Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс доллара упал ниже 60 рублей Инвестиции, 10:31
Блинкен заявил, что Россия в 1990-е сама отказалась от членства в НАТО Политика, 10:26
Как защитить онлайн-магазин от утечки персональных данных РБК и МегаФон, 10:23
Тренер «Кристал Пэлас» Виейра ударил ногой выбежавшего на поле фаната Спорт, 10:23
Главный акционер Avito выйдет из российского бизнеса Бизнес, 10:22
Правительство удвоило поддержку закрытых из-за спецоперации аэропортов Общество, 10:15
Mazda 626 Льва Яшина выставили на продажу за 9,8 млн рублей. Фото Авто, 10:14
Крах импортозамещения: почему России не нужно делать «как в Иране» Pro, 10:12
Ущерб от преступлений в России вырос почти на 12% Общество, 10:04
Кучеров превзошел достижение Эспозито в Кубке Стэнли Спорт, 10:03
60% подростков используют смартфон перед сном Социальная экономика, 10:00
«Согласие» за первый квартал выплатила ₽66 млн по морскому страхованию​ Пресс-релиз, 10:00
Премиум-класс и первая линия: клубный город на Москве-реке РБК и Primavera, 10:00
Попова заявила, что коронавирус останется после завершения пандемии Общество, 09:58
Политика ,  
0 

Большая коалиция: удастся ли России и Западу стать союзниками в Сирии

Президент Франции на переговорах в Москве и Вашингтоне будет добиваться создания большой коалиции против исламистов. Залог успеха — даже не сближение России и Запада, а соблюдение баланса интересов региональных игроков
Президент России Владимир Путин и президент США Барак Обама
Президент России Владимир Путин и президент США Барак Обама (Фото: REUTERS 2015)

​«Мы должны сформировать более широкую коалицию, которая нанесет решительные удары по исламистам. Сначала с Бараком Обамой, а потом с Владимиром Путиным я собираюсь обсудить необходимую координацию наших действий, чтобы как можно быстрее и решительнее достигнуть этой цели», — провозгласил в среду 18 ноября президент Франции Франсуа Олланд.

После смертоносных террористических атак в Париже и признания Кремля, что пассажирский лайнер «Когалымавиа» был уничтожен в небе над Синаем при помощи бомбы, в западных столицах и Москве заговорили о создании большой коалиции против запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство».

С западной стороны инициатором сближения с Россией выступила Франция. Еще в понедельник о необходимости создания широкой коалиции всех сил, способных бороться с исламистами в Сирии и Ираке, заявил президент Франсуа Олланд. Кремль позитивно отреагировал на этот шаг навстречу — во вторник российский президент Владимир Путин провел с ним телефонные переговоры и объявил, что с эскадрой ВМС Франции во главе с авианосцем «Шарль де Голль» российская группировка должна «работать <...> как с союзниками, как на море, так и в воздухе». Глава Минобороны Франции Жан-Ив ле Дриан подтвердил телеканалу TF1 готовность создать широкую антитеррористическую коалицию с участием России.

Вслед за Францией о сближении осторожно заговорили на саммите G20 в турецкой Анталье премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент США Барак Обама. Они дали понять, что, если Москва действительно пересмотрит свою стратегию в Сирии и сосредоточится на активных бомбардировках позиций ИГ, с ней может быть налажено сотрудничество. «Это то, чего мы очень сильно ждем», — заверил в среду прибывший на саммит АСЕАН в Филиппины Обама.

Обкатывать идею большой коалиции Олланд будет лично — на следующей неделе он должен посетить Вашингтон и Москву.

Россия и Франция усиливают боевую мощь

Сейчас во французской военно-воздушной операции против исламистов участвует 12 самолетов, базирующихся на авиабазах в ОАЭ и Иордании. Авианосец «Шарль де Голль» отправится к театру военных действий в четверг. Он увеличит группировку французских ВВС еще на 20 самолетов. В начале ноября предполагалось, что «Шарль де Голль» должен «заполнить пробел» в условиях, когда один авианосец ВМС США «Теодор Рузвельт» покидает регион, а другой однотипный корабль «Гарри Трумэн» прибудет в Персидский залив лишь в начале 2016 года.

После сообщения о том, что причиной гибели лайнера A321 «Когалымавиа» стал теракт, российский президент в понедельник отдал приказ об интенсификации бомбардировок «Исламского государства». Военное присутствие в регионе будет увеличено вдвое: в операции в Сирии будут принимать участие еще 37 самолетов, в том числе 25 самолетов дальней авиации, восемь бомбардировщиков и четыре истребителя. Ранее на базе «Хмеймим» в сирийской Латакии были дислоцированы 34 боевых самолета. На следующий день Минобороны России сообщило, что российская авиация совершила 82 боевых вылета, целями которых стали 140 объектов бандформирований. В ходе операции удары по ИГ в провинциях Ракка и Дейр-эз-Зор совершили 12 дальних бомбардировщиков Ту-22М3, стратегические ракетоносцы Ту-160 и Ту-95МС произвели пуски 34 крылатых ракет по целям в провинциях Алеппо и Идлиб. По данным РБК, Россия впервые нанесла удар по ИГ крылатыми ракетами с подводной лодки «Ростов-на-Дону», в настоящее время находящейся в северо-восточной части Средиземного моря.

На пути к коалиции

С военной точки зрения сотрудничество между Францией и Россией позволит более эффективно бороться с угрозой ИГ, уверен сотрудник Французского института международных исследований Жюльен Носетти. «Остается понять, как будет структурирован обмен между двумя странами с точки зрения разведсведений, воздушных миссий, координации с действиями США», — заявил эксперт РБК.

