Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Появились первые фотографии нового плацкартного вагона с душем Общество, 00:10 Почему российские ИТ-компании ищут возможности для бизнеса в Африке Pro, 00:00 Поставщик софта для Росгвардии оснастит им правительство Бурунди Технологии и медиа, 00:00 Экономисты нашли «нестыковки» в данных о доходах россиян Экономика, 00:00 Дубль Дибалы принес «Ювентусу» победу над «Локомотивом» в Лиге чемпионов Спорт, 22 окт, 23:55 Путин и Эрдоган договорились по Сирии. Главное Политика, 22 окт, 23:50 Асад отреагировал на переговоры Эрдогана и Путина по операции в Сирии Политика, 22 окт, 23:42 Хорватию решили принять в шенгенскую зону Политика, 22 окт, 23:30 Сбербанк зафиксировал рост потребительской уверенности среднего класса Экономика, 22 окт, 23:15 Сокуров связал проблемы «Ленфильма» с недостатком любви Мединского Общество, 22 окт, 23:14 Эрдоган обвинил США в нарушении обещаний во время перемирия Политика, 22 окт, 23:09 Представитель Чечни раскрыл причины перестрелки в Ростовской области Общество, 22 окт, 23:07 Силуанов ответил на вопрос о 15 млн бедных без поддержки государства Экономика, 22 окт, 23:03 Тишина, покой и звукоизоляция: как оградиться от лишнего шума. Карточки РБК и ROCKWOOL, 22 окт, 23:01
Политика ,  
0 
Эльдорадо в Африке: сможет ли нефть закончить гражданскую войну в Ливии
После шести лет гражданской войны в Ливии Европа подталкивает стороны конфликта к перемирию. Объединение страны выгодно для развития ее нефтяной отрасли, постепенно восстанавливающей добычу
Ливийские военные. Октябрь 2014 года (Фото: Mohammed el-Sheikhy / AP)

Участники войны в Ливии активизировали обсуждение мирного урегулирования конфликта, длящегося с 2011 года. 30 июля глава правительства национального согласия Ливии (ПНС) Фаиз Сарадж побывал в Алжире, где рассказал премьеру страны Абдельмаджиду Теббуну о своей встрече с командующим Ливийской национальной армией Халифой Хафтаром в Париже 25 июля.

25 июля в Париже при посредничестве президента Франции Эмманюэля Макрона впервые за годы гражданской войны было согласовано перемирие. Сарадж и Хафтар одобрили «дорожную карту»​ по выходу из кризиса: они договорились о режиме прекращения огня и взяли обязательство организовать «как можно быстрее» президентские и парламентские выборы. Выборы, по словам Макрона, могут состояться весной 2018 года при участии наблюдателей ООН. За прошедшие с 25 июля дни перемирие в целом соблюдалось, столкновений между силами Сараджа и Хафтара зафиксировано не было.

Политика
Президент Франции добился примирения между участниками конфликта в Ливии

Инициатива Парижа вызвала озабоченность Италии, традиционно занимавшей лидирующие позиции в усилиях по установлению мира в своей бывшей североафриканской колонии. Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано поддержал инициативу Макрона, но указал на то, что в ливийском конфликте стало «слишком много форматов, посредников и инициатив». Политики из итальянской оппозиции расценили переговоры в Париже как попытку Франции отнять «традиционную роль у Италии в качестве основного посредника в ливийских делах».

Раздробленная Ливия

После свержения ливийского лидера Муаммара Каддафи в 2011 году в стране не удалось сформировать единый центр управления: власть находится в руках нескольких группировок. Запад страны контролирует созданное в декабре 2015 года под эгидой ООН и базирующееся в Триполи ПНС во главе с Фаизом Сараджем. Его поддерживают западные страны, а также Турция и Катар. На востоке и частично на юге власть находится в руках избранной в 2014 году палаты представителей Ливии, известной как «правительство в Тобруке». Ее поддерживает Ливийская национальная армия во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, на стороне которого выступают ОАЭ и Египет.​

Россия, будучи членом Совбеза ООН, официально поддерживает правительство в Триполи и выступает за дипломатическое решение конфликта. Однако Москва активно контактирует и с Хафтаром. Фельдмаршал за последний год несколько раз приезжал в Москву, а в январе 2017 года встретился с министром обороны России Сергеем Шойгу на борту авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Кроме двух правительств в Ливии существует множество народных ополчений, которые вступают в ситуативные альянсы и контролируют часть нефтяных источников. Некоторые территории на юго-западе страны, на границе с Алжиром, находятся под контролем национальных меньшинств: туарегов и берберов. Кочевники живут автономно и не желают вести переговоры с властями в Триполи и Тобруке.

