Лента новостей
Машина для Маяковского: как поэт выбрал первый автомобиль 17:37, РБК и Renault Падение Германии и подъем России: новый рейтинг сборных ФИФА 17:30, Фотогалерея  Суд арестовал обвиняемого в получении взятки мэра Оренбурга 17:26, Общество В Нидерландах отказались признать пастафарианство религией 17:20, Общество В США умерла певица Арета Франклин 17:09, Общество Андреас Антонопулос: я против биткоин-ETF, это ужасная идея 17:05, Крипто СК начал проверку после самоубийства заключенного в колонии Рыбинска 17:01, Общество ЦИК прокомментировала сбор сведений о поездках россиян в день выборов 16:58, Политика Свежая волна оптимизма: почему подорожали акции американских компаний 16:54, Quote В Москве задержали телеведущего за стрельбу из травмата 16:45, Общество Белоусов предложил обсудить изъятие сверхдоходов с главами 14 компаний 16:44, Бизнес «Ренова» снизила долю в «Хевеле» 16:38, Бизнес Испанская лига решила провести в США игру «Барселоны» или «Реала» 16:30, Спорт Путин и Пашинян обсудили взаимодействие в рамках ОДКБ 16:15, Политика КПРФ оспорит в суде первую заявку на референдум по пенсиям в Москве 16:15, Политика Прибыль «Газпром нефти» выросла на 50% за год 16:13, Quote Foreign Policy узнал о передаче Пекином Москве данных о системе связи ЦРУ 16:10, Политика На Украине российской армии пригрозили «захлебнуться собственной кровью» 16:02, Политика После обрушения моста в Генуе пропали без вести до 20 человек 15:56, Общество Как построить бизнес на оказании коммунальных услуг 15:55, РБК и Сбербанк Профильные министерства выступили против изъятия доходов металлургов 15:52, Экономика Как носить деним по-новому: показываем на звездах 15:52, Спецпроект РБК PINK Российские компании уличили в связях с КНДР: как отреагировали облигации 15:49, Quote Ripple выходит на китайский рынок с новой технологией 15:48, Крипто Организаторы выставки Бэнкси в Москве получат доход в 180 млн руб. 15:41, Бизнес «Роснефть» предупредила о потере 15 млрд руб. в год из-за нового сбора 15:32, Бизнес Суд оставил Серебренникова под домашним арестом до сентября 15:27, Общество Как правильно хранить овощи и фрукты 15:21, Стиль
Деньги забытых предков: как заработать на хижинах каменного века
Свое дело, 29 мая, 09:16
0
Деньги забытых предков: как заработать на хижинах каменного века
Пять лет братья-археологи Андрей и Виктор Цыбрии пытались восстановить заброшенный пионерский лагерь, а потом превратили его в музей под открытым небом. Смена концепции принесла 3,4 млн руб. прибыли в прошлом году
Андрей и Виктор Цыбрии (Фото: Игорь Кожевников для РБК)

Проектировщики пионерского лагеря «Тихий Дон», построенного в 1960-е годы для детей шахтеров в 110 км от Ростова-на-Дону, едва ли догадывались, что лагерь возводится на территории, где люди обитали еще многие тысячи лет назад. Позже археологи установили, что в окрестностях лагеря находятся одни из древнейших в нашей стране стоянки первобытного человека. Теперь здесь расположен частный музей под открытым небом: владельцы «Затерянного мира» реконструировали для посетителей древние поселения, разместив внутри первобытных хижин настоящие экспонаты — от каменных топоров до найденных при раскопках скелетов.

«Мы хотим показать, что археология — это не гробокопательство, а вся история человечества с ее идеями, заблуждениями и изобретениями», — объясняет один из основателей музея, Андрей Цыбрий. 48-летние братья-близнецы Цыбрии не скрывают, что подсмотрели идею «археологической деревни» в Европе, а путь к превращению заброшенного лагеря в прибыльный проект оказался долгим и тернистым.

Трубы и археология

Ростовчане Андрей и Виктор Цыбрии мечтали об археологии с детства, но окончили истфак Ростовского госуниверситета (сейчас — Южный федеральный университет) в неудачное для гуманитариев время — в начале 1990-х годов. Осознав, что любимое дело не прокормит, братья переквалифицировались в предпринимателей и занялись мелкой торговлей.

В 1996 году братья впервые начали работать по специальности. Изменилось законодательство об охране памятников исторического наследия, и государство обязало компании, занимающиеся строительством крупных инфраструктурных объектов, проводить в зоне будущей стройки историко-культурную экспертизу. Цыбрии ​организовали НП «Южархеология» и стали вести раскопки по всей России.

