Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как найти выгодные предложения по доходности вклада РБК и Финуслуги, 16:19 Самые громкие преступления цифровой эпохи: подборка Bloomberg Индустрия 4.0, 16:00 Песков допустил наказание за призывы к санкциям против России Политика, 15:59 «Динамо» обыграло «Рубин» и вернулось на второе место в чемпионате России Спорт, 15:56 Песков рассказал об отдыхе Путина, медведях и «маралах в звании» Политика, 15:54 Промоутер сообщил о госпитализации Джошуа после поражения от Усика Спорт, 15:40 Пилот дрона, блогер, сити-фермер: где учиться, кому подойдет РБК и Сбер, 15:31 Российский фигурист пожаловался на кражу коллекционного вина из багажа Спорт, 15:15 Песков рассказал об отношении Путина к ремаркам со стороны Зеленского Политика, 15:02 Кремль заявил о «мудром ответе» на вред от «бездумной секиры» США Политика, 14:43 На АЭС в Тверской области остановился энергоблок Общество, 14:39 Песков рассказал о «неожиданных элементах» на выборах в Госдуму Политика, 14:33 Bloomberg узнал о задержании семи сотрудников компании PDVSA в Венесуэле Бизнес, 14:30 Сборная России сообщила о выбывшем «на длительный срок» футболисте Спорт, 14:26
Политика ,  
0 

Эксперты из США назвали главные недостатки Китая как сверхдержавы

Что мешает Пекину укрепить влияние в мире
Аналитики корпорации RAND в докладе, посвященном положению КНР на мировой арене, признали наличие у него серьезного экономического влияния, но отметили неспособность Пекина предложить оригинальную модель развития
Фото: Mark Schiefelbein / AP
Фото: Mark Schiefelbein / AP

Упор на экономику

Сегодня главным козырем Китая является его экономическая мощь, констатируют эксперты американской научно-исследовательской корпорации RAND в докладе Understanding Influence in the Strategic Competition with China, посвященном роли Пекина на мировой арене. Согласно их заключению, для Китая наиболее эффективным рычагом воздействия на третьи страны является возможность предлагать им торговое и инвестиционное партнерство, — и это более действенно, чем прямые угрозы военного характера или продвижение китайской политической модели.

В своем докладе эксперты RAND проанализировали мировое влияние КНР в аспектах военного и экономического давления на другие страны, а также способность продвигать собственные ценности. Исследователи уделили особое внимание усилиям по наращиванию влияния в двадцати странах, среди которых Австралия, Бразилия, Германия, Индия, Индонезия, Мексика, Таиланд и Вьетнам.

Исходя из данных за 2018 год, в перечень наиболее зависимых от экономических отношений с Китаем стран входят Лаос (на торговлю с КНР приходится 42% от общего товарооборота этой страны), Филиппины (41%), Вьетнам (33%), Австралия (32%), Южная Корея (30%) и Камбоджа (29%). Китайские прямые инвестиции представляют особую важность для Лаоса (78,5% от всех прямых иностранных вложений), Кении (33,7%), Камбоджи (24,8%) и Таиланда (14%).

Другой эффективный метод китайского воздействия — развитие неформальных связей с представителями элит в других странах. В качестве примеров эксперты RAND приводят попытки Китая воздействовать на элиты в Австралии, Индонезии, на Филиппинах и в Южной Корее. Например, представители Китая предлагали экономические преференции политикам в Австралии и Новой Зеландии, чтобы те принимали меры, выгодные Пекину. «Китай продемонстрировал способность завоевывать поддержку среди элит и чиновников <...> даже при негативном общественном мнении в отношении Китая в этих странах», — констатировали аналитики.

