Лента новостей
ВЦИОМ выяснил пожелания мужчин о подарках на 23 февраля Общество, 10:53 Медведев поручил расширить практику применения налогового мониторинга Экономика, 10:46 Это никому не нужно: как вывести барбершоп на окупаемость РБК и «Билайн» Бизнес, 10:45 Японский министр заступился за фразу «исконные территории» по Курилам Политика, 10:17 Кольский полуостров на авто: как доехать до полярного сияния с комфортом РБК и Haval​, 10:16 Вице-президент IBM предсказал рост цены Bitcoin до $1 млн Крипто, 10:15 Шойгу приказал провести салют в День защитника Отечества Общество, 10:03 Лыжника Устюгова дисквалифицировали за толчок соперника после гонки на ЧМ Спорт, 10:01 В Омске два человека пострадали при столкновении автобуса с «КамАЗом» Общество, 10:01 Москва заявила об отклонении запроса Киева в ЕСПЧ по задержанным морякам Политика, 09:56 Роскачество дало рекомендации по выбору коньяка к 23 Февраля Общество, 09:51 Неформальный подход: какой подарок на 23 февраля действительно обрадует РБК и Philips, 09:47 Послание президенту: что дело Майкла Калви говорит о нашем правосудии Мнение, 09:32 Палатка со всеми удобствами: кому нужен турлагерь с комфортом отеля Pro, 09:32
Свое дело ,  
0 
Ставка на старших: почему пожилым легче сделать карьеру в малом бизнесе
Сотрудники в возрасте за 50 лет работают в большинстве малых и средних предприятий России, причем в двух третях этих компаний занимают руководящие должности
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Минувшей осенью независимое исследовательское агентство Magram Market Research провело очередную волну ежеквартального исследования настроений малого и среднего бизнеса индекса RSBI, организованного Промсвязьбанком совместно с «Опорой России». В опросник был добавлен «пенсионный блок»: предпринимателей спрашивали, есть ли в их компаниях сотрудники старше 50 лет и возьмут ли они на работу нового сотрудника пенсионного и предпенсионного возраста. Как оказалось, в 53% компаний уже есть такие сотрудники, а 38% других готовы их нанять. При этом почти в двух третях (64%) из тех компаний, где есть сотрудники данной возрастной группы, они занимают руководящие должности (чаще всего это директора и руководители высшего звена).

Как отмечают аналитики Magram Market Research, этот факт оказался довольно неожиданным, если учесть относительно небольшой штат МСП. В крупнейших компаниях России средний возраст гендиректора — 50 лет, а впервые занимают этот пост еще раньше, в среднем в 43 года. Средний возраст директоров крупных компаний по всему миру выше — 58 лет, и этой планке в России соответствуют скорее МСП, нежели крупный бизнес. Именно в небольших компаниях у работника за 50 больше шансов не только найти работу, но и сделать карьеру.

«Исследование было проведено до принятия закона об уголовной ответственности за отказ в приеме на работу или увольнение лиц предпенсионного возраста», — отмечает Наталия Турунова, исполнительный директор Magram Market Research. Именно поэтому его результаты, судя по всему, отражают подлинную ситуацию в российском малом и среднем бизнесе. Почему сотрудники пенсионного и предпенсионного возраста так востребованы в небольших компаниях?

Кони и борозды

В мае 50-летний житель Астрахани Игорь Сухинский потерял работу. У бывшего военного связиста большой опыт работы по развитию сетей: выйдя в отставку, он сперва работал старшим инженером фиксированной связи в МТС, затем руководил компанией, которая строила базовые станции мобильной связи. Покинув это место работы из-за финансовых проблем в организации, Сухинский был уверен, что скоро найдет новую работу. Но, несмотря на его обширный опыт в востребованной технической отрасли, это оказалось непросто. На резюме, которое висело на нескольких сайтах по поиску работы, никто не откликался. «Большие компании на меня не охотились, несмотря на то что я хороший специалист и сотрудничал с «большой тройкой» (МТС, «Билайн» и «МегаФон». — РБК)», — рассказывает Сухинский.

Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Лишь через несколько месяцев отчаянных поисков он устроился генеральным директором в небольшую семейную компанию «Аквалид» (производит устройства для очистки воды в загородных домах). Новым местом работы, которое он нашел по знакомству, Сухинский доволен, но говорит, что чувствует в себе нераскрытый потенциал. «В крупной компании я был звеном большого механизма, командовал людьми — я словно управлял целым войском. Нынешняя компания хорошая, но маленькая, и я подчас сижу с гаечным ключом, а ведь мог бы делать что-то более важное», — сетует он. Сухинский уверен, что возраст — главная причина, по которой он перестал быть интересным крупным компаниям: людей старше 50 лет российский бизнес считает негибкими, а их знания и навыки — устаревшими, даже если это не так.

История эта довольно типична для российского рынка труда. Работодатели и без того предпочитают не брать на работу немолодых людей, а закон, предусматривающий наказания за увольнение лиц предпенсионного возраста, еще больше напугал бизнес. «Возможно, теперь работодатели будут более осторожны при найме новых сотрудников», — считает Наталия Турунова.

