Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Эколог — профессия и хобби: куда пойти учиться РБК и ДПиООС, 05:35 Вильфанд назвал регионы европейской России с аномальными морозами Общество, 05:26 Более трети российских компаний ждут убытка по итогам года Бизнес, 05:00 Посол России заявил о неспособности Зеленского решить проблему Донбасса Политика, 04:53 Норвегия обвинила Россию и Китай в шпионаже за нефтяным сектором Политика, 04:50 Какие конкурсы и олимпиады помогут студенту устроиться на работу РБК и АНО «РСВ», 04:15 Байден пообещал публично привиться от коронавируса Общество, 03:43 Конгресс США согласовал новые санкции против «Северного потока-2» Политика, 03:20 Вы купили грузовик: считаем и сравниваем издержки РБК и Scania, 02:55 Дегтярев пообещал заняться безбарьерной городской средой в Хабаровске Общество, 02:44 США включили в черный список четыре китайские компании Бизнес, 02:20 Автомобиль-трансформер для бизнеса: где купить, как оборудовать РБК и VW коммерческие автомобили, 01:50 Экоактивист vs экотеррорист: кто вы для планеты. Тест РБК и ДПиООС, 01:26 СМИ узнали о еще одной предсмертной записке Тесака Общество, 01:23
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Нападение на журналистов ,  
0 

У избитых в Ингушетии журналистов и правозащитников украли технику

Пострадавшие в результате нападения в Ингушетии правозащитники и журналисты обнаружили, что в их автобусе нет следов сгоревших компьютеров. Исчезла техника и из офиса Комитета по предотвращению пыток в ингушском селе
Фото:Lori
Фото: Lori

​Следователи не обнаружили в сгоревшем автобусе компьютеров и фотоаппаратов журналистов, рассказал РБК корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода. Он полагает, что электроника не могла полностью сгореть и, скорее всего, была похищена в ходе нападения 9 марта.

Представитель Комитета по предотвращению пыток Дмитрий Утукин подтвердил РБК, что в салоне автобуса полицейские не нашли никаких следов сгоревшей техники. Также не удалось обнаружить ключи пресс-секретаря правозащитников Ивана Жильцова, которые лежали в сумке внутри автомобиля. «Очевидно, что температура горения была не столь высока, чтобы это все расплавилось», — заметил Утукин.

Он уточнил, что 9 марта неизвестные, пытавшиеся взломать квартиру комитета в ингушском селе Яндаре, не смогли справиться с дверью и проникли в помещение через балкон. Офис не был разгромлен, однако из него вынесли практически всю технику. По словам Утукина, компьютеры, принтеры и другие устройства сложили в сумки и вынесли, причем одну сумку похитители забыли. «Исчезло даже многофункциональное устройство весом около 10 кг. Не представляю, как они его через балкон тащили», — рассказал Утукин. Он отметил, что оставшиеся нетронутыми два ноутбука позднее изъяла полиция для проведения следственных действий. На вопрос правозащитников, зачем это делается, сотрудники правоохранительных органов ответили, что «надо посмотреть, что у вас там».

Иван Жильцов рассказал «Медиазоне», что 11 марта кто-то попытался взломать его почту на Gmail. Он уверен, что неизвестные делают это с его украденного ноутбука.

Утукин в разговоре с РБК отметил, что правозащитники смогут восстановить всю информацию, которая была на исчезнувших компьютерах. По его словам, данные, которые хранились на устройствах, также передавались правоохранительным органам, расследующим уголовные дела в связи с пытками. «Никакой сенсации или каких-то уникальных сведений там не было», — пояснил Утукин.

В МВД Ингушетии не отреагировали на запрос РБК, направленный 10 марта. В пресс-службе ведомства на звонки РБК также не ответили.

10 марта МВД Ингушетии взяло под госзащиту журналистов, пострадавших в ходе нападения, и свидетелей по этому делу. Им была выделена охрана. Уполномоченный по правам человека в Ингушетии Джамбулат Оздоев рассказал «Кавказскому узлу», что это было сделано по просьбе одной из пострадавших, шведской журналистки Марии Перссон Лёфгрен. Поскольку госзащиту обеспечивают ингушские полицейские, когда потерпевшие покинут республику и уедут домой, охрана будет снята, уточнил Утукин.

Нападение на журналистов и правозащитников произошло вечером 9 марта на федеральной трассе «Кавказ» недалеко от границы с Чечней. Неизвестные атаковали автобус, в котором находились восемь человек: сотрудники Комитета по предотвращению пыток, корреспонденты журнала The New Times, интернет-издания «Медиазона», а также репортеры из Швеции ​и Норвегии. Нападавшие избили всех, кто был в автомобиле, сожгли машину, после чего скрылись в сторону Чечни.

Через три часа после инцидента неизвестные попытались проникнуть в штаб-квартиру правозащитников сводной мобильной группы Комитета по предотвращению пыток в ингушском селе Яндаре. По словам Утукина, вооруженные люди приехали к офису на пяти машинах, один из них выключил камеру видеонаблюдения, установленную в подъезде, трое других, по его словам, залезли в помещение через окно.

«Люди в камуфлированной одежде, в масках, вооруженные автоматическим оружием», — описал нападавших Утукин, отметив, что они были «профессионально экипированы». По словам юриста, неизвестные пытались выбить металлическую дверь. В разговоре с РБК Утукин уточнил, что квартира почти не использовалась, в ней только отдыхали сотрудники комитета​. Существование этого офиса правозащитники старались по возможности держать в тайне. Основная работа велась в Грозном, а перевалочный пункт в ингушском селе был организован после погрома в грозненском офисе в июне 2015 года.

После нападения на журналистов МВД Ингушетии возбудило уголовные дела по ч.2 ст.213 УК РФ (хулиганство) и ст.167 УК РФ (умышленное уничтожение имущества). В связи с попыткой вскрыть квартиру правозащитников уголовное дело заведено не было.

10 марта президент Владимир Путин поручил МВД выяснить все обстоятельства нападения на журналистов и правозащитников, направлявшихся в Чечню.