Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Сбербанк в полтора раза нарастил доходы от комиссий за денежные переводы Финансы, 05:02 МВД Сербии объяснило протесты против карантина попыткой захвата власти Политика, 04:59 В Словении сожгли деревянную статую Мелании Трамп близ ее родного города Общество, 04:51 Кадыров назвал убитого в Вене жертвой иностранных спецслужб Политика, 04:08 Появилось видео задержания губернатора Хабаровского края Общество, 04:00 Совбез ООН не поддержал проект российской резолюции по Сирии Политика, 03:26 СК опубликовал фото задержания хабаровского губернатора Общество, 03:25 Как доля онлайн-продаж «ВкусВилл» выросла в 30 раз РБК и #CloudMTS, 03:06 Часть жильцов дома на Сахалине эвакуировали после взрыва Общество, 02:28 Хабаровского губернатора задержали по подозрению в организации убийств Политика, 01:59 Губернатора Петербурга освистали во время его речи на «Газпром-арене» Спорт, 01:51 В Казани загорелся склад "Казаньнефтепродукта" на площади 1,2 тыс. кв. м. Общество, 01:48 Посол в США отверг обвинения России в сговоре с талибами Политика, 01:17 Свет, камера, смартфон: как снять виральное видео РБК Стиль и Huawei, 01:03
Политика ,  
0 

Адвокаты раскрыли секретного свидетеля по делу Евгении Васильевой

На процессе по делу «Оборонсервиса» выступила засекреченный свидетель, проходящая под именем Валентина Кузнецова. Несмотря на то, что допрос проходил в изолированном помещении, а участники процесса могли слышать только измененный голос свидетеля, адвокаты утверждают, что установили его личность — это бухгалтер Анна Наумова
Бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева, обвиняемая в мошенничестве, и адвокат Дмитрий Харитонов в Пресненском суде
Бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева, обвиняемая в мошенничестве, и адвокат Дмитрий Харитонов в Пресненском суде (Фото: ТАСС)

В пятницу Пресненский суд Москвы заслушал засекреченного свидетеля по делу о хищении активов ОАО «Оборонсервиса». Она дала показания, что замешанные в историей с продажей активов Минобороны по заниженным ценам компании «ЦПП «Эксперт» и «Оценка бизнеса», а также другие фирмы в действительности контролировались экс-руководителем департамента имущественных отношений военного ведомства Евгенией Васильевой, а сама она лично руководила их работой. Привести доказательства в подтверждение своих заявлений свидетель, правда, не смогла.

Для допроса засекреченного свидетеля заседание суда было специально перенесено в здание Московского городского суда. Когда все участники процесса собрались в зале, с места поднялся адвокат Васильевой Хасан-Али Бороков.

«Для секретного допроса нет никаких оснований, данные свидетеля нам известны, – заявил адвокат. – Это Анна Наумова». Защитник сообщил, что он и его коллеги видели, как свидетельница проходила мимо них по коридору Мосгорсуда перед началом процесса.

«Фамилия Наумова мне ничего не говорит», – возразила одни из четырех прокуроров.

«Я вообще понятия не имею, кто этот человек и тем более не видел, чтобы он тут проходил», – поддержал коллегу второй прокурор. Судья Татьяна Васюченко отклонила ходатайства защиты.

«Здравствуйте, свидетель, вы меня слышите?» – обратилась Васюченко к свидетельнице по микрофону. На положительный ответ судья удивилась низкому мужскому голосу в динамике: «А это кто?» Голос свидетеля, получившего псевдоним «Валентина Эдуардовна Кузнецова», был изменен аппаратурой. Васюченко вместе с секретарем отправилась в комнату к свидетельнице и сверила паспортные данные. После этого начался допрос.

Выступая в суде, Кузнецова старалась как можно меньше сообщать о себе – она не назвала ни должность, на которой работала, ни что входило в ее обязанности. Но из ее допроса стало ясно, что она вела бухгалтерскую отчетность компании «Оценка бизнеса». Согласно материалам дела, эта фирма оказывала услуги по оценке объектов недвижимости по заказу компании «ЦПП «Эксперт», которая в свою очередь выступала агентом по реализации активов Минобороны.

Кузнецова рассказала, что на работу в компанию она устроилась в начале 2012 года, но точную дату не назвала, сославшись на память. Собеседование с ней вела Ирина Егорова, также проходящая обвиняемой по «делу «Оборонсервиса». В компании ее называли финансовым директором, но решение о приеме Кузнецовой принимала Васильева, рассказала свидетельница.

Всеми делами в фирме, как в «ЦПП «Эксперт», так и в «Оценке бизнеса», руководила Васильева  - к ней «руководители отделов ежедневно ходили утром с докладами», рассказывала свидетельница. «А вы присутствовали при этом?» – задал вопрос адвокат Дмитрий Харитонов, на что получил отрицательный ответ.

Кузнецова также рассказала, что в ее компании ходили слухи о том, что Егорова регулярно ездит в банк, чтобы обналичить деньги со счетов «ЦПП «Эксперт», а затем наличные она привозила в кабинет Васильевой. «С чего вы это взяли?» – задал вопрос адвокат Харитонов.

«Водители рассказывали, которые возили Егорову в банк», – ответила свидетель. Но назвать имена конкретных водителей или предположить, откуда они узнали, что какие-то деньги оказывались у Васильевой, она не смогла. 

«Скажите, сколько человек занималось бухгалтерией «Эксперта»?» – продолжил допрос Харитонов. «Один». «А сколько – «Оценки бизнеса»?» «Тоже один». «Значит, вы Наумова?» – подвел итог Харитонов, сославшись на прозвучавшую ранее фамилию бухгалтера «Оценки бизнеса».

«Можете не отвечать на этот вопрос», – вмешалась судья Васюченко.

«Можете не отвечать, но нам все понятно», – заявил Харитонов.

По версии следствия, Васильева ввела в заблуждение бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова и уговорила его назначить агентом при реализации объектов ведомства подконтрольную ей компанию «ЦПП «Эксперт». От каждой сделки фирма должна была получить по 5% в качестве агентского вознаграждения. Обвинение утверждает, что на эти деньги другая подконтрольная Васильевой компания «Вита Проджект» пыталась приобрести принадлежавшие  Минобороны пакет акций «31 ГПИС» и два здания в Москве.

Сам Сердюков выступил в Пресненском суде в четверг и заявил, что не считает себя обманутым, а ведомству никакого ущерба причинено не было. Он отметил, что для министерства вообще было не важно, кто именно выступал покупателем активов.