Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Уволенный из РЖД глава «Локомотива» пока сохранит свой пост в клубе Спорт, 13:05 ПСБ запустил вклад «Зимнее чудо» с доходностью до 5,5% годовых Пресс-релиз, 12:56 Как поменялось количество наличных в обращении в России. Инфографика Финансы, 12:52 Как FMCG-компании развивать торговлю онлайн в категории non-food Pro, 12:51 Кремль назвал внутренним делом вопрос о статусе русского языка в Карабахе Политика, 12:50 Бердвотчинг и дикие животные Москвы: где увидеть птиц и зверей РБК и ДПиООС, 12:50 Сыгравший Борменталя в «Собачьем сердце» Борис Плотников умер от COVID-19 Общество, 12:48 Глава Росстандарта подал заявление об отставке Политика, 12:46 Кремль назвал «абсолютный приоритет» при вакцинации от коронавируса Общество, 12:35 Затонувший автовоз распилили гигантской пилой вместе с машинами. Фото Авто, 12:34 Азербайджан учредил праздник в день заключения соглашения по Карабаху Политика, 12:34 Маск предупредил сотрудников Tesla о рисках обвала акций компании Инвестиции, 12:33 В Кремле исключили обязательную вакцинацию чиновников от COVID-19 Общество, 12:32 Верховный суд разрешил продавцам не обслуживать покупателей без масок Общество, 12:30
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Политика ,  
0 

Россия оказалась в конце нового рейтинга коррупции в мире

Некоммерческая деловая ассоциация TRACE International заявила о создании собственного индекса измерения страновой коррупции – полезной для бизнеса альтернативы индексу восприятия коррупции Transparency International. Для России, правда, эта новость ничего хорошего не сулит: если в рейтинге Transparency она была на 127-м месте, то по версии TRACE занимает 134-е место
Фото:Russian Look
Фото: Russian Look

Эксперты TRACE International (международная ассоциация, которая помогает компаниям соответствовать антикоррупционному законодательству) совместно с американским аналитическим центром Rand Corporation представили новый индекс по оценке коррупционных рисков. TRACE Matrix фиксирует ситуацию со взяточничеством во всех странах мира и, по словам создателей, наиболее приспособлен для того, чтобы бизнес на практике мог оценивать риски, связанные с коррупцией, и разрабатывать процедуры комплаенса при выходе на новые рынки. 

Страны оценивали по четырем основным критериям: как бизнесу приходится взаимодействовать с властями страны, какие в этом государстве существуют антикоррупционные законы и как они применяются на практике, насколько прозрачна госслужба и государственные процедуры и существует ли возможность общественного контроля за всеми этими процессами – в том числе и со стороны СМИ. У каждого из четырех параметров свой коэффициент, с которым он учитывается в сводном индексе. Так, «взаимодействие бизнеса и власти» – самый «увесистый» фактор, а «антикоррупционное законодательство и его применение» имеет наименьший удельный вес в сводном показателе. В результате TRACE Matrix представляет собой индекс с областью значений от 1 до 100: чем выше число, тем выше риски, ассоциированные с коррупцией, в каждой конкретной стране мира.

Создатели отмечают, что, несмотря на существование аналогов – главным образом Индекса восприятия коррупции (CPI) Trasparency International, потребность в новой методике определения коррупционных рисков была очень высокой – как в профессиональном сообществе юристов, специалистов по комплаенсу, так и среди самих компаний. «На протяжении последних трех лет клиенты говорят о том, что им нужно что-нибудь» более сфокусированное на рисках для бизнеса, прокомментировала запуск индекса президент TRACE Александра Рэйдж The Wall Street Journal. Большинство других индексов измеряют коррупцию за рубежом либо слишком широко – во всех сферах общества, либо учитывают лишь один узкий фактор, поясняет она. TRACE Matrix, по ее словам, это ясный путеводитель по коррупции, с которой бизнес может столкнуться в стране. Он помогает корпорациям понять, насколько велика вероятность того, что в стране, в которой они собираются вести бизнес, у нее будут вымогать взятки или привлекут за подобные действия к ответственности перед законом. 

