Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Москве за ночь выпало больше 35% месячной нормы осадков Общество, 08:42 Опасные игры: чем грозит Apple суд с Epic Games — Bloomberg Pro, 08:41 В вузе Перми оценили действия профессора, продолжившего пару при стрельбе Общество, 08:32 Сухина оценил судейство Карасева в дерби ЦСКА — «Спартак» Спорт, 08:30 Пять шагов для организации рабочей поездки РБК и Ozon Travel, 08:23 Не поддержал Путина и договорился с НХЛ. Итоги работы Фазеля в IIHF Спорт, 08:15 Тинькофф Банк определился с форматом возвращения на ипотечный рынок Финансы, 08:02 В Дагестане во время пожара в гостинице погибли два человека Общество, 08:01 Сколько стоит образование в России РБК и Сбер, 07:51 В Госдуму после подсчета всех бюллетеней попали депутаты от восьми партий Политика, 07:50 ФАС пригрозила Booking.com судом за неуплату штрафа Бизнес, 07:40 Эксперты сообщили о новом рекорде уровня конфликтности бизнеса в России Экономика, 07:30 Как сделать из смартфона платежный терминал для бизнеса РБК и Делобанк, 07:15 Турбизнес раскритиковал идею регулировать цены в отелях во время форумов Бизнес, 07:01
Политика ,  
0 

В Госдуме решили смягчить требование о тайне следствия

Единороссы конкретизируют в законе список запрещенных для разглашения данных предварительного расследования. Сейчас норма о даче подписки о неразглашении приводит к злоупотреблениям, считают в профильном комитете Думы
Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников
Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников (Фото: «РИА Новости»)

​Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников поручил членам комитета подготовить поправки в статью 161 Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующую порядок дачи подписки о неразглашении данных предварительного расследования. По нынешней редакции статьи, эти данные не подлежат разглашению без разрешения следователя, о чем берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст.310 Уголовного кодекса (штраф до 80 тыс. руб., обязательные или исправительные работы, либо арест на срок до трех месяцев).

Комитет рассматривал 14 сентября законопроект эсэров, предлагающих дать следователю или дознавателю право ограничивать участников судопроизводства в разглашении данных следствия только в случае обоснованной необходимости. В этом случае он должен вынести мотивированное постановление с перечнем таких данных и сроком действия документа. Члены комитета не поддержали проект эсэров, сославшись, в частности, на то, что отмена общего правила о запрете разглашать данные противоречит принципу объективного расследования. Вместе с тем они признали необходимость решения затронутой авторами проблемы.

«По общему правилу никакие данные нельзя разглашать, то есть обвиняемый не может сказать даже, какой следователь расследует дело», — сказал член комитета коммунист Юрий Синельщиков. «Практика плохая: людей вызывают на допрос, а они не очень юридически подкованы, с них берут подписку о неразглашении, и дальше происходят глупости. Эта норма постоянно всплывает, и здесь мы видим сплошные нарушения», — согласился Крашенинников. «Мы сами подготовим поправки», — сказал он и поручил комитету создать для этого рабочую группу.

Надо уточнить ст.161 УПК с тем, чтобы не было двусмысленной трактовки того, по каким сведениям дается подписка о неразглашении, чтобы было понятно, какие конкретно данные не разглашать, пояснил РБК собеседник в комитете. По его словам, разработкой поправок может заняться член комитета единоросс Рафаэль Марданшин.

Данные, которые нельзя разглашать, должны быть связаны непосредственно с материалами предварительного расследования, считает Марданшин. Нужно определить перечень таких данных, это исключит злоупотребления, сказал он РБК.

По мнению адвоката Игоря Трунова, институт подписки о неразглашении тайны следствия является важным инструментом следователей, особенно в самом начале расследования. «Из сути допроса можно сделать выводы о том, что имеется в распоряжении следствия, и передать эту информацию другим свидетелям и очевидцам, — рассказывает Трунов. — Но другое дело, когда подписку о неразглашении берут с адвокатов». По словам защитника, таким образом на практике следователи злоупотребляют своими полномочиями и блокируют общение защитников со СМИ. «В таком случае нельзя рассказывать, например, даже о применении пыток к обвиняемому, есть ли у него синяки или другие повреждения», — поясняет Трунов.

Адвокат Муса Хадисов, в свою очередь, считает, что и для свидетелей подписка о неразглашении является чрезмерной мерой и зачастую таким образом следствие пытается оказывать на них давление.​