Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Песков сравнил смену названий QR-кодов с переименованием компьютера Политика, 13:51
Песков ответил на данные о предложении Эрдогана о саммите по Донбассу Политика, 13:46
Центры самбо и бокса в «Лужниках» построили почти на 70% Город, 13:44
Гастрономическая «Калитка» в Карелии: от лохикейто до рыбы-воробья Совместный проект, 13:43
В Кремле сообщили об анализе опасности нового штамма коронавируса Политика, 13:40
«Донстрой» возглавил рейтинг экологичных девелоперов Москвы Пресс-релиз, 13:36
Овечкин повторил рекорд Хоу и Селянне в НХЛ Спорт, 13:34
9 декабря пройдет VK Kubernetes Conference Партнерский материал, 13:34
Умер снявший «Тегеран-43» режиссер Владимир Наумов Общество, 13:33
В России выросло число считающих себя счастливыми жителей Общество, 13:25
Новая реальность: какие изменения ждут гостиничный бизнес Партнерский материал, 13:22
В МИДе допустили новые ограничения в России из-за штамма омикрон Общество, 13:22
Криптобиржа Binance возобновила вывод Dogecoin спустя 17 дней Крипто, 13:21
Пользоваться телефоном на экране авто: чем удивит Infiniti в 2022 году РБК и Infiniti, 13:20
Политика ,  
0 

Суды стали чаще освобождать под залог и домашний арест

Суды стали более лояльно подходить к избранию меры пресечения: в первом полугодии этого года они в полтора раза чаще, чем годом ранее, заменяли заключение под стражу на домашний арест и на 70% чаще отпускали из СИЗО под залог. Эксперты связывают это с общим трендом на гуманизацию правосудия и «медведевскими» новеллами о запрете сажать под стражу бизнесменов
Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

За первые шесть месяцев 2014 года, согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном суде, суды рассмотрели более 71 тыс. ходатайств об арестах, 9% (6602) было отклонено. Такой же процент ходатайств об арестах отклонялся судами в последние два года.

Чаще смягчаются

Суды в полтора раза чаще стали принимать решения о замене заключения под стражу на домашний арест. Число таких постановлений увеличилось на 50%: с 1180 решений в 2013 году до 1779 решений в 2014-м.

И на 70% чаще, чем в прошлом году, суды начали заменять более суровые меры пресечения на залог: 297 таких постановлений против 174 годом ранее. За весь прошлый год было 367 постановлений о залоге.

Правда, залог активно применяется только судами Центрального федерального округа страны – в этом регионе вынесено более половины всех решений. В остальных регионах постановлений о залоге насчитывается всего по несколько десятков, а в Южном округе – только три таких акта.

Увеличилось и число случаев, когда следователи стали изначально просить судей применять альтернативные меры пресечения. Количество поступивших в суды ходатайств о домашнем аресте возросло на 8% по сравнению с прошлым годом, а ходатайств о залоге – на 40%. Так, суды отправили в 2014 году под домашний арест 1555 человек и избрали залог в отношении 126 человек.

«Идет гуманизация, суды отходят от репрессивной практики и мнения, что, если человеку предъявлено обвинение, он должен сидеть в тюрьме», – считает адвокат Константин Ривкин. По мнению защитника, такая мера, как залог, в целом направлена на пополнение бюджета. «Если человек, отпущенный под залог, нарушит избранную ему меру, то деньги не возвращаются, а будут направлены в бюджет», – напоминает адвокат.

Но в целом число судебных решений о применении альтернативных мер все еще мало и составило в 2014 году всего 2,2% от общего количества решений об избрании меры пресечения и ее продления (3757 из 165 268 решений).

«Есть традиция, что суды у нас следуют предложениям следствия и избирают заключение под стражу», – рассказал РБК судья Мосгорсуда в отставке Сергей Пашин. К тому же, отмечает судья, система эффективного надзора за лицами, находящимися под домашним арестом, еще не отлажена, а у людей зачастую нет денег на залог. «В западных странах у человека есть право находиться до суда не под стражей, там арест действительно применяется в исключительных случаях, например по делам об убийствах», – рассказывает Пашин.

Арест зачастую рассматривается как обеспечительная мера обвинительного приговора, чтобы человек не скрылся до суда, отмечает адвокат Дмитрий Аграновский. Оправдательные же приговоры, согласно статистическим данным, составляют меньше 1% по всей стране.

Домашний арест в действии

Из фигурантов громких дел под домашним арестом сейчас находятся основатель АФК «Система» Владимир Евтушенков и бизнесмен Левон Айрапетян. Армянский предприниматель провел два с половиной месяца в СИЗО, но 3 октября Басманный суд столицы по ходатайству следователя изменил ему меру пресечения. И Евтушенков, и Айрапетян проходят по делу о хищении акций «Башнефти».

Почти два года под домашним арестом содержится бывшая руководитель департамента имущественных отношения Миноборны Евгения Васильева, которая обвиняется в хищении активов ОАО «Оборонсервис». Первый год женщине было разрешено ежедневно покидать свою квартиру в центре Москвы для прогулок. А запрет на общение у нее до сих пор установлен только с фигурантами своего дела и журналистами.

Почти год эск-руководитель ОАО «Уралкалий» Владислав Баумгертнер провел под домашним арестом, но 1 сентября 2014 года Басманный суд изменил ему меру пресечения на залог в 15 млн руб.

Под домашним арестом сейчас также находятся четыре парашютиста: Александр Погребов, Алексей Широкожухов, Евгения Коротова и Анна Лепешкина, задержанные после прыжка со сталинской высотки на Котельнической набережной, – и оппозиционный политик Алексей Навальный. Он вместе с братом Олегом Навальным обвиняется в организации перевозки товаров по завышенным ценам для компании «Ив Роше Восток».

Чем выше человек находится на социальной лестнице, тем меньше вероятность, что он будет арестован, констатирует Аграновский.

По мнению адвоката Игоря Трунова, суды стали чаще применять альтернативные меры пресечения потому, что на практике начали работать «медведевские» поправки, которые запрещают арестовывать предпринимателей до суда (поправки в ст. 108 УПК были внесены в 2010 году по инициативе действующего тогда президента страны Дмитрия Медведева). «Содержать людей под домашним арестом и государству экономически выгоднее, и обвиняемым: мера пресечения строгая, а человек дома сидит и не теряет здоровье в СИЗО», – считает Трунов. Адвокат отметил, что условия содержания в следственных изоляторах намного суровее, чем в колониях.