Однако небольшие компании гораздо лояльнее к работникам за 50. Особенно если речь идет о сфере производства: 67% МСП из этой сферы нанимают на работу пенсионеров и сотрудников предпенсионного возраста, выяснили аналитики Magram Market Research. «Работодатели вполне лояльно относятся к таким сотрудникам, так как для них опыт и знания имеют критическое значение», — соглашается Турунова. Компания «Аквалид», в которой трудится Игорь Сухинский, технологическая: четверо из восьми сотрудников — это пенсионеры-конструкторы, инженер и научный сотрудник, рассказывает 59-летний основатель компании Леонид Славин.

Другая профессия, востребованная на небольших предприятиях независимо от возраста, — специалисты в области патентования изобретений. По словам эксперта международной программы Beyond (Un) employment 50+ Лары ​Боруздиной, зачастую таким профессионалам уже исполнилось 70 лет, но работодатель держится за них, так как деятельность компании связана со специфической технологической нишей, в которой наблюдается острый дефицит молодых кадров с хорошими знаниями.

Если основатель компании сам человек пожилой, то, как правило, старается нанимать тех, кто ближе к нему по возрасту. Так, 60-летняя основательница бренда женской одежды Camille Cassard Татьяна Герекли уверена, что сотрудник после 50 лет может посвятить работе больше времени и энергии: ведь он уже решил задачи с образованием детей, разобрался с ипотекой и начинает новую, свободную жизнь. Раньше Герекли занималась сырьевыми контрактами в крупных компаниях (таких, как Remako), но, оставшись в 53 года без работы, решила создать свое дело. По ее словам, все технологи, которые обладали бы необходимой экспертизой, оказались пенсионного и предпенсионного возраста — из тех, что учились еще в советское время. «Советское образование меня устраивает больше, я вообще не понимаю, чему сейчас учат, — рассказывает Герекли. — У нас микропредприятие, работает всего семь человек. Только один из них не пенсионер — это моя дочь, которую мы всему научили».

Пожилой, но лояльный

Зачастую причины, по которым руководители небольших предприятий предпочитают нанимать сотрудников в возрасте за 50, могут быть связаны с их более высокой лояльностью. Гендиректору автотранспортного предприятия БТС из Самары Василию Сердюку 41 год, но он привык нанимать на работу тех, кто минимум на десять лет старше. Штат компании состоит из 200 человек и четверть из них пенсионеры, в том числе военные, говорит он. Компания сдает в аренду строительную технику, и большинство сотрудников заняты в качестве водителей и операторов. Сердюк признается, что предпочитает нанимать тех, кто постарше, потому что они приходят работать надолго. Компания приобретает стабильных и лояльных работников, которые не уволятся через полгода, уверен он.

Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Сердюк лично проводит собеседование и еще перед приемом на работу подробно узнает все о будущем сотруднике. «Я их спрашиваю о семейном положении, наличии детей, о том, чем живут дети, где учатся, узнаю о кредитах. Ведь если у человека кредит, он гораздо больше мотивирован работать, у него есть конкретная цель. Основное время жизни мы проводим все-таки на работе, а значит, знания о проблемах сотрудников помогают управлять людьми», — говорит он. Предприниматель также говорит, что старается выстроить крепкий коллектив, где все друг друга знают и готовы учесть обстоятельства работников — например, отпустить с работы пораньше, дать внеплановые отгулы. Это повышает лояльность персонала: за последний год десять сотрудников уволились из компании, но, попробовав себя в другом месте, вернулись обратно в БТС, рассказывает Сердюк.

«В малом бизнесе больше свободы. Не в том смысле, что схалтурить легче и работы меньше, просто за счет неформальных отношений сотрудникам и руководителям проще договориться. Гендиректор компании — это не какое-то далекое корпоративное светило, а человек, к которому можно прийти в кабинет», — комментирует Лара Боруздина. В то же время сотрудник в такой компании менее защищен в том случае, если не смог найти общий язык с руководителем, говорит она.

Поле для пенсионера

На основе данных Росстата младший научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда НИУ ВШЭ Виктор Ляшок подсчитал, в каких сферах чаще всего заняты предпенсионеры и работающие пенсионеры. По его данным, работников этой группы больше всего в таких отраслях, как сельское хозяйство, образование, здравоохранение и производство, энергетика (более конкретно — распределение электроэнергии). Доля сотрудников в возрасте 50 лет и старше в таких отраслях составляет от 34 до 40%, тогда как, например, до 30 лет — менее 20%. Всего в перечисленных отраслях работает более 40% всех занятых сотрудников старше 60 лет: здесь они задерживаются дольше, чем в других сферах.

Ляшок объясняет этот факт несколькими причинами. Прежде всего компании из этих отраслей часто предоставляют сотрудникам гибкий график работы, а также возможность трудиться неполный рабочий день. Кроме того, заработные платы здесь ниже, чем во многих других, а значит, такие отрасли менее популярны среди молодых работников. Отсутствие более молодых конкурентов позволяет возрастным работникам дольше оставаться на рынке труда.