Найдя стабильный источник заработка, братья начали готовить к защите кандидатские диссертации. Одним из объектов своего научного интереса они выбрали стоянку первобытных рыболовов и охотников, расположенную в километре от хутора Пухляковский. Между стоянкой и хутором был заброшенный пионерский лагерь «Тихий Дон». Андрей и Виктор помнили лагерь еще со студенческих времен, когда ездили в эти места на практику. В 2005 году братья узнали, что владелец лагеря, купивший его в начале 1990-х, не нашел земле применения и собирается ее продать.

Фото: Игорь Кожевников для РБК

С археологической точки зрения место было невероятно выгодным: помимо стоянки каменного века, где вели раскопки Цыбрии, в окрестностях лагеря было немало других достопримечательностей. Например, он граничил со станицей Раздорской, где расположено два открытых еще советскими археологами многослойных поселения: поверх неолитического слоя лежат слои бронзового и раннего железного веков. В окрестностях лагеря находились десятки степных курганов разных эпох. Цыбрии задумали превратить лагерь в археологическую базу, где они и их коллеги могли бы жить во время раскопок, хранить оборудование, обрабатывать артефакты.

Идея была безумной: у братьев не хватало денег не только на обустройство лагеря, корпуса которого находились в аварийном состоянии, но и на покупку земли. «Да и зачем для базы целых 6 га земли? Но место нам очень уж приглянулось, и с покупкой в итоге повезло: владелец нуждался в деньгах и согласился продать лагерь по умеренной цене», — вспоминает Виктор Цыбрий. В итоге братья купили участок в рассрочку за 3 млн руб.

Деревня без жителей

В течение года Цыбрии использовали лагерь как базу для проведения раскопок, время от времени задумываясь, чем бы занять обширную пустующую территорию. В 2006 году Виктор по приглашению правительства Нидерландов побывал в этой стране, ознакомившись с ее музейной культурой. Его необычайно заинтересовала популярная в Европе идея «археологической деревни»: вместо того чтобы показывать посетителям экспонаты за стеклом, местные музеи реконструировали поселения древних людей под открытым небом.

«Я загорелся идеей сделать нечто подобное у себя в лагере — можно будет воочию увидеть, как жили первобытные люди!» — говорит Виктор Цыбрий. Вернувшись домой, он поделился идеей с братом, и они принялись строить «неолитический поселок» — неподалеку от советских корпусов возникли реконструированные в натуральную величину хижины древних охотников и рыбаков, жилище шамана, мастерская по изготовлению орудий труда, святилище и ряд других построек.

Фото: Игорь Кожевников для РБК

С 6 га приходилось платить серьезные налоги, и Цыбриям хотелось, чтобы участок приносил какие-то, пусть и небольшие, доходы. Первой мыслью было вернуть ему изначальную функцию детского лагеря: место отлично приспособлено для летнего отдыха — лагерь находится на берегу Дона, а реконструкция древних сооружений вызывает у детей дополнительный интерес.

У Андрея и Виктора по четверо детей. Отправляясь летом в экспедиции, Цыбрии обычно брали семьи с собой. Дети помогали мыть посуду, готовили бутерброды, но, конечно, не могли не играть в первобытных людей: резали колбасу кремневыми ножами, устроили столовую в одной из реконструированных хижин. Вечерами и взрослые, и дети собирались в этой хижине и сидели вокруг костра.

Фото: Игорь Кожевников для РБК

С 2007 года лагерь «Затерянный мир», в который братья переименовали «Тихий Дон», начал участвовать в областных тендерах по организации летнего отдыха. По работе Цыбрии были знакомы со многими чиновниками районных администраций Ростовской области и надеялись, что это сработает на них. Им удалось выиграть в нескольких конкурсах и договориться с руководством ряда казачьих учебных заведений и военно-патриотических организаций об отдыхе детей. Чтобы создать спартанские условия, размещали их в палаточном лагере.

Например, Центр патриотического воспитания молодежи Ростовской области ежегодно устраивал на территории оборонно-спортивный лагерь, где старшеклассников готовили к военной службе: приглашенные инструкторы обучали ребят собирать автомат, использовать маскировку, проходить полосу препятствий, читать карту и т.п. Занятия проводились в три трехдневные смены, за проживание в общей сложности 270 детей Цыбрии получали 600 тыс. руб. Отдыхавшим в перерывах между военными упражнениями детям братья предлагали бесплатные экскурсии по поселению каменного века. В 2008 году Цыбрии возвели в дополнение к нему еще и участок с артефактами бронзового века.

