Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Какие технологии помогают роботам «выйти в люди» РБК и Intel NUC, 09:35 РФПИ договорился о производстве в Индии более 100 млн доз «Спутник V» Общество, 09:16 В ЦСКА объяснили результаты в Лиге Европы «заколдованностью турнира» Спорт, 09:11 Министр культуры Хакасии ушел в отставку Политика, 09:08 Опыт пандемии: положение компаний с оборотом от 3 до 100 млрд руб. РБК и SAP, 09:06 Как подражание Amazon помогло Chewy построить зооимперию — Bloomberg Pro, 09:04 Аналитики оценили потери театров и музеев Москвы от COVID-ограничений Бизнес, 09:00 Минтранс подготовил поправки для борьбы со старыми автобусами Общество, 08:59 ЦБ хочет помешать обнальщикам, наследство Марадоны. Главные новости РБК Общество, 08:50 Майгуров объяснил отсутствие жестких задач перед сборной по биатлону Спорт, 08:47 В Офисе Зеленского допустили его выдвижение на второй срок Политика, 08:36 Денис Савостин — какой бизнес ни в коем случае не стоит открывать РБК и ВТБ Привилегия, 08:36 СМИ узнали о просьбе страховщиков дать им доступ к видеонаблюдению Москвы Общество, 08:17 В Индии разбился истребитель МиГ-29 Общество, 08:09
Год c COVID-19. Как изменился мир. Данные по России.
Политика ,  
0 

Поражение Эрдогана: что ждать России от нового правительства Турции

На прошедших парламентских выборах в Турции правящей партии «Справедливость и развитие» не удалось получить большинства голосов. При новом правительстве российско-турецкие отношения могут стать более настороженными
Сторонники «Справедливость и развитие» (АКР) после выборов. На плакате изображен премьер-министр Турции и лидер AKP Ахмет Давутоглу
Сторонники «Справедливость и развитие» (АКР) после выборов. На плакате изображен премьер-министр Турции и лидер AKP Ахмет Давутоглу (Фото: AP)

На прошедших в воскресенье парламентских выборах в Турции правящая партия «Справедливость и развитие» (AKP) набрала 41% голосов. Это позволит ей занять 258 мест в Великой Национальной Ассамблее Турции (формальное название местного парламента). Для формирования правительства в одиночку партия должна была получить по меньшей мере 276 голосов из общего количества в 550. Для AKP этот результат стал поражением, ведь до выборов она контролировала 327 мест.

Несмотря на это, премьер-министр и лидер AKP Ахмет Давутоглу назвал результат своей партии «успехом». «Мы не склонимся ни перед кем», — заявил он.

Слабый результат AKP стал и личным поражением бывшего лидера этой партии, а ныне действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. AKP планировала изменить Конституцию Турции, превратив ее из парламентской в президентскую республику. Действующий основной закон страны запрещал Эрдогану влиять на избирательную кампанию, однако президент не скрывал своих симпатий к бывшим сопартийцам.

Ведущая оппозиционная Республиканская народная партия (CHP), которая объединяет сторонников светского развития Турции, заручилась поддержкой 25% избирателей. Националистическая партия «Национальное движение» (MHP) получила 16,3% голосов. Сенсацией оказались 13% Народно-демократической партии (HDP), которая отстаивает интересы курдского меньшинства. Она впервые будет представлена в парламенте Турции. Голоса партий, не набравших 10%, распределяются между теми, кто преодолел этот порог.

Относительная неудача на выборах AKP и вероятное создание коалиционного правительства осложнит отношения Анкары и Москвы, полагают турецкие и российские эксперты. Сильным фактором для России могут стать экономика и привлекательные для Турции энергетические контракты.

Политический расклад

«Скорее всего, будет образована коалиция или будет создано правительство меньшинства», — говорил РБК перед выборами директор турецкого Института энергетических рынков и политики EPPEN, инструктор программы Евразийских исследований Ближневосточного технологического университета в Анкаре Волкан Оздемир.

По его словам, сейчас у президента Эрдогана и правящей партии очень хорошие отношения с Россией. «Это может измениться после выборов. Новое правительство будет более настороженно относится к России», — считает эксперт.

В будущую коалицию может войти Народно-демократическая партия (HDP). «Ее поддерживает Запад, в том числе Вашингтон. Эта партия станет ключевой для формирования будущего правительства, что означает негативное влияние на российско-турецкие отношения», — отмечает Оздемир.

Осложнение отношений Москвы и Анкары в случае создания коалиционного правительства считает вероятным и доцент ИСАА МГУ, специалист по Турции Павел Шлыков. Как пояснил эксперт, приход к власти коалиционного правительства чреват «игрой на конъюнктуру, перманентной борьбой за симпатии, что может увеличить степень непоследовательности во внешней политике». По словам Шлыкова, Турция уже сталкивалась с этим в 1990-е годы.