Искусственный отбор

Почти идиллическую картину востребованности пенсионеров в небольших компаниях нарушают два обстоятельства. Первое — пенсионеры зачастую выбирают МСП, поскольку крупные компании их часто игнорируют.

Рекрутеры, как правило, утверждают, что нанимают людей, глядя на их опыт, а не возраст. Елена Клепикова, аспирант департамента прикладной экономики факультета экономики НИУ ВШЭ, пришла к противоположному выводу. Исследовательница составила резюме двух вымышленных бухгалтеров, в возрасте 29 и 48 лет, и разослала по 600 объявлениям крупных компаний о вакансиях на сайте headhunter.ru. Эксперимент продемонстрировал эйджизм HR-департаментов во всей красе. Несуществующего 29-летнего бухгалтера приглашали на собеседование в среднем один раз на два-три отправленных резюме, а его 48-летнего воображаемого коллегу — один раз на пять—семь, то есть в среднем в 2,5 раза реже.

Фотогалерея 
«Сама себе создала пенсионный фонд»: как запустить бизнес перед пенсией

Директор по работе с ключевыми клиентами Kelly Services Наталья Курантова соглашается, что формальный отбор по возрасту существует уже при первичном отборе резюме. По ее словам, она лично борется с эйджизмом, например приезжает на встречу к клиенту и лично рассказывает об опытном сотруднике старшего возраста. «Такие сотрудники имеют право на особое представление в глазах работодателя, и я беру на себя эту ответственность. Мне самой скоро исполнится 45 лет, поэтому хочется, чтобы отношение к профессионалам старшего возраста изменилось», — делится Курантова. Она убеждена, что в современном обществе профессионалы имеют право выбирать и менять профессию несколько раз в жизни: первый раз — как выпускники вузов, а второй — при наступлении зрелости. «Ты всю жизнь руководил крупной розничной сетью, а теперь можешь быть тренером и будешь учить других, ведь у тебя есть уникальная экспертиза», — говорит Курантова.

Формальный отсев по возрасту — причина, по которой люди за 50 лет намного реже ищут вакансии в интернете, чем более молодые кандидаты. В малом бизнесе очень многое строится на личных, горизонтальных связях и люди чаще приходят работать в компании по знакомству, говорит Лара Боруздина.

Вынужденный компромисс

В отличие от владельцев «Аквалида» и Camille Cassard владелец фитнес-клуба Leo Fit Bravoo из Уфы Сергей Боровик нанимает пожилых работников лишь на позиции, не требующие высокой квалификации: работник гардероба, дворник, уборщик. Боровик убежден, что преимущество пожилых — в их добросовестности и старой закалке.

Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Но есть и другая важная деталь: предприниматель может экономить на таких сотрудниках, поскольку не нанимает их в штат, а принимает по договору об оказании услуг — люди работают по часам. «Малому бизнесу не требуются сотрудники в офис на восемь часов работы. Нужен, например, дворник — администрация города требует поддерживать чистоту улицы и фасада. Зачем мне содержать человека в штате и платить налоги, если я могу договориться с пенсионером или студентом, который приходит и чистит снег? Мне без разницы, кто будет работать, но если это будет пенсионер, который лучше сделает работу, то я найму его при прочих равных. Просто у молодых амбиций больше, и их еще надо учить», — объясняет Боровик.

Виктор Ляшок приводит список ​профессий, наиболее популярных у людей старшего возраста: работник собственного личного подсобного хозяйства (8,1 и 7,3% от всех работающих мужчин и женщин пенсионеров соответственно); уборщик (1,5 и 7,7%); охранник (6,4 и 0,5%); сторожа, вахтеры, гардеробщики, лифтеры (6,3 и 3,9%). Основная особенность этих рабочих мест — отсутствие требований к квалификации и высокому уровню здоровья, отмечает исследователь. Согласие заниматься такой работой — вынужденный компромисс между стремлением пожилого человека оставаться на рынке труда и низким предложением более привлекательных рабочих мест. При этом возрастным сотрудникам, нанимающимся на работу в МСП, обычно приходится мириться с более низкими зарплатами, чем в крупных компаниях, а зачастую и с более жесткими трудовыми условиями (почасовая оплата труда, внештатная работа, полное отсутствие соцпакета и т.п.).

Ректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов отмечает, что малому бизнесу работа старшего поколения обходится дешевле, так как пенсионеры не требуют отпусков, больше работают и редко требуют повысить зарплату. На основе данных ФНС специалисты академии подсчитали, что 75% российских индивидуальных предпринимателей платят своим сотрудникам около 10 тыс. руб. в месяц, приводит цифры Сафонов.

По словам эксперта, наилучшим вариантом для пенсионеров мог бы стать семейный бизнес, в котором сотрудники-родственники могли бы работать до глубокой старости. Сафонов напоминает об опыте Германии, где небольшие семейные компании — кафе, гостиницы, магазины, юридические конторы — частое явление. Но в России семейный бизнес малого формата пока что довольно редок.