Лента новостей
СПЧ прокомментировал идею властей Москвы запретить концерты «Френдзоны» Общество, 22:15 Останкинскую башню окрасили в цвета выигравшего кубок России «Локомотива» Спорт, 22:11 Банкиры из дела офицеров ФСБ оказались связаны с офшором «Дарт Вейдер» Общество, 22:01 Болтон потребовал бросить вызов росту военного влияния России в Арктике Политика, 21:57 В Иваново депутата КПРФ наказали предупреждением за оскорбления в соцсети Политика, 21:55 Центробанк разрешил АвтоВАЗу не раскрывать информацию Бизнес, 21:50 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 21:25 Тульский «Арсенал» впервые в истории выступит в еврокубках Спорт, 21:18 Организатор «Евровидения» пересмотрел итоги конкурса Общество, 21:17 Саакашвили написал Зеленскому письмо о своем гражданстве Политика, 21:14 Клиенты Сбербанка смогут переводить наличные по СМС Pro, 20:59 СМИ сообщили о задержании Марадоны в Аргентине Общество, 20:56 Только для своих: как перестать тратить деньги на лишнюю рекламу РБК и МегаФон, 20:50 В «Роскосмосе» объяснили необходимость закупки двух тысяч голодных пиявок Общество, 20:34
Политика ,  
0 
Опора на свои силы: зачем лидеры Центральной Азии встречались в Астане
Лидеры пяти стран Центральной Азии после почти десятилетнего перерыва встретились, чтобы обсудить активизацию отношений. На фоне противостояния России и Китая с Западом им необходима более тесная координация, объясняют эксперты
Лидеры стран Центральной Азии на рабочей встрече в Астане (Фото: Болат Шайхинов / РИА Новости)

Сложная история

В столице Казахстана в четверг, 15 марта, прошла консультативная встреча лидеров пяти стран Центральной Азии — бывших советских республик. По приглашению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Астану приехали президенты Киргизии, Таджикистана и Узбекистана; президент Туркмении вместо себя направил председателя парламента.

​В таком формате лидеры центральноазиатских государств встретились впервые за 13 лет, хотя на саммитах международных объединений большинство из них встречаются регулярно. Все пять стран входят в Содружество независимых государств, хотя и не всегда их лидеры принимают участие в саммитах содружества. Две из пяти (Казахстан и Киргизия) входят в Евразийский экономический союз и Организацию договора о коллективной безопасности, а вместе с Узбекистаном являются членами Шанхайской организации сотрудничества.

До последнего времени отношения между этой пятеркой были напряженными. В частности, с момента обретения независимости и до сих пор окончательно не урегулированы территориальные споры и не установлены границы между Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном, что неоднократно приводило к вооруженным инцидентам. Кроме того, не определен правовой статус Каспийского моря, что мешает реализации проектов Россией, Туркменией и Казахстаном. Постоянная проблема в отношениях между странами — планы Киргизии и Таджикистана по строительству ГЭС, которые могут ухудшить ситуацию с водным обеспечением лежащих ниже по течению трех стран, прежде всего Узбекистана.

Узбекистан спровоцировал

Возможность активизировать внутрирегиональное сотрудничество появилась после смены власти в Узбекистане, пояснил РБК директор центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана МГИМО Андрей Казанцев. В сентябре 2016 года эту страну после смерти Ислама Каримова, первого президента Узбекистана, возглавил Шавкат Мирзиёев. Новый лидер стал проводить реформы во внутренней и внешней политике, и если при Каримове Узбекистан проводил жесткую позицию в отношении всех соседей, то сейчас Ташкент нацелен на то, чтобы стабилизировать и улучшить связи с ними, говорит Казанцев.

В частности, Ташкент попытался начать активное урегулирование многолетнего кризиса с Таджикистаном и Киргизией. С Душанбе в апреле прошлого года было возобновлено регулярное авиасообщение, прерванное в 1992 году из-за гражданской войны в Таджикистане, на переговорах на высшем уровне в марте этого года стороны договорились восстановить в полном объеме железно- и автодорожное сообщение, а также отменить взаимные визы для граждан двух стран, введенные в 2001 году.

Киргизию президент Узбекистана посетил в сентябре прошлого года (до этого визитов не было 17 лет, а в прошлом ​году президенты двух стран встретились семь раз) и договорился заключить договор о демаркации и делимитации киргизско-узбекской границы, на которой из-за отсутствия достаточного пункта пропусков и во многих районах — четкого разграничения нередко происходили перестрелки между пограничниками.

В регионе после смены власти в Узбекистане наметилась разрядка, которая предполагает другой уровень отношений; от конфронтации страны пытаются перейти к сотрудничеству, что требует обсуждения, согласен эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

Вклад Мирзиёева отметил 15 марта и Назарбаев. «За один год, с марта прошлого года, все президенты региона провели встречи друг с другом. Я особо хочу подчеркнуть: огромную работу по отношению с соседями проделал Узбекистан <...> за короткий период разморозил многие накопившиеся проблемы последних 20 лет», — сказал президент Казахстана в начале общей встречи (цитата по «Интерфаксу»).

