Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Сети появилось видео жалобы Медведеву от жительницы села на Алтае Общество, 20:25 Медведев упустил победу над Надалем на Итоговом турнире АТР Спорт, 20:20 Data science: как компании превращают данные в деньги Партнерский материал, 20:15 Коломойский допустил появление русских танков в Польше Политика, 20:14 Юношеская сборная России сыграла вничью с Косово в квалификации ЧЕ Спорт, 20:03 «ВКонтакте» даст возможность ставить дизлайки Технологии и медиа, 19:57 Акции «Ростелекома» упали на 3% на фоне решения о покупке Tele2 Финансы, 19:50 Спонтанное автопутешествие: с кем, куда и что взять с собой РБК и Subaru, 19:48 Новый глава СПЧ заявил о сомнениях по трем фигурантам «московского дела» Политика, 19:46 В Крыму назвали число переехавших украинцев после присоединения к России Политика, 19:38 В Крыму пропала пятилетняя девочка Общество, 19:30 Путин прилетел в Бразилию на саммит БРИКС Общество, 19:24 Игрока «Манчестер Сити» отстранили за твит в адрес партнера по команде Спорт, 19:24 Превентивная медицина: что такое персонализация здорового образа жизни РБК и Райффайзенбанк, 19:18
Политика ,  
0 
В Кремле обсудили возвращение избирательных блоков с повышенным барьером Среди других идей к выборам 2021 года — сокращение федеральной части партийных списков
Кремль начал проработку возможных поправок в законодательство к думским выборам 2021 года. Среди идей — возвращение блоков (с повышенным относительно партий проходным барьером) и сокращение федеральной части партийных списков
Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Внутриполитический блок Кремля планирует к 1 января определиться с возможными поправками в избирательное законодательство. Изменения могут быть законодательно утверждены в следующем году, в преддверии думских выборов 2021 года. В настоящее время в Кремле приступили к юридической проработке предложений, рассказали три близких к администрации президента источника РБК. Пока идет обсуждение возможных развилок в законодательстве и спорных моментов, выявленных практикой, но без оценки политических последствий, поясняет один из источников.

Принятие политических решений о том, какие изменения целесообразны, — следующий этап работы, уточнил собеседник РБК. Это касается в том числе возможного изменения соотношения численности депутатов от партий и одномандатников на выборах в Госдуму, а именно доли последних с 50 до 75%. Эта инициатива тоже находится в юридической проработке, сказали три близких к администрации президента источника РБК.

Также среди обсуждаемых идей — повышение проходного барьера для избирательных блоков в случае их возвращения, заявили два собеседника. Если будет принято решение о возврате блоков и формировании блока на базе «Единой России» и Общероссийского народного фронта, то потребуются поправки в законодательство, позволяющие участвовать в федеральных выборах не только партиям, но и общероссийским общественным движениям (ОНФ — это движение), которые сейчас такого права не имеют.

Если допустить движения к выборам, число желающих участвовать в кампании-2021 резко возрастет, следовательно, нужна отсекающая норма, говорит другой близкий к Кремлю источник. По его словам, прорабатывается вариант, согласно которому проходной барьер для блоков может стать более высоким, чем для партий, — не 5%, а 7%. Большинство партий в случае появления такой нормы не будут заинтересованы в создании блоков, резюмирует собеседник РБК. А самим движениям при этом можно разрешить участвовать в выборах только в блоке с партиями, добавляет еще один близкий к Кремлю источник.

О том, что среди обсуждаемых в администрации президента предложений есть идея возвращения блоков, ранее также сообщали источники «Ведомостей».

Избирательные блоки существовали в России до 2005 года, они могли создаваться на базе партий, движений или же совместно партий и движений. Проходной барьер для блоков был такой же, как и для партий. В последний раз блок проходил в Госдуму в 2003 году, это был блок «Родина», список блока возглавляли Сергей Глазьев, Дмитрий Рогозин и генерал Валентин Варенников. Впоследствии среди участников избирательного объединения произошел раскол из-за того, что Глазьев принял решение участвовать в выборах президента в 2004 году, в то время как Рогозин считал необходимым поддержать Владимира Путина. Позже конфликт с Кремлем возник и у самого Рогозина, после того как он и ряд его соратников объявили голодовку против монетизации льгот прямо в здании Госдумы.

