Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин подарил наследному принцу Абу-Даби белого кречета Политика, 19:03 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:02 В Москве заменят установленные как ступени могильные плиты Общество, 18:55 Зима близко: как пережить суровые условия без вреда для машины РБК и Dunlop, 18:53 Производитель кабачковой икры объяснил превышение нитратов в продукции Общество, 18:49 В России стали чаще покушаться на половую неприкосновенность детей Общество, 18:44 СК обратится к пострадавшим от рук подозреваемых в убийстве на Урале Общество, 18:36 Умный офис: уменьшаем офисную рутину РБК и Xerox, 18:24 МВФ ухудшил прогноз роста мировой экономики до минимума за 10 лет Экономика, 18:16 Близкий к Кремлю фонд ответил на сообщения о «плане борьбы с Навальным» Политика, 18:00 Спецназ провел обыск в офисе Болгарского футбольного союза Спорт, 17:54 Экс-депутат и бизнесмен выплатят DJ Smash 9,5 млн руб. компенсации Общество, 17:53 Анна Кузнецова — зачем банкам нужны новые стандарты обмена информацией Партнерский материал, 17:52 Любовь Соболь сообщила об обысках в студии «Навальный Live» Общество, 17:47
Политика ,  
0 
Опустились на клеточный уровень: как переделают все российские суды
Члены Совета Федерации предложили запретить использование в суде клеток, чтобы подсудимые не были «физически и психологически изолированы от судебного заседания». В случае принятия закона придется переделать помещения всех судов
Фото: Сергей Карпухин / Reuters

Без клеток и «аквариумов»

Группа сенаторов внесла в Госдуму законопроект, который запрещает использование в суде «любых защитных кабин, будь то металлические клетки или изолирующие светопрозрачные защитные кабины [их называют «аквариумами»]». Авторы документа (есть в распоряжении РБК) предлагают внести соответствующие изменения в ст. 9 Уголовно-процессуального кодекса (уважение чести и достоинства личности).

Законопроект разработали члены Совета Федерации Андрей Клишас, Алексей Александров, Александр Башкин, Людмила Бокова и Ахмат Салпагаров. «Использование металлических клеток ограничивает возможности подсудимого на получение правовой помощи, на эффективное участие в судебном разбирательстве, — пояснил РБК Клишас. — Поэтому законодатель предлагает меры, направленные на обеспечение защиты конституционных прав граждан и соблюдение презумпции невиновности».

В пояснительной записке авторы документа отметили, что подозреваемые, обвиняемые или подсудимые, помещенные в защитную кабину, оказываются физически и психологически изолированы от судебного заседания. «В первую очередь это касается контакта со своим адвокатом и, соответственно, реализации его права на получение квалифицированной юридической помощи», — уточнили они.

Кроме того, в записке отмечается, что общество «в целом уже негативно воспринимает тот факт, что подозреваемые, обвиняемые или подсудимые размещаются в клетках, будь то металлические или же стеклянные конструкции». Сенаторы напомнили, что против использования судебных клеток высказывался ЕСПЧ, который в 2014 году назвал эту практику унижением человеческого достоинства.

С тем, что клетки и «аквариумы» нарушают презумпцию невиновности, согласен федеральный судья в отставке Сергей Пашин. По его словам, присяжные автоматически считают помещенных в клетку подсудимых виновными. Клетки и камеры нужно менять на скамью подсудимых, «как было при царе и при Сталине», отгороженную барьером, с конвоем по бокам. Пашин напомнил, что первый постсоветский процесс в суде присяжных состоялся в Саратове, и там подсудимые, братья Мартыновы, не были заключены в клетку. «Им вменяли три убийства, они сидели на скамье подсудимых и были заключены в ножные кандалы, — уточнил он. — Присяжные этого не видели, поэтому у них не создавалось предвзятого мнения о виновности подсудимых».

Первая клетка появилась в зале суда 14 апреля 1992 года в Ростовском доме правосудия во время процесса над серийным убийцей Андреем Чикатило, чтобы предотвратить самосуд над ним со стороны родственников жертв. С середины 1994 года металлические клетки появились практически во всех залах суда, в которых рассматривались уголовные дела. Пашин пояснил РБК, что они были нужны, чтобы предотвратить побеги подсудимых.​

Бесплатная замена

Вопрос о том, на что будут заменены клетки, будет согласовываться «между соответствующими ведомствами, которые отвечают за безопасность всех участников процесса», сказал РБК Клишас. В настоящее время в клетках и светопрозрачных камерах в зале суда содержатся все подозреваемые и подсудимые.

В финансово-экономическом обосновании проекта говорится, что выделения денег из бюджета на демонтаж клеток и «аквариумов» не понадобится. Клишас уточнил, что финансирование может потребоваться на замену их на другие средства безопасности, но это уже «другой проект». «Если на обеспечение безопасности заседаний ведомствам разным нужен дополнительный бюджет, то Совфед поддержит их предложения при прохождении бюджетного процесса в парламенте», — сказал сенатор РБК.

На пленарном заседании Совфеда в июле председатель палаты Валентина Матвиенко также заявляла, что демонтаж клеток можно осуществить бесплатно, если им займутся волонтеры.

Судья в отставке Сергей Пашин в разговоре с РБК назвал эту позицию лукавством. В России 2186 районных судов, более ста областных и краевых судов, считая военные, и 7,8 тыс. мировых судей. В судах может быть несколько залов, и каждый из них оборудован клеткой или «аквариумом». «Если убирать их все — это будет стоить значительных средств, — сказал эксперт. — Считайте сами: клетки тяжелые, надо работать со сваркой, это непросто, и волонтеры с этим не справятся».

Председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев в разговоре с РБК отметил, что отказ от клеток потребует и других нововведений. Например, нужно будет «перекраивать структуры залов заседаний». «Сейчас это как устроено: клетка, и перед ней сидят адвокаты. Если это будет открытое помещение, то, я думаю, даже адвокатам не понравится сидеть так, чтобы сзади был подсудимый», — сказал защитник.

Князев предположил, что подсудимых от других участников процесса можно отделять высокими барьерами, а особо опасных «заковывать в наручники и гарантировать усиленную охрану». «Но в любом случае это потребует затрат, — уточнил он. — Отмену клеток легче юридически прописать, чем физически осуществить».

Сенатор Башкин заявил РБК, что после демонтажа клеток «ничего, скорее всего, устанавливать не придется, максимум — барьер повыше». «Основные деньги это — качественная конвойная служба, — добавил он. — Незначительные средства в пределах текущих ассигнований на демонтаж».

Летом спикер Совета Федерации Матвиенко также говорила, что сенаторы мечтают, чтобы клетки изъяли из помещений, где рассматриваются судебные дела. «Потому что держать в клетке людей под телекамерой, не обвиненных ни в чем, невиновных, пока суд не докажет их вину, — это негуманно, недостойно, на всю жизнь человеку. Мы ломаем вообще его жизнь», — сказала она. По мнению Матвиенко, в российских судах, как в европейских, подсудимый должен сидеть за столом со своим адвокатом. Ее поддержал и председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Он рассказал, что в ВС обсуждается замена клеток на специальные барьеры.

Матвиенко поручила Клишасу разобраться в этом вопросе. На заседании Совфеда в октябре она назначила его как главу комитета по конституционному законодательству ответственным за разработку соответствующего законопроекта.

Закон почти со стопроцентной вероятностью будет принят, сказал источник РБК в Совфеде. «Законопроекты Клишаса всегда разрабатываются по итогу согласования со всеми заинтересованными сторонами, — сказал он. — Поэтому все или почти все они проходные».