Лента новостей
Кинокомпания Warner анонсировала съемки четвертой части фильма «Матрица» Общество, 01:04 СМИ узнали об одобрении госдепом поставок истребителей F-16 для Тайваня Политика, 00:47 Президент Румынии выступил за увеличение военного присутствия США Политика, 00:44 В Приморье умерла певица Олеся Яковлева Общество, 00:07 Учителя назвали главные проблемы с новыми технологиями в образовании Общество, 00:01 Mastercard запланировала запуск переводов по номеру телефона за границу Финансы, 00:00 Медведев и Хачанов в теннисной элите. Чего ждать от них дальше Спорт, 00:00 В театре назвали причину смерти актрисы Александры Назаровой Общество, 20 авг, 23:53 Адвокат допустил прекращение уголовных дел против сестер Хачатурян Общество, 20 авг, 23:37 Стали известны название и дата выхода нового фильма о Джеймсе Бонде Общество, 20 авг, 23:35 Трамп оценил перспективы Салливана в качестве посла России Политика, 20 авг, 23:23 Трамп заявил о переигранном Путиным Обаме Политика, 20 авг, 23:15 Помпео заявил о возрождении «Исламского государства» в отдельных регионах Политика, 20 авг, 22:58 Премьера Италии отправили в отставку Политика, 20 авг, 22:34
Война в Сирии ,  
0 
Турция обустраивается в Сирии: что будет после взятия Африна
Турция достигла главной цели операции «Оливковая ветвь» и заняла сирийский Африн. Там уже созданы местные органы власти. Анкара использует эту территорию для политического и экономического торга в Сирии, уверены эксперты
Фото: Khalil Ashawi / Reuters

Военные операции Турции против курдов в Сирии будут продолжаться и распространяться дальше на восток, пока не будут «очищены от боевиков» сотни городов вплоть до иракской границы, заявил в понедельник, 19 марта, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (цитата по Reuters).

Днем ранее, 18 марта, Эрдоган объявил о взятии боевиками «Сирийской свободной армии» (ССА) при поддержке турецких военных города Африна — административного центра одноименного района на северо-западе Сирии на границе с Турцией, контролируемого курдскими отрядами самообороны YPG и YPJ. Боевики ССА вошли в город почти без боя после того, как курдские вооруженные формирования вывели свои силы, отмечает газета The New York Times.

Взятие Африна

О взятии города Эрдоган объявил в воскресенье утром на церемонии празднования 100-летней годовщины битвы при Галлиполи. «Большинство террористов уже сбежали с поджатыми хвостами», — отметил Эрдоган. По словам президента, после взятия города турецкие спецслужбы помогают вооруженной сирийской оппозиции обезвредить мины, оставленные курдскими формированиями.

Совместная операция Турции и сирийской оппозиции, получившая название «Оливковая ветвь», началась 20 января этого года. Как неоднократно подчеркивала Анкара, цель операции — выбить из пограничного Африна «террористов» YPG и YPJ и обеспечить тем самым безопасность своих границ. Эти отряды входят в состав преимущественно курдских «Сирийских демократических сил» (SDF), которые являются боевым крылом прокурдской партии «Демократический союз» (PYD). PYD идеологически связана с Рабочей партией Курдистана (РПК) — обе партии признаны в Турции террористическими и запрещены в стране. Кроме того, именно на РПК турецкие власти возлагают ответственность за большинство терактов в стране.

По данным базирующейся в Лондоне Сирийской обсерватории по правам человека (SOHR), за два месяца операции более 1500 курдских бойцов были убиты в Африне. Большинство погибли в результате авиаударов и артиллерийских обстрелов, отмечает The Guardian. Правозащитники сообщают также, что с 20 января было убито более 400 боевиков сирийской оппозиции, сражавшихся на стороне Турции, и 78 турецких военных.

Взятие протурецкими силами города Африна привело к массовому бегству курдского населения из этого района. По данным Reuters, город и район покинули более 200 тыс. мирных жителей.

Создание лояльного совета

После взятия города Эрдоган пообещал восстановить район. «Мы предпримем всевозможные шаги, чтобы жители района, проживающие в настоящее время в нашей стране и других местах, как можно скорее вернулись к себе на родину, в свои дома», — заявил он. По данным турецкого издания Timeturk, процесс организации управления Африном уже запущен. В воскресенье, 18 марта, в одной из гостиниц города Газиантеп на юге Турции состоялось собрание представителей Африна, на котором они выбрали членов совета для администрирования города, а также обсудили меры по обеспечению безопасности.

В конгрессе, который проходил в закрытом режиме и без присутствия СМИ, приняли участие делегаты различных этнических групп и религиозных меньшинств (в том числе арабы, курды, езиды, алавиты и христиане) — всего 100 человек. Как отмечает The New York Times, 15 человек приехали из самого Африна, остальные — из других мест. Они покинули район, так как были противниками YPG.