И хотя США сохраняют за собой первенство по уровню влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), Пекин сокращает отставание от Вашингтона. Это следует из интегрального рейтинга мощи стран АТР, составленного базирующимся в Сиднее аналитическим центром Lowy Institute. В нем учитываются такие факторы, как состояние экономики (размер ВВП, уровень технологического развития и т.д.), военный потенциал (военные расходы, качество вооружения и т.д.), устойчивость (стабильность институтов, уровень геополитической безопасности, запас ресурсов), внешнеполитический вес, а также степень экономического и военного влияния. Согласно расчетам Lowy Institute, рейтинг США в 2020 году составил 81,6, второе место — у КНР с показателем 76,1. Еще в 2018 году рейтинг Америки был 84,5, а Китая — 75,9: за два года Пекин сократил отставание от Вашингтона на 3,1 пункта. Эксперты Lowy Institute подтверждают вывод аналитиков RAND, что главный ресурс Китая — его экономическая сила. По этому показателю Пекин занимает в регионе первое место с рейтингом 98,9 против 87,7 у США. По степени экономической взаимосвязанности с другими странами АТР опережает США на 37,2 пункта. Третье место в общем рейтинге Lowy Institute от 2020 года занимает Япония (41), четвертое — Индия (39,7). У России пятое место с показателем 33,5.

Ограниченность модели

Несмотря на рост экономического влияния, возможности Китая предлагать другим странам привлекательную модель развития, основанную на оригинальных ценностях, ограничены, пришли к выводу в RAND. По мнению исследователей, о «китайской модели» можно говорить скорее в теоретическом ключе, чем в практическом. «Это помесь различных продвигаемых государством методик [экономического] развития, которые корректируются с течением времени. Это не четкий последовательный список мер, который может применяться в другой стране», — считают эксперты.

Как отмечают аналитики RAND, в ближайшие годы экономику Китая, вероятно, ждут проблемы. «Вместе с ростом тревоги из-за несоблюдения Китаем прав человека замедление экономической активности [в Китае] снизит привлекательность его модели», — говорится в докладе. Тогда как ценности демократии и свободы привлекательны для населения сами по себе, ценности авторитаризма привлекательны только как средство достижения экономических успехов, полагают в RAND. «Попытки Китая усилить свое влияние будут в значительной мере ограничены фактом, что адресаты их влияния разделяют больше ценностей с США, чем с Китаем», — считают эксперты.

Исходя из прогноза консалтинговой компании PwC, если в 2016–2020 годах рост экономики Китая, согласно предварительным данным, составил 6%, то в 2021–2030 годах он снизится до 3,4%. Аналитики нидерландского банка Rabobank указывают, что на замедление экономики КНР в долгосрочной перспективе повлияют старение населения, рост долговых обязательств, падение производительности труда и рост политической напряженности. Так, если в предкризисном 2019 году рост ВВП Китая составил 6%, то в 2025-м — лишь 4%, следует из прогнозов банка. Впрочем, если Пекин проведет успешные экономические реформы, то рост ВВП в 2021–2030 годах может составить 7,5%, подсчитали экономисты из Австралийского национального университета и Корнельского университета в США.

Другая слабость Китая — неспособность конкурировать c США в сфере военного влияния. По подсчетам RAND, США потратили $13,7 млрд на военную помощь другим странам в 2018 году, а ведущие государства Европы — ФРГ, Франция, Великобритания, Испания и Италия — $7 млрд. А ежегодные расходы Китая на военную помощь другим странам составляют порядка $100 млн, пишут аналитики, признавая, что эти статьи расходов Пекина засекречены, а потому установить точную цифру сложно. Но если в 2017 году США поставили вооружений другим странам на $12 млрд, то Китай — менее чем на $2 млрд. Больше всего он предоставил Камбодже ($115 млн в 2013–2018 годах), странам Африканского союза ($100 млн) и Афганистану ($70 млн). В конечном счете Китай может угрожать только тем странам, с которыми у него существуют территориальные конфликты. Рост мощи Китая заставляет его соседей, включая Японию, Индию и Австралию, искать возможности для сдерживания Пекина, в том числе при поддержке США, заключают эксперты RAND.

Магазин исследований Аналитика по теме "Макроэкономика"