Зачастую компании попадают в ситуацию, когда вести бизнес в зарубежной стране без взяток почти невозможно, но правосудие за эти действия может настигнуть их «дома». Так, американский Акт о противодействии коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act, FCPA), действующий с 1977 года, позволяет США покарать мздоимцев в любой стране мира. Закон распространяется на деятельность компаний, хоть как-то связанных с США, и их сотрудников за рубежом, и американские правоохранительные органы могут потребовать экстрадиции нарушителя. 

Яркий пример FCPA в действии – дело украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа, который в марте 2014 года был арестован в Австрии по запросу ФБР. Позднее выяснилось, что обвиняется он, помимо прочего, в нарушении FCPA: он и его партнеры якобы давали взятки чиновникам Индии за доступ к титановому сырью.

Кого подозревают в коррупции в России
Фотогалерея 
<p><b>Key Energy Services Inc. (США)</b><br />
Нефтесервисная компания<br />
<br />
<b>Время начала расследования:</b> н/д<br />
<b>Кто инициировал расследование:</b>SEC<br />
О начале расследования деятельности компании в России на предмет возможного нарушения антикоррупционного законодательства США Key Energy Services Inc. сообщила в мае 2014 года. Компания заявила, что очень серьезно относится к подозрениям регулятора и начала проверку по сведениям, полученным от надзорного ведомства. &laquo;Мы оказываем Комиссии полное содействие в расследовании и предоставляем данные нашей проверки&raquo;, &ndash; подчеркнула Key Energy. Также она сообщила, что расследование не окажет негативного эффекта на ее финансовое положение, операционные результаты или движение денежных средств. Key Energy специализируется на обслуживании нефтяных и газовых скважин и буровых установок. В России работает ее 100%-ное дочернее предприятие ООО &laquo;Геострим&raquo;, оказывающее услуги по бурению, капитальному ремонту скважин и созданию систем разработки месторождений.</p>

По данным Белого дома, с 2009 года США урегулировали уголовные дела против более чем 50 корпораций, обвинявшихся в нарушении FCPA, наложив на них штрафы на сумму $3 млрд. Однако в конце сентября этого года Вашингтон пообещал, что еще более активно возьмется за коррупцию во всем мире. TRACE предупреждает, что не только американские власти, но и регуляторы других стран все более нетерпимо относятся к коррупционным практикам. 

Для России создание очередного индекса коррупции не самая радужная новость – РФ и в нем заняла незавидную позицию. По данным TRACE Matrix, Россия находится на 134-м месте среди 197 стран, ее соседями стали Аргентина (133-е место) и Бенин (135-е место). Даже Украина оказалась на две строчки выше – на 132-м месте. Из 100 возможных баллов Россия набрала 65 (почти столько же у Украины, Суринама и Ливана), что говорит о наличии в стране довольно высоких рисков для бизнеса, связанных с коррупцией. Если говорить об отдельных факторах, то худший результат у России по взаимодействию бизнеса с властью – 73 пункта из 100. Этот показатель оценивается на основании того, как часто предпринимателям приходится вступать в контакт с чиновниками разных уровней и, соответственно, как часто возникает ситуация, в которой возможна дача взятки. А вот за антикоррупционное законодательство Россия получила самую высокую из своих оценок – 27 баллов, из чего можно сделать вывод, что TRACE считает его достаточно хорошо разработанным.

В рейтинге Transparency за 2013 год Россия находилась на 127-м месте (из 177 стран) с одним из самых высоких показателей по коррумпированности. 

По версии TRACE Matrix самыми рискованными странами, с точки зрения коррупции, являются Камбоджа, Узбекистан, Ангола, Йемен и Нигерия. Самыми безопасными – Ирландия, Канада, Новая Зеландия, Гонконг, Швеция. Интересно, что почти все эти «лидеры» не совпадают с результатами рейтинга Transparency. В нем пальма первенства отдана Дании (также в пятерке наименее коррумпированных стран – Новая Зеландия, Финляндия, Швеция и Норвегия), а самыми восприимчивыми к коррупции, по оценке Transparency, являются Южный Судан, Судан, Афганистан, Северная Корея и Сомали.