Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Лавров ответил на слова демократов об «успехе российской пропаганды» Политика, 04:21 Россияне не пострадали при стрельбе в Нью-Джерси Общество, 04:18 Лавров заявил о понимании Трампом выгоды от добрых отношений с Россией Политика, 04:08 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 04:02 «Наполи» уволил главного тренера вопреки выходу в плей-офф Лиги чемпионов Спорт, 03:45 В Москве женщина выпрыгнула из окна горящего дома Общество, 03:23 В Раду внесли проект поправок в закон об особом статусе Донбасса Политика, 03:15 МИД объяснил возможность угрозы Уилана дрелью сотрудникам ФСИН Общество, 02:54 Лавров заявил о выдаче виз американцам без задержек Политика, 02:47 Лавров сообщил об атмосфере взаимопонимания на встрече с Трампом Политика, 02:07 Россия предложила США «любые варианты» продления СНВ-3 Политика, 01:58 Лавров заявил об отсутствии решения Трампа приехать на парад Победы Политика, 01:41 От 15 до 20: чем живет поколение Z РБК Стиль и YE’S apartaments, 01:38 Лавров пообещал запустить «Северный поток-2» независимо от санкций США Политика, 01:37
Политика ,  
0 
Эксперты ВШЭ предсказали новую судебную реформу
Споры компаний с госорганами могут перейти из арбитражных судов в суды общей юрисдикции, обнаружили эксперты Высшей школы экономики, изучившие проект нового КоАПа. Это станет началом новой судебной реформы, опасаются они
Фото: «РИА Новости»

​Эксперты Высшей школы экономики изучили проект нового Кодекса об административных нарушениях, разработанный депутатами и вывешенный для общественного обсуждения. Доклад с критикой инициативы передал РБК замдиректора Института правовых исследований Высшей школы экономики Андрей Кашанин. Главный вывод доклада — теперь административные споры компаний с госорганами могут быть переданы из арбитражных судов в суды общей юрисдикции.

Гибкое правило

Сейчас подведомственность административных дел коммерческих компаний регулируется Арбитражно-процессуальным кодексом. Он устанавливает, что «арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности» (ст.27 АПК).

Некоторые составы преступлений, например административные нарушения, не связанные с предпринимательской деятельностью, и сейчас рассматриваются судами общей юрисдикции. Такое же разъяснение дал пленум Верховного суда в декабре 2013 года (постановление № 40). Он отнес к подсудности судов общей юрисдикции нарушения в области охраны окружающей среды, безопасности дорожного движения, пожарной безопасности, а также законодательства о труде, оставив перечень открытым.

Как пояснил РБК автор доклада ВШЭ Кашанин, сейчас процесс определения подведомственности очень гибкий. Арбитражные суды рассматривают административные дела компаний, либо прямо отнесенные к их подведомственности, либо связанные с экономической деятельностью, поясняет ученый. Например, при задержании на границе партии незадекларированного товара следует определить, принадлежал ли он компании или физическому лицу, и только после этого определить подсудность дела, рассказывает Кашанин.

Скрытая норма

Новый же проект КоАП больше не содержит старого принципа о том, что подведомственность дел определяется исходя из экономической составляющей. Статья 47.2 прямо устанавливает, что подведомственность определяется только в соответствии со ст.43.4 нового КоАПа.

Формально же ст.43.4 нового КоАПа перечисляет почти те же составы административных нарушений, какие и сейчас закон прямо относит к компетенции арбитражных судов. Но в таком случае при отсутствии принципа определять подведомственность, исходя из предпринимательской деятельности, большая категория административных дел из арбитражных судов попадает в суды общей юрисдикции.

«Эта норма сложная и спрятанная, — объясняет Кашанин. — Чтобы вернуть старую подсудность, нужно снова закрепить в ст.43.4 КоАП этот принцип».

Таким образом, большая категория административных дел, в том числе сроки о привлечении к ответственности таможенными и антимонопольными органами, по новому КоАПу автоматически попадет в суды общей юрисдикции.

Так, ст.43.4, например, устанавливает, что арбитражным судам подведомственны дела о нарушении антимонопольного законодательства, только если злоупотребления совершили должностные лица, а не фирмы, остальные же составы переходят в суды общей юрисдикции.

