Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Посольство ответило МИД Канады на слова о погибших «в войне с Россией» Политика, 05:31
США посоветовали гражданам не посещать еще 22 страны из-за COVID-19 Общество, 05:03
Цена нефти Brent превысила $89 за баррель впервые с октября 2014 года Экономика, 05:02
Российские компании рассказали о планах на удаленку из-за «омикрона» Общество, 05:01
Посольство России призвало США отказаться от поставок оружия Украине Политика, 04:32
«Известия» узнали об очереди из 2 тыс. грузовиков на границе с Китаем Общество, 04:30
Премию «Грэмми» перенесли на 3 апреля в Лас-Вегас Общество, 03:54
В Британии назвали ситуацию на Украине приоритетом для внешней политики Политика, 03:24
В ИКАО назвали причину посадки Ryanair с Протасевичем на борту в Минске Политика, 03:03
Старейший мужчина в мире умер в возрасте 112 лет Общество, 03:01
Врачи увидели пользу в сокращении срока карантина по коронавирусу Общество, 03:01
Салливан допустил прогресс на переговорах России и НАТО по безопасности Политика, 02:44
В ДНР заявили о прибытии в Донбасс членов «Правого сектора» Политика, 02:13
Глава ВОЗ назвал возможным появление новых штаммов коронавируса Общество, 01:50
Политика ,  
0 

В Госдуме решили смягчить требование о тайне следствия

Единороссы конкретизируют в законе список запрещенных для разглашения данных предварительного расследования. Сейчас норма о даче подписки о неразглашении приводит к злоупотреблениям, считают в профильном комитете Думы
Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников
Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников (Фото: «РИА Новости»)

​Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников поручил членам комитета подготовить поправки в статью 161 Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующую порядок дачи подписки о неразглашении данных предварительного расследования. По нынешней редакции статьи, эти данные не подлежат разглашению без разрешения следователя, о чем берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст.310 Уголовного кодекса (штраф до 80 тыс. руб., обязательные или исправительные работы, либо арест на срок до трех месяцев).

Комитет рассматривал 14 сентября законопроект эсэров, предлагающих дать следователю или дознавателю право ограничивать участников судопроизводства в разглашении данных следствия только в случае обоснованной необходимости. В этом случае он должен вынести мотивированное постановление с перечнем таких данных и сроком действия документа. Члены комитета не поддержали проект эсэров, сославшись, в частности, на то, что отмена общего правила о запрете разглашать данные противоречит принципу объективного расследования. Вместе с тем они признали необходимость решения затронутой авторами проблемы.

«По общему правилу никакие данные нельзя разглашать, то есть обвиняемый не может сказать даже, какой следователь расследует дело», — сказал член комитета коммунист Юрий Синельщиков. «Практика плохая: людей вызывают на допрос, а они не очень юридически подкованы, с них берут подписку о неразглашении, и дальше происходят глупости. Эта норма постоянно всплывает, и здесь мы видим сплошные нарушения», — согласился Крашенинников. «Мы сами подготовим поправки», — сказал он и поручил комитету создать для этого рабочую группу.

Надо уточнить ст.161 УПК с тем, чтобы не было двусмысленной трактовки того, по каким сведениям дается подписка о неразглашении, чтобы было понятно, какие конкретно данные не разглашать, пояснил РБК собеседник в комитете. По его словам, разработкой поправок может заняться член комитета единоросс Рафаэль Марданшин.

Данные, которые нельзя разглашать, должны быть связаны непосредственно с материалами предварительного расследования, считает Марданшин. Нужно определить перечень таких данных, это исключит злоупотребления, сказал он РБК.

По мнению адвоката Игоря Трунова, институт подписки о неразглашении тайны следствия является важным инструментом следователей, особенно в самом начале расследования. «Из сути допроса можно сделать выводы о том, что имеется в распоряжении следствия, и передать эту информацию другим свидетелям и очевидцам, — рассказывает Трунов. — Но другое дело, когда подписку о неразглашении берут с адвокатов». По словам защитника, таким образом на практике следователи злоупотребляют своими полномочиями и блокируют общение защитников со СМИ. «В таком случае нельзя рассказывать, например, даже о применении пыток к обвиняемому, есть ли у него синяки или другие повреждения», — поясняет Трунов.

Адвокат Муса Хадисов, в свою очередь, считает, что и для свидетелей подписка о неразглашении является чрезмерной мерой и зачастую таким образом следствие пытается оказывать на них давление.​