Тем не менее о решении всех проблем говорить рано, обращают внимание эксперты, а обострение отношений между Киргизией и Казахстаном во время выборов президента в Киргизии осенью прошлого года показало, что конфликтный потенциал еще имеется. Тогда уходящий президент обвинил власти Казахстана в поддержке оппозиционного кандидата, на что Астана ответила ужесточением режима торговли.

Сооронбай Жээнбеков, Нурсултан Назарбаев, Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев (слева направо) (Фото: Болат Шайхинов / РИА Новости)

Зона взаимных интересов

Идею встретиться в формате пятерки Мирзиёев предложил на Генассамблее ООН в сентябре прошлого года. Она была поддержана Назарбаевым. В начале года представители двух стран говорили, что будет проведен саммит, но позже статус мероприятия стал неофициальным.

Странам региона выгодно объединение их потенциала, увеличение торговли; сотрудничество пятерки позволит активнее решать и проблемы региональной безопасности, пояснил президент Казахстана. Подробно обсуждались ситуация в Афганистане, проблемы наркотрафика из этой страны и экспорта религиозного экстремизма, незаконной торговли оружия, перечислил некоторые из проблем бессменный казахстанский лидер. По мере разгрома ИГ (запрещенная в России террористическая организация) в Сирии выходцы из нее, среди которых есть и уроженцы центральноазиатских государств, возвращаются домой и создают «спящие» ячейки, предупредил он. Точных данных о количестве воевавших на стороне ИГ выходцев из стран Центральной Азии нет. В июне прошлого года президент России Владимир Путин говорил о том, что в рядах террористов находятся около 4 тыс. россиян и до 5 тыс. ​человек из стран СНГ, в основном из Средней Азии.

Как полагает Казанцев, в немалой степени встрече способствовала геополитическая обстановка — ужесточающийся конфликт России с Западом и не столь явный конфликт Китая с ним. В этих условиях лидерам региона важно координировать свои позиции по вопросам развития торговли, безопасности, чтобы в переговорах с третьими сторонами можно было выступать с общих позиций, поясняет эксперт.

Активизация сотрудничества между странами региона не означает отхода от нацеленности на развитие связей с Россией и Китаем, уверил Назарбаев. «Конечно, у нас у всех есть два больших партнера, соседа — это Россия и Китай. Всегда мы будем с ними вместе работать, все договоренности остаются в силе. Но мы здесь сами свои вопросы должны решать, не включая никакую третью сторону», — сказал он.

По итогам встречи Назарбаев объявил, что следующая пройдет через год — в Ташкенте; ​также будет создана пятисторонняя рабочая комиссия на уровне вице-премьеров стран для поддержания сотрудничества. Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков назвал прошедшую встречу исторической.

В поисках стратегии

Укрепление регионального сотрудничества не должно беспокоить Россию, уверены опрошенные РБК эксперты. В кризисных ситуациях у их участников возникал запрос на то, чтобы Москва приняла чью-то сторону, чего Москва всегда старательно избегала, снижение конфликтного потенциала в этом смысле выгодно России, объясняет Грозин. К тому же говорить о том, что после первой встречи страны смогут согласовать и будут отстаивать солидарные подходы по вопросам сотрудничества с другими странами, вряд ли приходится, говорят эксперты.

Последний год во внешнеполитическом плане для всей пятерки был довольно сложным, так как не были в полной мере ясны приоритеты США в регионе, отмечает Грозин. После того как в начале прошлого года руководитель нефтегазовой компании Exxon Mobil Рекс Тиллерсон возглавил Госдепартамент США, в центральноазиатских государствах стали надеяться, что на первый план в сотрудничестве с Вашингтоном выйдут вопросы взаимодействия в нефтегазовой сфере, но эти надежды не оправдались. После представления Вашингтоном новой стратегии борьбы с террористами в Афганистане страны Центральной Азии надеялись, что их потенциал будет задействован, однако в представленной администрацией США стратегии и последующих заявлениях об их роли не говорилось, поэтому отношения пятерки с Вашингтоном не активизировались, уточнил эксперт.

Мнение
Андрей Серенко Афганский камбэк: почему новая стратегия США не нравится Москве и Пекину

ЕС и США определяют роли

В 2019 году Евросоюз обещает обнародовать новую стратегию отношений с Центральной Азией, в которой главное место займет проблема безопасности в регионе в связи с ситуацией в Афганистане. Об этом верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини говорила на встрече с министрами иностранных дел стран региона в ноябре прошлого года.

В 2015 году США и пятерка стран создали формат встреч на уровне министров иностранных дел (Центральная Азия плюс США — C5+1). Первая встреча прошла в Самарканде, следующая запланирована в Вашингтоне. В 2017 году встречи не проводились, но в начале года представитель Госдепартамента говорил о намерении провести очередной саммит в 2018 году.

В отношениях с Китаем ​все пять стран хотят стать незаменимыми транзитными партнерами, каждая пытается выстроить максимально удобные условия для вхождения в масштабную китайскую экономическую и инфраструктурную инициативу «Один пояс, один путь», указывает Грозин. Пекину, по словам эксперта, сложно выстраивать отношения с раздробленным регионом, поэтому идущая сейчас в регионе разрядка в определенной степени может считаться ответом на китайский запрос на стабильность.