Драка за Африку

Италия преследует в Ливии несколько целей. Рим заинтересован в урегулировании ситуации в стране, так как именно из Ливии через Средиземное море в Италию уже много лет попадают нелегальные мигранты. Годами «центрально-средиземноморский маршрут» был основным для беженцев из Азии и Африки. С января по июнь 2017 года, по данным пограничной службы ЕС Frontex, морем в Италию попали 85 тыс. нелегалов,​ или около 80% всего потока беженцев в Европу.

Мигранты в Ливии (Фото: Ismail Zitouny / Reuters)

Италия также имеет значительные экономические интересы в Ливии. «Это наш основной актив в плане производства нефти. С 2010 года, несмотря ни на что, нам удается держать объемы добычи в районе 300 тыс. барр. в сутки», — заявил в июле исполнительный директор итальянской корпорации Eni Клаудио Дескальци. По его словам, вложения в Ливию являются «высокорисковым активом», но компания заинтересована остаться здесь в долгосрочной перспективе.

Eni разрабатывает в Ливии месторождение Эль-Филь на юго-востоке страны. Партнером итальянцев выступает Национальная нефтяная корпорация​ (NOC), государственный монополист.

Причиной миротворческой активности президента Макрона является желание Парижа расширить присутствие французов в стране (нефтяная компания Total), уверен эксперт Российского союза по международным делам (РСМД) Максим Сучков. «Если Париж сделает ставку на «правильных» игроков в ливийской политической мозаике, перед ним раскроются большие перспективы по добыче углеводородов. Еще одна причина — растущие международные амбиции Франции, которую президент Макрон видит в «высшей лиге» дипломатии», — заявил РБК Сучков.

У многих стран, тем более у крупных средиземноморских держав, есть экономические интересы в Ливии, указывает научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Олег Булаев. Ситуация в Ливии на протяжении последних лет демонстрирует непредсказуемость в плане хрупкости любых достигаемых там соглашений. И все же, по мнению эксперта, несмотря на то что реального успеха в разрешении конфликта итальянская дипломатия не принесла, пока рано говорить о том, что Париж отнимает лидерство у Рима: чтобы оценить французский вклад в мирном урегулировании, необходимо дождаться реальных результатов.

Феодальная чересполосица

Ливия — одна из пяти африканских стран — членов ОПЕК. По данным картеля за 2016 год, экспорт нефти оттуда составил $9,3 млрд,​ или около 77% всего ливийского экспорта. Однако эти цифры отражают ситуацию в ливийской нефтяной отрасли по состоянию на прошлый год, когда средний уровень добычи составлял 390 тыс. барр. в сутки, что в четыре раза меньше довоенных показателей. К концу правления Каддафи в стране добывалось около 1,6 млн барр. ежесуточно, из которых свыше 1,1 млн барр. приходились на государственного монополиста NOC и ее многочисленные дочерние фирмы. Ливия и Нигерия не присоединились к прошлогодним обязательствам ОПЕК по сокращению добычи.

Развал-схождение

NOC была создана в 1970 году и в эпоху Каддафи контролировала более двух третей нефтяного производства. Холдинг полностью или частично владел региональными нефтяными корпорациями.​​ После возобновления в 2014 году гражданской войны сетевая структура NOC развалилась пополам.

Лишь два года спустя, в июле 2016-го, руководство западной и восточной частей NOC договорились об объединении компании. Штаб-квартира единой фирмы расположилась в Бенгази, на востоке страны, председателем ее стал директор западной половины Мустафа Саналла, а глава восточной части Наджи эль-Муграби вошел в совет директоров объединенного концерна.

