Лента новостей
Синоптики спрогнозировали потепление в Москве к выходным Общество, 07:21 Коллекторы сообщили о росте кредитной нагрузки у россиян в 1,5 раза Финансы, 07:15 Как ухаживать за качественной дорогой одеждой дома РБК и Philips, 07:02 Страх россиян перед новым Чернобылем снизился до исторического минимума Общество, 07:00 Байден вызвал Трампа посоревноваться в отжиманиях от пола Политика, 06:49 В Совфеде усомнились в «резких колебаниях» после смены главы Еврокомиссии Политика, 06:16 Крупные банки начали заменять рубли на бонусы при кешбэке Финансы, 06:00 CМИ сообщили о росте затрат на ледокол «Виктор Черномырдин» до ₽12 млрд Бизнес, 05:49 Конгрессмены приняли резолюцию против «расистских высказываний» Трампа Политика, 05:22 16 часов на одном заряде: тест легкого ноутбука для приключений РБК и ASUS, 05:02 Почти 70% россиян заявили о хорошем отношении к Украине Политика, 04:59 В Думе предложили запретить карты Visa и Mastercard для льгот на проезд Финансы, 04:35 В сенате США раскритиковали Facebook из-за запуска криптовалюты Технологии и медиа, 04:22 США ввели санкции против главнокомандующего Вооруженными силами Мьянмы Политика, 03:59
Политика ,  
0 
В Общественной палате озаботились неподконтрольностью соцсетей
Общественная палата обеспокоена неподконтрольностью соцсетей и борьбой с российскими СМИ за рубежом, следует из ежегодного доклада структуры. При этом в ОП не видят проблемы в законе об НКО-иноагентах
Вход в здание Общественной палаты РФ (Фото: Артем Геодакян/ТАСС)

​На заседании совета Общественной палаты (ОП) в Москве во вторник вечером​, 13 декабря, общественники презентовали проект ежегодного доклада, посвященного главным событиям в некоммерческом секторе и работе общественных структур. Палата разошлет документ министерствам и президенту до конца декабря, заявил РБК Владимир Перельмут, пресс-секретарь главы ОП Александра Бречалова.

Информационную повестку россиян формируют новостные агрегаторы и соцсети, следует из проекта доклада (имеется в распоряжении РБК). В документе с «особой тревогой» отмечается, что распространители информации в интернете не являются зарегистрированными СМИ и не подчиняются российскому законодательству. «Сформированная новостная картина зачастую оказывалась односторонней, тенденциозной, а в ряде случаев и откровенно антироссийской», — отмечают авторы.

В редакциях дефицит подготовленных журналистов, специализирующихся на волонтерской, социальной и «патриотической тематике», утверждается в документе. В ОП рекомендуют отчислять до 5% от общей суммы гранта НКО на освещение ее деятельности в медиа и обязать грантополучателя отчитываться о результатах через СМИ.

В докладе упоминается политическое давление на российскую прессу за рубежом — в частности, отказ во въезде в Молдавию корреспондентам «РЕН ТВ» и задержание в Косово журналистов агентства News Front, которое стало известно благодаря репортажам из самопровозглашенных республик Донбасса. В ответ на «активную антироссийскую пропаганду» авторы доклада предлагают «показать, чем сегодня живет Крым».

«Идет беспрецедентная, четко структурированная антироссийская пропаганда», заявил РБК член ОП Максим Григорьев. По его словам, материалы исламистов поддерживаются украинскими сайтами. «Идет вал русофобской агитации. Появляются постановочные видео, где террористы изображают убитых людей, якобы жертв российских бомбардировок в Сирии».

Иностранные агенты и ОНК

6 декабря на встрече члены СПЧ жаловались на закон об НКО-иноагентах первому замглавы администрации президента Сергею Кириенко. Кремлевский чиновник уверил, что закон можно усовершенствовать. 8 декабря Путин на заседании СПЧ поручил рассмотреть вопрос правоприменительной практики закона об иноагентах.

В проекте доклада закон об НКО-иноагентах упоминается, но не приводятся свидетельства того, что в течение 2016 года он создавал какие-либо проблемы общественникам.

Проблема пострадавших в результате закона об иностранных агентах преувеличена, рассказал РБК руководитель проекта «Перспектива» Александр Свинин. По его словам, в стране 148 иноагентов, что составляют меньшую часть от всех НКО в стране, поэтому закон на развитие гражданского общества не влияет. «А сейчас, наоборот, НКО приходят в норму и гражданское общество переживает некую новую жизнь», — заявил он РБК. Член ОП Елена Тополева-Солдунова, напротив, считает, что закон негативно повлиял на репутацию НКО и его надо изменить.

На встрече СПЧ с Путиным и Кириенко правозащитники также поднимали проблему с ОНК и жаловались на Общественную палату, которая формирует наблюдательные комиссии. В октябре был утвержден новый состав ОНК Москвы, в который попал экс-начальник СИЗО «Бутырка», фигурант «списка Магнитского» Дмитрий Комнов. При этом в новый состав ОНК не вошли такие известные правозащитники, как Анна Каретникова и Андрей Бабушкин.

В итоге на ОП подали иски член СПЧ Елена Масюк, а также Любовь Волкова и Лидия Дубикова, требуя признать незаконным отклонение их кандидатур в состав ОНК в Москве и области.

«В Общественной палате Российской Федерации считают неуместной излишнюю политизацию этого вопроса», — говорится в докладе. Сам Бречалов на заседании ОП рассказал, что ему «странно было слышать представителей СПЧ, которые откровенно лгали в прямом эфире президенту». «Для меня это вообще какая-то дикость совершенно была», — заявил глава ОП.

Миллиарды на НКО

Рост неформальной низовой гражданской активности — главный тренд в развитии гражданской активности, считают авторы доклада. Они подсчитали, что в 2015–2016 годах общее количество некоммерческих организаций (НКО) оставалось стабильным. В конце 2015 года в реестре Минюста значилось свыше 226 тыс. НКО, год спустя их стало на тысячу больше. По подсчетам авторов документа, в 2016 году лишь 10–15% НКО действительно работают, то есть регулярно проводят мероприятия. Такое же количество организаций действовало и годом ранее.

В докладе есть ссылка на данные Росстата, согласно которым в 2015 году в социально ориентированные НКО поступило свыше 686 млрд руб. Основной доход эти организации получили от реализации товаров (32,9% всех поступлений), гранты от коммерческих организаций составили 18,3% перечислений, помощь физических лиц — 14,1%, поступления из федерального бюджета — 6,7% и региональных бюджетов — 5%. Более 26 млн человек, по данным Росстата, получили от НКО социальные услуги в 2015 году. При этом уровень доверия к НКО остается низким, считают в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора при Высшей школе экономики.

Кроме вышеперечисленных тем в докладе упоминаются проблемы, связанные с угрозами терроризма, ролью семьи, доступным жильем и ЖКХ.

Магазин исследований: аналитика по теме "Интернет"