграцию», Россия настаивает на том, что все три страны должны оставаться в ее сфере влияния, отмечают авторы. При этом все три государства, продолжают они, испытывают разочарование в политике США и ЕС, недостаточно активно работающих с ними и отстаивающих их интересы.