Лента новостей
Минтруд изменит порядок начисления социальных доплат к пенсии Общество, 14:35 Сервис BitGo добавит Tron Крипто, 14:25 Кольский полуостров на авто: как доехать до полярного сияния с комфортом РБК и Haval​, 14:22 Главному тренеру «Челси» предложили возглавить «Рому» Спорт, 14:14 Госдума одобрила идею Путина об ужесточении наказания для лидеров ОПГ Политика, 14:10 ВШЭ отстранила 450 студентов от занятий из-за отсутствия прививок от кори Общество, 14:07 В Германии изъяли активы на €50 млн по делу о «русской прачечной» Финансы, 14:07 За что можно лишиться водительских прав Авто, 14:00 Чистая прибыль «Сибура» снизилась за год на 7,9% Бизнес, 13:56 В Алжире потерпел крушение бомбардировщик Су-24 ВВС страны Общество, 13:55 100-летняя история: от первой электробритвы до космических технологий РБК и Philips, 13:47 Счетная палата выявила нарушения при строительстве трассы в Приморье Бизнес, 13:29 Суд Москвы взыскал с Apple более 660 тыс. руб. из-за неисправных iPhone Технологии и медиа, 13:20 Соперники Нетаньяху объединились перед парламентскими выборами Политика, 13:15
Украинский кризис ,  
0 
The Times рассказала о деморализованных ополченцах в Широкино
Корреспондент британской The Times не увидел признаков подготовки наступления на Мариуполь со стороны пророссийских ополченцев. Он утверждает, что они плохо экипированы и деморализованы
Ополченец Донецкой народной республики (ДНР) в селе Широкино Донецкой области. Архивное фото (Фото: «РИА Новости»)

Несмотря на предупреждения украинского правительства о подготовке ополченцами наступления на Мариуполь, практически ничего не говорит о том, что оно состоится в ближайшее время. Об этом пишет корреспондент британской газеты The Times Оливер Кэрролл, побывавший в селе Широкино, через которое проходит линия фронта между силами ДНР и украинской армией.

Плохо вооруженные и деморализованные бойцы рассказали журналисту о том, что они разочарованы своими командирами, которых давно не видели. «Они присылают сюда людей, которые даже не умеют обращаться с винтовкой», — цитирует издание ополченца под позывным Страус, бывшего футболиста из Донецка. По его словам, хорошо, что репортер приехал на передовую, потому что в штаб-квартире ему рассказали бы «совершенно другую историю».

По оценке Кэрролла, на передовой находятся не более 50 бойцов со стороны ополчения. При этом, как они рассказали, потери составляют один-два человека в день.

В Широкино осталось примерно 20 местных жителей, пишет Кэрролл. Село расположено в 10 км от Мариуполя и в 30 км от границы с Россией. До начала боевых действий в нем проживали примерно 1,4 тыс. человек.

66-летний Юрий Гудилов рассказал Кэрроллу, что он остался в Широкино, несмотря на опасность, так как не может позволить себе квартиру в Мариуполе. «Я держусь, но вряд ли протяну зиму, если все это будет продолжаться», — сказал он.

Журналист The Times также приводит фрагмент беседы Гудилова с ополченцем. «Вот вы все стреляете, а нам нужен лишь мир. Я даже не понимаю, за что вы сражаетесь», — спросил местный житель бойца ополчения. «За Новороссию», — ответил боец. «А, ну да», — сказал Гудилов.

В конце декабря 2014 года ополченцы начали наступление на Мариуполь, захватив райцентр Новоазовск на границе с Россией. С начала февраля на линии соприкосновения сторон в районе Широкино шли ожесточенные бои, в результате которых село было почти полностью разрушено.