Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Какие космические явления и объекты можно увидеть с территории России РБК и ПСБ, 03:27 Президент Сербии поздравил граждан с Днем Победы на русском языке Общество, 03:20 Саудовская Аравия анонсировала ограничения для паломников во время хаджа Общество, 03:05 Clubhouse запустила официальное приложение для Android Технологии и медиа, 02:43 Лебедь, дыра, квадрат: самые черные из самых черных предметов. Тест 02:10 Поиски пропавшего в лесу главы омского Минздрава приостановили до утра Общество, 02:05 СМИ узнали о возможных причинах развода Билла и Мелинды Гейтс Общество, 01:58 Семь человек погибли при стрельбе на вечеринке в Колорадо Общество, 01:34 Какие данные обо мне собирает смартфон РБК и M.Video, 01:16 Российские керлингистки повторили свой лучший результат чемпионата мира Спорт, 01:02 Суд ЕС отказал экс-главе Севастополя в приостановке действия санкций Политика, 00:50 Три способа копить на пенсию для самозанятых РБК и НПФ «Будущее», 00:36 Автогол спас «Реал» от поражения в матче с «Севильей» Спорт, 00:19 «Милан» впервые за 11 лет разгромил в гостях «Ювентус» Спорт, 00:07
Нашествие мигрантов в Европу ,  
0 

Мигранты рассказали о коротком и дешевом пути в Европу через Россию

Сирийские беженцы, добравшиеся в Норвегию через Мурманскую область, утверждают, что этот маршрут быстрее и дешевле, чем через Средиземное море и Грецию или Италию. Он обходится в $2500 и занимает три дня
Фото: REUTERS 2015
Фото: REUTERS 2015

Беженцы «открыли быстрый путь в Европу», заявил The Wall Street Journal (WSJ) Ханс Меллербаккен, возглавляющий полицию в Стурскуге на норвежской стороне границы с Россией. Отчеты мигрантов также свидетельствуют о том, что этот маршрут быстрее и дешевле по сравнению с южными направлениями, пишет издание.

Учитель из сирийского города Хама, который проделал этот путь одним из первых, рассказал WSJ, что вся поездка обошлась ему в $2400, в том числе $250 за российскую визу и $1600 за перелет из Бейрута в Москву. Мохаммед аль-Салим, который добрался до Осло в минувшую пятницу, заявил WSJ, что он потратил $2500 и три дня на весь маршрут.

Мигранты, которые добираются в Северную Европу через Грецию или Италию, отмечает издание, говорят, что их маршрут стоит до $12 тыс., в том числе $2500 на доставку из Турции на греческие острова.

Сирийские беженцы утверждают, что распланировали свою поездку самостоятельно, воспользовавшись помощью родственников и друзей, чтобы собрать необходимые средства и зарезервировать гостиницы. В частности, Мохаммед аль-Салим и его старший брат Али заплатили за российские визы в Дамаске $1200 и $550 соответственно.

Мохаммед, которому на момент подачи заявления было 19 лет, пришлось поступить в один из российских университетов, чтобы получить студенческую визу, так как он еще не отслужил в сирийской армии. Он признался, что никогда не был в российском вузе.

По данным WSJ, мигранты добирались из Москвы до Мурманска на поезде. Али аль-Салим рассказал, что в Мурманске сотрудники ФСБ поинтересовались у них целью поездки, не поверили, что они туристы, и заставили купить их обратные билеты в Москву. Однако спустя несколько дней, когда сотрудники ФСБ пришли к Али в гостиницу, он сказал им, что хочет попасть в Норвегию. По словам сирийца, один из сотрудников спецслужбы в ответ заявил, что с этим нет никаких проблем, но он должен добраться до границы самостоятельно.

Поездка на машине до норвежской границы обошлась аль-Салиму в $150, и еще $150 стоил велосипед, чтобы проехать через пограничный пункт.

Стурскуг является единственным пограничным автомобильным пунктом пропуска на российско-норвежской границе. В этом году через него в Норвегию прибыли более 150 мигрантов. Норвежские власти сказали, что количество беженцев на этом направлении быстро увеличивается, так как они делятся друг с другом опытом. По словам Меллербаккена, многие из мигрантов используют велосипеды, которые они бросают на границе.

Представитель ФСБ отказался от комментариев изданию, а с сотрудниками Федеральной миграционной службы журналистам WSJ связаться не удалось.