Но добиться сколько-нибудь заметной прибыли не удалось. «Мы не знали, что в конкурсах по предоставлению летнего детского отдыха чаще всего побеждают лагеря, расположенные на морском побережье, — говорит Виктор Цыбрий. — Море — это всегда козырь, а Дон, какие бы тут достопримечательности ни находились, не котируется». Полной сезонной загрузки в 200 детей в день «Затерянному миру» за пять лет добиться так и не удалось. В среднем государство платило за содержание каждого ребенка около 500 руб. в день, что позволяло в лучшем случае сводить баланс к нулю.

Интерактивная история

В 2012 году предприниматели признались себе, что сделать детский лагерь не получилось. «Затерянный мир» представлял собой странное зрелище: с одной стороны, вокруг палаток маршировали юные казаки, с другой — подступали первобытные хижины, которых становилось все больше.

Цыбрии решили поменять концепцию «Затерянного мира»: пусть это будет именно музей под открытым небом, а все лагерные мероприятия станут второстепенными. Если обычные археологические музеи работают по принципу «руками не трогать», то тут надо сделать ставку на интерактив, открыв на территории древних поселков многочисленные мастер-классы, где сотрудники учат детей тому, что знал и умел древний человек. «Дети не поверят, что кремневым топором можно рубить деревья, если им не дадут его в руки, — говорит Андрей Цыбрий. — Никогда не поймут, насколько ценен был для первобытного человека огонь, пока не попробуют сами его добыть». При этом музей предполагалось делать не только для детей, но и для взрослых.

Фото: Игорь Кожевников для РБК

Раскрутить музей помогло взаимодействие с местной администрацией. В 2012 году правительство Ростовской области организовало пресс-тур по региону для представителей туркомпаний и журналистов местных СМИ. В каждом районе им демонстрировали местные достопримечательности. В Усть-Донецком районе такой достопримечательностью оказался «Затерянный мир». После того как о музее написали ростовские СМИ, поток посетителей начал быстро расти, а «Затерянный мир» договорился о сотрудничестве с несколькими туристическими компаниями (сейчас музей сотрудничает более чем с 20 турагентствами).

Изменив концепцию, Цыбрии полностью поменяли и бизнес-модель. Теперь за доступ на территорию лагеря каждый гость платит по 150 руб. в день. Экскурсии стоят от 150 до 250 руб. с человека, за мастер-классы приходится доплачивать: слепить глиняный горшок посетитель может за 150 руб., поупражняться в изготовлении каменного рубила — за 200 руб., добыть огонь — 70 руб. и т.п. Гости могут осматривать и трогать все экспонаты, кроме скелетов древних людей.

Часть экспонатов братья берут на временное хранение в Таганрогском историко-краеведческом музее, но большинство — это собственность Цыбриев. Это так называемый массовый археологический материал — осколки керамики, не представляющие большого интереса для науки каменные орудия и т.п. По словам Виктора Цыбрия, государство не претендует на все археологические находки, а только на уникальные артефакты, например языческие идолы, хорошо сохранившиеся бронзовые украшения.

Отремонтировав корпуса, предприниматели дали гостям возможность останавливаться в музее на несколько дней. Сегодня проживание — самая крупная статья доходов. Номер в зависимости от условий стоит от 350 до 750 руб. в сутки без питания. В такие месяцы, как май или июнь, в день бывает до 500 посетителей, примерно 30–50% из которых остаются в музее хотя бы на одну ночь. Местная столовая — на втором месте по доходам. Обед из двух блюд казачьей кухни стоит от 300 руб.

Казаки и корпоративы

Смена концепции принесла первые ощутимые доходы — за 2012 год братья заработали 1,7 млн руб. прибыли. Тогда Цыбрии принялись повышать привлекательность музея: начали строить рядом с «древними» поселками еще и казачью станицу. Возвести ее удалось всего за год. Скорости способствовал конфликт на Украине: летом 2014 года из соседней Донецкой области повалил поток беженцев, и Цыбрии устроили для них на территории лагеря пункт временного размещения, нанимая мигрантов на стройку.

