Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Песков ответил на заявление Украины о миротворцах ООН в Донбассе Политика, 08:50 Как быстро собраться в поездку на машине: 3 важных решения РБК и Subaru, 08:41 В Польше предупредили о последствиях противостояния Запада и России Политика, 08:06 Чем рассрочка выгоднее кредита. Карточки РБК и Совесть, 07:40 Глава компартии Японии назвал способ возвращения Курильских остров Политика, 07:32 Ретейлеры сообщили о росте спроса россиян на дорогие смартфоны Технологии и медиа, 07:00 Число погибших от вулкана туристов в Новой Зеландии возросло до 16 Общество, 06:54 На космодроме Восточный начался монтаж стартового стола для «Ангары» Технологии и медиа, 06:19 Диалог цивилизаций: 7 советов, как вести переговоры с китайцами РБК и Открытие, 06:06 Более 50 человек пострадали в ходе протестов в Бейруте Политика, 05:55 Десятки тысяч сторонников «сардин» вышли с протестом в Риме Политика, 05:30 Боливия выдаст ордер на арест экс-президента Эво Моралеса Политика, 05:29 ВС Литвы показали видео танковых стрельб США на границе с Белоруссией Политика, 04:54 Главное — тексты: из какой литературы вырос русский рэп РБК и Билайн, 04:40
Украинский кризис ,  
0 
The Times рассказала о деморализованных ополченцах в Широкино
Корреспондент британской The Times не увидел признаков подготовки наступления на Мариуполь со стороны пророссийских ополченцев. Он утверждает, что они плохо экипированы и деморализованы
Ополченец Донецкой народной республики (ДНР) в селе Широкино Донецкой области. Архивное фото (Фото: «РИА Новости»)

Несмотря на предупреждения украинского правительства о подготовке ополченцами наступления на Мариуполь, практически ничего не говорит о том, что оно состоится в ближайшее время. Об этом пишет корреспондент британской газеты The Times Оливер Кэрролл, побывавший в селе Широкино, через которое проходит линия фронта между силами ДНР и украинской армией.

Плохо вооруженные и деморализованные бойцы рассказали журналисту о том, что они разочарованы своими командирами, которых давно не видели. «Они присылают сюда людей, которые даже не умеют обращаться с винтовкой», — цитирует издание ополченца под позывным Страус, бывшего футболиста из Донецка. По его словам, хорошо, что репортер приехал на передовую, потому что в штаб-квартире ему рассказали бы «совершенно другую историю».

По оценке Кэрролла, на передовой находятся не более 50 бойцов со стороны ополчения. При этом, как они рассказали, потери составляют один-два человека в день.

В Широкино осталось примерно 20 местных жителей, пишет Кэрролл. Село расположено в 10 км от Мариуполя и в 30 км от границы с Россией. До начала боевых действий в нем проживали примерно 1,4 тыс. человек.

66-летний Юрий Гудилов рассказал Кэрроллу, что он остался в Широкино, несмотря на опасность, так как не может позволить себе квартиру в Мариуполе. «Я держусь, но вряд ли протяну зиму, если все это будет продолжаться», — сказал он.

Журналист The Times также приводит фрагмент беседы Гудилова с ополченцем. «Вот вы все стреляете, а нам нужен лишь мир. Я даже не понимаю, за что вы сражаетесь», — спросил местный житель бойца ополчения. «За Новороссию», — ответил боец. «А, ну да», — сказал Гудилов.

В конце декабря 2014 года ополченцы начали наступление на Мариуполь, захватив райцентр Новоазовск на границе с Россией. С начала февраля на линии соприкосновения сторон в районе Широкино шли ожесточенные бои, в результате которых село было почти полностью разрушено.