К этому моменту объемы добычи упали до многолетних минимумов. Летом 2016 года показатель колебался чуть выше 300 тыс. барр. в сутки, а в августе, по подсчетам ОПЕК, упал до 292 тыс. барр. Однако с начала осени объемы добычи растут, достигнув в декабре 600 тыс. барр., а в феврале — почти 700 тыс. барр. ежесуточно.

Весной 2017 года производство вновь упало, почти до полумиллиона баррелей в день, но с конца апреля начинает восстанавливаться и в июне достигает 852 тыс. барр. в сутки — около половины от довоенного уровня.

В списке партнеров NOC по разведке и добыче присутствуют 23 иностранные компании — все крупнейшие концерны Европы, а также российские, американские и азиатские фирмы. Основные месторождения на юго-западе страны контролируют европейцы. Помимо работы с Eni на Эль-Фили, NOC совместно разрабатывает месторождение Шарара с конгломератом европейских фирм — испанской Repsol, французской Total, австрийской OMV и норвежской Statoil. Главное же восточное месторождение — Сарир — разрабатывает лишь AGOCO, 100-процентная «дочка» NOC.

Падение объемов добычи за годы войны, начало их восстановления и последующие колебания напрямую зависят от ситуации вокруг месторождений. Например, в конце августа 2016 года компания AGOCO (крупнейший филиал восточной половины NOC) объявила о возвращении иностранных инвесторов после проведенного мониторинга безопасности в регионе. Вслед за этим впервые за полтора года заработало принадлежащее AGOCO месторождение Сарир, одно из крупнейших в стране, которое уже к октябрю давало 320 тыс. барр. нефти в сутки.

Весенний же спад был обусловлен боями в районе нефтеносного района Марзук на юго-западе страны, где находятся два других крупных месторождения: Шарара и Эль-Филь. Весной там прошли столкновения сторонников властей в Триполи и Тобруке. Параллельно, как заявил Bloomberg директор NOC Мустафа Саналла, работу на месторождении пришлось приостановить из-за бунта службы охраны нефтяных объектов Ливии (PFG). К маю добыча на Шараре и Эль-Фили полностью восстановилась и начала расти.

Месяц назад, в июне 2017 года, Саналла опубликовал колонку в The New York Times, где​ вновь подверг критике не только охранников из PFG, называя их «местечковыми феодалами», но и все стороны конфликта, которые своими действиями мешают восстанавливать ключевую отрасль страны. Саналла подчеркивает, что с 2013 года вплоть до сентября 2016 года бойцы PFG блокировали почти все основные нефтяные порты Ливии ради получения денег и политической власти. «Это стоило стране более $120 млрд потерянных доходов и большей части финансовых резервов», — отмечает Саналла.

Скованные одной нефтью

Силы фельдмаршала Хафтара контролируют большинство ливийских портов и все нефтеналивные терминалы, через которые экспортируется нефть. Тем не менее он не может продавать нефть легально, поскольку резолюция Совбеза ООН резервирует это право за «официальным» правительством в Триполи. Большинство крупных месторождений (кроме Аль-Хамры на западе) также контролируют сторонники Хафтара. В условиях гражданской войны чересполосица приводит к курьезам. Например, на западе месторождения района Марзук и порт Эз-Завия находятся под властью «правительства в Тобруке», то есть сил Хафтара. При этом соединяющий место добычи и порт трубопровод почти целиком входит в зону влияния их противников из Триполи.

Саналла призывает к формированию единого легитимного правительства, которому NOC будет подчиняться. До тех пор концерн намерен держаться нейтралитета.​ Более того, целостность и монополию NOC на экспорт энергоресурсов необходимо сохранить, так как это единственная организация, способная функционировать по всей стране, отмечает Саналла.

Позиция директора NOC логична как желание топ-менеджера обеспечить прибыльность и расширение присутствия на рынке, отмечает Сучков. «Но попытки объединить Ливию на основе нефти имеют и объективные предпосылки — без должной стабильности и безопасности иностранным фирмам осваивать этот рынок непросто», — говорит он. По мнению Сучкова, аргументация Саналлы может стать «отрезвляющим фактором» для противоборствующих сторон, но едва ли «основой примирения».