Pro
Всему голова: как перейти на российскую ERP и что выбрать
Pro
Кастовость, стартапы, осторожность — что нужно знать о бизнесе в Индии
Pro
Фото: Scott Olson / Getty Images Развитие «без помех»: что говорили аналитики о кризисе 2008 года
Pro
Какие активы выиграют и проиграют от укрепления рубля
Pro
Фото: Michael Fortsch / Unsplash Как Украина осваивает криптовалюты на фоне российской спецоперации
Pro
Сотрудник переехал за границу: 4 варианта, как оформить работу
Pro
Фото: Александр Артеменков / ТАСС Как не ошибиться, создавая собственную торговую марку
Pro
Фото: Shutterstock В августе наступит точка бифуркации: что будет с промышленностью после

Россия уже начала с этой недели предупреждать западную коалицию о своих авиаударах. Как сообщал накануне источник The Wall Street Journal в американской администрации, Москва впервые за полтора месяца военной кампании заранее оповестила Вашингтон о грядущей серии авиаударов по позициям боевиков. «Россияне передали нам предупреждение перед началом этих ударов через Объединенный операционный центр коалиции в Катаре в соответствии с протоколами безопасности, согласованными в октябре 2015 года», — пояснил РБК официальный представитель посольства США Уильям Стивенс.

Несмотря на обмен оперативной информацией, заявленную готовность к сотрудничеству и планы создания коалиции, стратегически подходы России и Запада к сирийскому​​ конфликту кардинальным образом различаются. Москва по-прежнему рассчитывает или полностью снять с повестки вопрос об отставке Асада, или отодвинуть его на второй план.

В Вене представители ООН, Евросоюза и 17 стран (включая Россию и США) согласовали призыв к Асаду и его противникам как можно скорее прекратить огонь и договориться о проведении досрочных выборов в течение 18 месяцев. «В глазах региональных держав предложенный Россией график слишком туманный и растянутый», — говорит РБК эксперт Индийского совета по международным делам Омэйр Анас.

Соблюсти баланс

Даже если крупнейшим мировым игрокам удастся договориться о сближении позиций по Сирии, открытым остается вопрос о позиции региональных держав — на месте Турция, Саудовская Аравия и Иран играют куда большую роль, чем Россия или США. Они финансируют и вооружают стороны конфликта: Турция и страны Персидского залива — вооруженную сирийскую оппозицию, Тегеран — режим Асада и сражающихся на его стороне шиитских повстанцев из соседних И​рака и Ливана.

Коалиция должна будет ответить на два вопроса: будет ли достаточным для уничтожения ИГ только воздушной операции — опрошенные РБК эксперты сомневаются в этом, но пока все страны, включая США и Россию, отвергают возможность наземного вторжения, — и смогут ли они согласовать принципы политического урегулирования в Сирии.

Именно региональные игроки должны усадить за стол переговоров те группы, в которые они активно инвестировали, рассуждает Дэвид Леш из Университета Тринити в Сан-Антонио. От поддерживаемого Ираном режима Асада, например, потребуется пойти на значительные уступки в деле государственного строительства, которые удовлетворили бы подавляющую часть сирийских оппозиционеров и их патронов.

«Нельзя переоценивать значение союза между Россией и Ираном: у двух стран порой очень различные интересы на Ближнем Востоке, и Сирия тут не исключение», — считает Жюльен Носетти. Тегеран ставит на Асада гораздо больше, чем Москва, оказывая ему прямую военную поддержку на земле — по некоторым данным, правительственные войска тренирует Касем Сулеймани, командующий подразделением «Кодс» в составе «Корпуса стражей исламской революции». «Запад осознает, что России важна жизнеспособность Сирии, а не режима Асада. Москва допускает уход диктатора после переходного периода, но насчет Ирана или «Хезболлы» у меня такой уверенности нет», — говорит РБК Питер Барту из Калифорнийского университета в Беркли.

«То, что Москва чрезмерно полагается на Иран и на слабеющий сирийский режим, становится серьезным препятствием для стратегических интересов России в регионе», — продолжает мысль Анас. Рост доверия к Турции и Саудовской Аравии со стороны России важен для создания любых широких альянсов против ИГ, указывает он. Турция выступила резко против российской операции в Сирии и стала единственной страной, которая завуалированно пригрозила Москве сбивать ее самолеты в случае нарушения ее воздушного пространства. «Сейчас на наших глазах растет вероятность прагматичного соглашения между Анкарой и Москвой по вопросу Сирии и ИГ», — рассуждает Анас. Сирийский вопрос Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсуждали на встрече тет-а-тет в Анталье.

Саудовская Аравия — более сложный партнер для Москвы. Взгляды Москвы и Эр-Рияда по сирийской проблеме диаметрально противоположны, но Кремль на регулярной основе общается с саудовским руководством, что может в конечном итоге привести к переменам на региональном уровне, отмечает Носетти. В начале октября в Москву приезжал министр обороны Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Салман, вероятный преемник короля Салмана. Тогда эксперты пришли к выводу, что саудовцы приняли Москву как игрока в регионе, но указали ей на рамки, которых стоит придерживаться — ее действия не должны кардинально поменять баланс сил в регионе.

Таким образом, Москве и Западу придется не только договариваться между собой. «Для того чтобы обеспечить соблюдение общих интересов — противодействие угрозам безопасности, совместный экономический вклад в послевоенное восстановление, обеспечение роста нефтяных цен и предоставление Турции доступа к нефтегазовым ресурсам Персидского залива, — потребуется обеспечить баланс сил, который удовлетворил бы региональных игроков», — говорит РБК профессор Американского университета в Бейруте Имад Саламай.

Материалы к статье
Авторы
Теги