Аналогичное правило устанавливается и с нарушениями, касающимися злоупотреблений на товарном рынке, и нарушений порядка ценообразования.
Из 24 составов по правонарушениям в сфере таможенного регулирования в компетенции арбитражных судов остается только один состав — недостоверное декларирование товаров.

При этом один из авторов проекта нового КоАПа Дмитрий Вяткин отрицает, что кодекс изменит подведомственность арбитражных дел. «Все остается там, где есть сейчас, мы ничего не меняли», — заявил РБК Вяткин.

В октябре он и депутат Владимир Плигин представили законопроект на обсуждение.
Попытки изменить подведомственность этой категории дел происходили и раньше. Осенью 2014 года административная коллегия Верховного суда неожиданно вынесла ряд постановлений, указав, что некоторые административные дела компаний должны были рассматриваться в судах общей юрисдикции. Тогда речь шла о нарушениях в области применения товарного знака и нецелевом использовании арендованной земли. Но никаких последствий в судебной практике эти решения не повлекли.

Карательный орган

В докладе эксперты ВШЭ указывают, что законодатели безосновательно хотят изменить уже сложившуюся практику и поменять устоявшиеся подходы рассмотрения дел.

«Фактически происходит радикальное переосмысление роли судов и их превращение в полноценную государственную инстанцию, осуществляющую наказание нарушителя за совершенное правонарушение», — указывают ученые.

При этом суды общей юрисдикции, по мнению юристов ВШЭ, сейчас не готовы рассматривать такие сложные экономические дела. «Они не обладают необходимым опытом и знаниями в различных сферах экономической деятельности и не смогут обеспечить надлежащего уровня и качества рассмотрения таких дел», — считают авторы доклада.

По мнению экспертов, эти инициативы приведут только к снижению процессуальных гарантий и станут стимулом для «злоупотреблений коррупционного характера».

Несколько дней назад бизнес-омбудсмен Борис Титов также раскритиковал новый проект КоАПа, направив свое заключение в Госдуму. По его мнению, инициатива носит ярко выраженный репрессивный характер.

Проект необоснованно вводит новую меру наказания — ликвидацию юридического лица и многомиллионные штрафы: за некоторые нарушения статьи проекта разрешают назначать штрафы до 20 млн руб., указывает Титов. По мнению омбудсмена, такие серьезные санкции могут негативно сказаться на развитии малого бизнеса и способствовать уходу компаний в теневую экономику.

Начало реформы

Источник РБК в судебном сообществе выразил опасение, что изменение подсудности в действительности может быть только началом новой реформы арбитражных судов по слиянию их с судами общей юрисдикции. «Нельзя полагать, что в арбитражных судах и судах общей юрисдикции разная только вывеска. Разница в их работе колоссальная», — считает собеседник РБК.

С ним согласна адвокат Людмила Айвар: по ее мнению, ни в коем случае нельзя допустить слияния судов. «Оставить только одни суды общей юрисдикции неправильно — наоборот, можно разделить все суды по сферам судопроизводства и сделать отдельно гражданские и уголовные».

Айвар отмечает, что арбитражные судьи сейчас в силу объективных причин более качественно могут рассматривать экономические дела. Судьи же общей юрисдикции сильно загружены делами, и передача им дополнительных дел вряд ли улучшит качество работы, указывает юрист.

«В судах общей юрисдикции при спорах людей с властью есть стереотип, что нужно верить сотруднику полиции на слово. Как бы этот стереотип вместе с подсудностью не перешел и на экономическую сферу», — опасается адвокат Роман Скляр.

Разные показатели

Как следует из официальной статистики Верховного суда и судебного департамента при Верховном суде, арбитражные суды в два с половиной раза чаще встают на сторону предполагаемых нарушителей.

Так, за первые полгода 2015 года арбитражные суды почти в 40% случаев признали необоснованным привлечение компаний к административной ответственности. Суды удовлетворили половину всех жалоб на решения таможенных и налоговых органов, но только каждую пятую жалобу на решения судебных приставов-исполнителей.

При этом суды общей юрисдикции привлекли к административной ответственности 85% всех предполагаемых правонарушений (5,4 млн из 6,4 млн человек). В 2013 году эти показатели были аналогичными.