Бороться за свою независимость NOC пришлось, когда поддерживаемое ООН правительство в Триполи издало указ, по которому пыталось отнять у компании некоторый ключевые функции, в том числе право на заключение концессионных соглашений с иностранными компаниями и на установление цены продажи нефти. Однако указ был заблокирован апелляционным судом в Бенгази, рассказывает Саналла.

Фото: Ismail Zitouny / Reuters

На меркантильных началах нефтяной торговли объединение Ливии в политическом плане маловероятно из-за сильных этнорелигиозных разногласий, считает директор по консалтингу IHS в России Максим Нечаев. «Однако различные группировки, контролирующие ту или иную часть инфраструктуры, можно привести к согласию, чтобы обеспечить транспортировку и отгрузку через терминалы, поскольку все стороны в этом заинтересованы», — заявил РБК Нечаев.

По мнению Нечаева, попытки NOC вновь объединить нефтяную систему страны уже принесли плоды​ и впредь будут «стимулировать к операционному единству и росту экспорта добытой нефти».

Падение добычи нефти в Ливии, которое отражается в данных ОПЕК, возможно, было результатом того, что приличная часть нефти по факту оказывалась в «черной зоне», отмечает Олег Булаев. По его словам, нефтяная отрасль Ливии может работать автономно от «людей на местах», практика показывает, что формирование единого центра власти вовсе не является обязательным для этого.

Российские перспективы

Среди российских участников рынка, работавших ранее на рынке Ливии, большинство заморозили свою деятельность. Первой к закупкам нефти вернулась «Роснефть». Компания начала покупать и экспортировать сырье в 2017 году, о чем 10 июля сообщил директор NOC. По словам Саналлы, контракт с «Роснефтью» заключен на год. «Они забирают нефть в зависимости от производства. Ежемесячно по одной-две отгрузки​», — уточнил глава NOC. Также он сообщил, что две компании создали технический комитет для проработки возможного сотрудничества в разведке и добыче, транспортировке и торговле нефтью. В феврале в Лондоне в кулуарах IP Week Саналла и глава «Роснефти» Игорь Сечин подпи​сали рамочное соглашение о сотрудничестве, которое закладывает основу для инвестиций российской компании в нефтяной сектор Ливии.

Однако в списке партнеров на сайте NOC числятся «Газпром» и «Татнефть», а «Роснефти» там нет. Источник РБК в «Роснефти» подтверждает информацию о действующем контракте по покупке нефти в Ливии, но не обозначает объемов закупки и сроков его действия. Он говорит, что появление «Роснефти» в списке партнеров ливийской компании — вопрос короткого времени.

«Татнефть» не планирует возобновлять добычу в Ливии до полной стабилизации обстановки в стране, заявил 23 июня на годовом собрании акционеров компании ее глава Наиль Маганов, которого цитирует ТАСС: «Сирия, Ливия — все там с ними понятно... Все работы приостановлены до стабилизации политической ситуации в этих регионах». «Татнефть» работала в Ливии по концессии девять лет: с 2005 года до возобновления гражданской войны в 2014 году.

Дочерняя структура «Газпрома» Gazprom International вела в Ливии четыре геологоразведочных проекта на шельфе и суше. По словам представителя компании, большинство этих работ сейчас заморожено. Но в совместном проекте компании с немецкой Wintershall в Ливии по разведке и добыче нефти на проектах концессии C96 и C97 (у «дочки» «Газпрома» 49% в проекте) ведется добыча небольших объемов нефти, которые экспортируются, когда Ливия открывает границы. Добычу удалось возобновить в сентябре 2016 года с месторождения Ас-Сарах в объемах около 35 тыс. барр. в сутки. Экспорт оттуда ведется через порт Аз-Зувейтина недалеко от Бенгази.

ЛУКОЙЛ полностью свернул свои проекты в Ливии и не планирует возобновлять их, отметил представитель компании. Такие компании, как «Ростех» и НОВАТЭК, также не ведут деятельности в Ливии — представительство «Ростеха» в этой стране временно не функционирует, указано в сообщении «Ростеха».

Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"