«В условиях острой борьбы за симпатии избирателей политики часто прибегали к популистским националистическим лозунгам развития сотрудничества с тюркскими республиками бывшего Советского Союза, что воспринималось Москвой как вторжение в сферу ее национальных интересов и негативно отражалось на турецко-российских отношениях», — говорит Шлыков.

Другие турецкие эксперты не видят большого влияния внутренней политики в Турции на ее внешнеполитические действия. «Не думаю, что сейчас в Турции существует сильная зависимость между внутриполитической повесткой и позицией по внешнеполитическим вопросам», — заявил РБК специалист по вопросам международных отношений и безопасности, преподаватель факультета искусств и социальных наук Университета Сабанчи Эмре Хатипоглу.

Еще одной проблемой для Москвы может стать отсутствие в турецкой политической элите согласованной позиции на взаимоотношение с северным партнером. «Консенсуса не существует, так как наряду с теми, кто считает положительным развитие сотрудничества с РФ (речь идет в первую очередь об энергетической сфере), весьма громко звучат голоса тех, кто считает весьма опасной привязку к российскому энергосырью», — заявила заведующая турецким сектором Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Наталья Ульченко

Экономический козырь

Сильной стороной России в будущих взаимоотношениях с любым новым правительством Турции может стать экономика. Если в 2010 году ВВП страны вырос на 9,2%, что позволило Турции по динамике роста опередить все страны, кроме Китая, то уже с 2012 года ВВП в среднем увеличивался лишь на 3% (.pdf).

Для рядовых турков это означает стагнацию или даже сокращение их реальных доходов. Экономика традиционно считалась сильной стороной AKP. Именно с этой партией в 2000-х годах было связано локальное турецкое экономическое чудо.

Ускорение роста станет невозможным без российских энергопоставок. Они станут фундаментом для будущего как экономических, так и политических отношений России и Турции.

«AK стала первой партией, которая поставила своей задачей развитие экономики, они поняли, что развитие должно ощущаться в реальной жизни, это должны быть не просто слова», — сказал РБК бывший советник Давутоглу Этьен Махчупьян (был советником премьер-министра с октября 2014 по апрель 2015). «В итоге избиратели удивились, как легко это оказалось», — добавил он. Но Ульченко характеризует заявления Махчупьяна как «пропагандистские». По ее словам, успех AK был связан с возможностью пользоваться дешевыми деньгами международного финансового рынка. «Бремя инвестиций переместилось на частный сектор, который на фоне низкого уровня сбережений национальной экономики стал основным заемщиком на внешнем рынке», — пояснила она.

Россия в Турции вовлечена в два масштабных энергетических проекта. «Газпром» стремится построить газопровод «Турецкий поток». «Его будущее после выборов становится менее определенным», — опасается Оздемир. Концерн начал строительство без российско-турецкого межправительственного соглашения.

Турецкая государственная компания Botas рассчитывает получить скидку от российского концерна, на что последний пока не согласен.

«Важно, чтобы Турция была надежным покупателем и исправным транзитером российского газа. Понимая важность для России этого обстоятельства, Турция пытается добиться для себя определенных уступок, главным образом экономических, что, как правило, ей удается», — полагает Ульченко.

Помимо «Турецкого потока», Россия участвует в сооружении АЭС «Аккую» на южном побережье страны. Стоимость этого проекта составляет $20 млрд. Расходы на строительство и эксплуатацию объекта взяла на себя российская сторона, турки обязались лишь закупать электроэнергию. Завершение проекта ожидается не раньше 2022 года.

В 2013 году товарооборот между Россией и Турцией составил $32 млрд, а в прошлом снизился до $31,1 млрд.

«Взаимозависимость в торговле газом носит объективный характер, уклониться от нее не может ни одна из сторон», — констатирует Ульченко. По ее оценке, сотрудничество Москвы и Анкары в газовых вопросах продолжится вне зависимости от разницы позиций России и Турции по международной повестке.

Они наиболее ярко проявились в оценке сирийского кризиса. Турция поддержала оппозиционеров, в то время как Россия остается последовательным сторонником президента Башара Асада. Кроме того, Россия с опаской оценила «арабскую весну» 2011 года, которую приветствовали в Турции. Наконец, весной этого года турецкое и российское руководство вступило в полемику по чувствительным для обеих сторон вопросам о геноциде армян и территориальной принадлежности Крыма.

С Ульченко солидарен и Оздемир, который полагает, что при конфликте политических и экономических соображений верх могут одержать последние. «Отношения России и Турции в последнее время были прагматичными и определялись экономикой. Скорее всего, эта тенденция сохранится и в будущем», — предположил эксперт.