Списки без спонсоров

Среди прорабатываемых инициатив и возможность сокращения количества кандидатов в общефедеральной части списков партий, рассказывают два источника РБК.

Сейчас закон позволяет включать в общефедеральную часть списка до десяти человек. В Кремле рассматривается возможность сократить общефедеральную часть до одного человека, уточняют собеседники РБК. Логика включения в головную часть списка партийных спонсоров характерна для парламентской оппозиции, в частности для КПРФ и ЛДПР, поскольку если партия преодолевает проходной барьер, то кандидаты из общефедеральной части гарантированно попадают в Госдуму, говорит один из источников РБК.

В случае законодательного закрепления нормы о том, что в общефедеральной части может быть только один человек, это затруднит парламентской оппозиции возможность проводить в Госдуму своих спонсоров, объясняет логику инициативы близкий к Кремлю источник РБК.

Возможность включать в головную часть списков до десяти человек была разрешена в преддверии думских выборов 2011 года. До этого действовала норма, согласно которой общефедеральная часть могла состоять максимум из трех человек.

Принятыми поправками пользовались все партии парламентской оппозиции: во время кампаний 2011 и 2016 годов в федеральной части списков КПРФ и ЛДПР были по десять человек. «Справедливая Россия» в 2011 году включила в головную часть восемь человек, но в 2016 году там был только лидер партии Сергей Миронов.

Список «Единой России» в 2011 и 2016 годах единолично возглавлял глава партии Дмитрий Медведев.

В зарубежной практике есть примеры, когда для блоков избирательный барьер выше, чем для партий, и логика здесь простая: если несколько партий объединяются, то кумулятивный эффект выше, соответственно, им нужно поставить более высокий барьер, говорит политолог Алексей Макаркин. Но такая мера — это еще и защита от блоков, которые не имеют ничего, кроме красивого наименования, продолжает эксперт.

Если в России будут возвращены блоки и для них введут более высокий барьер, то это действительно может снизить количество желающих объединяться, считает Макаркин. Актуальной такая схема, по его словам, может быть в двух случаях. Первый — когда блокирование может повысить шансы на прохождение в Госдуму (в частности, это касается либеральных объединений), второй — когда к крупной партии может присоединиться мелкая, за счет этого может произойти ребрендинг крупной политической силы с возможным получением более высокого результата. В таком варианте могла бы быть заинтересована «Справедливая Россия», которая находится на грани прохождения в Госдуму, говорит Макаркин.

Введение более высокого, чем для партий, проходного барьера для блоков — вполне правильная идея, считает политолог Дмитрий Бадовский. «В случае возвращения блоков это должны быть структуры, которые формируются не на пять минут под выборы, а долгосрочные политические конструкции», — говорит он. Необходимо избежать ситуации, при которой каждый желающий будет лепить блок из соображений «авось это добавит голосов». «У политических сил должно быть понимание цены этого решения», — подчеркивает эксперт.

В некоторых странах, где разрешены блоки, система настроена еще более тонко, продолжает Бадовский. Модель, при которой чем больше участников в блоке, тем выше для него уровень барьера, применяется или применялась в разное время на выборах в Венгрии, Словакии, Чехии, Молдавии, отмечает эксперт. Это означает, что условно при блоке из двух участников барьер может быть 7%, при трех участниках — 8–9%, при четырех — 10%.

Что касается предложения о возможном сокращении общефедеральной части списка партий с десяти до одного человека, то это, по мнению Бадовского, менее принципиальная вещь. «Для одних партий десятка важна, чтобы позиционировать разные лица, для других — чтобы действительно включить туда нужных людей», — отмечает он. Если такое решение будет принято, то тогда партии будут нарезать региональные группы таким образом, чтобы какие-то из них набрали больше мандатов, и ставить на первые местах в этих группах соответствующих людей, уверен эксперт.

«Это будет своего рода политтехнологическое соревнование. Но если рассматривать такую инициативу, то правильнее будет сократить число кандидатов в общефедеральной части списка до трех человек, поскольку партии власти в будущем тоже может понадобиться люфт и новые лица во главе списка», — считает политолог.