Организатор встречи, глава общества независимых сирийских курдов Абдулазиз Таммо рассказал The New York Times, что для обеспечения безопасности на границе района Анкара собирается задействовать турецких военных и боевиков ССА, а вопросы внутренней безопасности турецкие военные оставят местной полиции. Управление самим городом поручено созданному местному городскому совету, в который вошли 30 человек, избранные на конгрессе в Газиантепе. Совет должен сформировать специальные комитеты и комиссии для восстановления населенных пунктов, пострадавших во время военных действий. По данным Timeturk, участники мероприятия также договорились об отмене обязательной военной службы в Африне — защита города должна осуществляться добровольцами за зарплату, которую будет выплачивать администрация.

Таммо — известный курдский политик, оппозиционный Дамаску, но выступавший за освобождение курдского населения Сирии от влияния Рабочей партии Курдистана и отрядов YPG.

Управляемая власть

В Африне Турция планирует создать квазинезависимые органы самоуправления из представителей курдского большинства, провести партизанские операции против оставшихся боевиков РПК и их последователей, говорит независимый эксперт-тюрколог Тимур Ахметов. «Самое трудное для Турции сейчас — установление легитимной в глазах курдского населения Африна власти», — сказал он РБК.

Подобная тактика не нова: Турция и ранее продвигала создание местных советов, состоявших преимущественно из правозащитников, местных деятелей и политиков «второго эшелона», чаще всего представлявших «угнетенные» сирийские меньшинства, рассказал в разговоре с РБК преподаватель НИУ ВШЭ и эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Григорий Лукьянов.

Фото: Khalil Ashawi / Reuters

«Анкара давно уже предлагает увидеть в них реальную альтернативу существовавшей ранее и существующей сегодня политической системе Сирии в целом», — говорит эксперт. Однако он сомневается в том, что деятельность созданных по такому принципу советов будет эффективной. Маргинальные курдские политики и представители некурдских протурецких объединений не обладают поддержкой и признанием населением на местах, поэтому будут восприниматься местными как оккупационные структуры, полагает Лукьянов. Чтобы закрепить свой военный успех, Турции придется сохранять присутствие ССА в районе и параллельно интенсивно заселять территории Африна «некурдскими» беженцами, уехавшими в Турцию, прогнозирует Лукьянов.

Курс на восток для торга

Эрдоган неоднократно говорил о решимости очистить всю пограничную с Турцией зону от курдских ополченцев. В понедельник, 19 марта, он заявил, что военные операции могут последовать в районах вокруг городов Манбидж, Камышлы, Айн-эль-Араб и Рас-эль-Айн (все они контролируются курдами из SDF, поддержку которым оказывает международная коалиция во главе с США). Помимо Манбиджа и его окрестностей (расположен на востоке провинции Алеппо на границе с Турцией) курды контролируют территории к востоку от реки Евфрат и небольшой анклав к северо-востоку от города Алеппо, зажатый с трех сторон протурецкими боевиками, а с юга — правительственными силами.

Курдские территории между Манбиджем и Африном на севере Сирии Турция захватила в 2016 году в ходе операции «Щит Евфрата».

Еще до начала операции «Оливковая ветвь» Анкара заявляла, что намерена отбить у курдов Манбидж, освобожденный от запрещенной в России террористической группировки ИГ, бойцами SDF при поддержке международной коалиции в августе 2016 года. Однако угроза столкновения с военными США, которые поддерживают курдов, в этом районе остановила Эрдогана, напоминает эксперт Ахметов.

«Оливковая ветвь» задумывалась турками для того, чтобы продемонстрировать решительность страны действовать против курдских боевиков, лояльных РПК в Сирии, говорит Ахметов. Эта операция должна была показать, что Анкара может и хочет решить вопрос военными средствами, отмечает эксперт. По мнению Ахметова, Анкара не планирует аннексировать подконтрольные ей территории на севере Сирии, так как она может столкнуться с негативной реакцией всего арабского мира. Эти территории, полагает эксперт, станут предметом торга турецких властей с другими игроками в сирийском конфликте, чтобы в будущем выбить себе выгодные условия для работы в Сирии, в том числе экономические. Речь идет, например, о возможном участии турецких строительных компаний в реконструкции Сирии.

Турецкое руководство не рассматривает возможность присоединения территорий Сирии всерьез, согласен Лукьянов. «Скорее речь может идти о варианте создания на прилегающих к границе территориях режима трансграничной «турецкой протекции», не подразумевающей пересмотра государственных границ», — полагает эксперт. По мнению Лукьянова, ценность этих территорий в случае их потенциального присоединения к Турции несоизмеримо мала по сравнению с рисками и убытками, которые они принесут стране, ее внешнеполитическому курсу и благополучию политического режима Эрдогана. ​«Среднесрочное видение турецким руководством ситуации в Сирии основывается на стремлении расширить и укрепить сферу влияния в этой стране для того, чтобы сыграть важную роль в дальнейшем в реконструкции сирийской государственности, получить инструменты и рычаги влияния на послевоенное политическое и экономическое устройство страны», — подытожил Лукьянов.