Виктор Цырбия (Фото: Игорь Кожевников для РБК)

Центральным сооружением станицы стал музей казачества с предметами быта, собранными по всей области. Цыбриям удалось создать уютный и непарадный музей с обстановкой дома, из которого как будто только вышли хозяева: с кроватью, старинным шкафом, заполненным книгами и фотографиями, традиционной одеждой и оружием. Сегодня в «Затерянном мире» есть еще юрта кочевников, пруд, рукотворный курган, деревянная крепость и мельница с настоящим механизмом конца XIX века.

За все время в частный музей Цыбрии вложили около 40 млн руб. Основная статья расходов — коммунальные платежи: в активный месяц до 110 тыс. руб. уходит за электроэнергию, воду. На налоги в год уходит больше 300 тыс. руб. Постоянных сотрудников не больше 10–12. Большинство из них — члены семьи, друзья и коллеги по археологическим экспедициям. «Строгой иерархии в управлении нет, все решается в процессе дискуссий коллектива, иногда достаточно острых», — смеется Андрей Цыбрий. В пиковые моменты количество человек в команде «Затерянного мира» вырастает до 20–25 человек.

За год музей сейчас посещают около 10 тыс. человек. В 2017 году этноархеологический комплекс принес братьям 8,2 млн руб. выручки, прибыль составила 3,4 млн руб. Историко-культурная экспертиза по-прежнему приносит братьям больше денег. «Но «Затерянный мир» — это же воплощение юношеской мечты, нам интересно им заниматься», — объясняет Андрей Цыбрий.

Основная аудитория «Затерянного мира» — семьи или компании друзей в возрасте от 25 до 45 лет. Бизнес, разумеется, сезонный: гости едут в музей в основном с конца апреля по октябрь, но Цыбрии стараются привлечь и зимних посетителей — например, широко отмечают Масленицу. Формат праздников, по словам братьев, очень эффективен: посещаемость в эти дни как минимум удваивается. В мае в музее отмечают День селедки, в конце сентября — винный праздник «Донская лоза».

Предприниматели осваивают два новых направления — корпоративные мероприятия и экотуризм. У музея уже есть клиенты, которые проводят в музее тимбилдинги, — среди них местные отделения Сбербанка и крупный ростовский оптовый поставщик писчебумажных товаров «Канцлер». «Но такие события происходят раз в год, — сетует Виктор Цыбрий. — В целом корпоративные мероприятия — наша недоработка: мы пока не научились массово привлекать компании».

Экотуры «Затерянный мир» освоил лучше: многие посетители, которые останавливаются в музее на несколько дней, пользуются возможностью выбраться на день-два на остров Гостевой и пожить там в палатках или отправиться в однодневный поход по живописному берегу Дона. «Мы не на облаке живем и понимаем: когда у тебя 15 сооружений на 6 га, нужно, чтобы каждый кусочек земли давал отдачу, и не только летом», — говорит Виктор Цыбрий.

Взгляд со стороны

«Чаще выживают комплексы, которые сочетают разные направления: археологию, этнографию, экотуризм»

Игорь Субботин, директор Центра исторического моделирования «Древний мир» (Самарская область)

«В России не так много частных археологических музеев — не более десятка. Ими занимаются небольшие группы энтузиастов, так или иначе связанных с историей и археологией. В сфере просвещения сложно построить большой бизнес-продукт без господдержки, но самоокупаемости достичь реально. Мы вышли на нее спустя два года после запуска. Чаще выживают комплексы, которые сочетают разные направления: археологию, этнографию, экотуризм. Наша основная аудитория — школьники и семьи, экскурсии для них приносят больше всего дохода. В год у нас от 6 тыс. до 10 тыс. посетителей — в основном это жители Самарской области».

«В России спрос на такие музеи, безусловно, есть»

Андрей Туторский, доцент кафедры этнологии МГУ

«В мире музеев под открытым небом множество. Это может быть дом где-нибудь в Провансе, где собраны старые вещи, или реконструкция целой деревни, как, например, под Пылвой в Эстонии. В частных музеях, как правило, много интерактива: часто там инсценируются обряды, можно поприсутствовать при отжиме масла или сока, попасть на мастер-класс по уборке хлеба серпом и т.д. В России спрос на такие музеи, безусловно, есть. Об этом свидетельствует успешное развитие музея «Этномир» под Боровском. Однако непонятно, насколько успешно такие музеи могут конкурировать с государственными учреждениями. Например, музей-заповедник «Кижи» на Онежском озере, «Малые Корелы» под Архангельском и Русский этнографический музей в Санкт-Петербурге уже организуют большое количество мероприятий: первая пахота, валяльная мастерская, ткацкая мастерская, свадьба в традиционном русском или карельском стиле».