Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Грузинская оппозиция заявила о моральном кризисе в стране Политика, 18:15 Что произошло за выходные. Главные новости РБК Общество, 18:05 Лукашенко исключил появление российских танков в Польше Политика, 17:59 Сборная России вылетела на матч отбора Евро-2020 против Сан-Марино Спорт, 17:47 Кремль назвал краеугольным закон об особом статусе Донбасса Политика, 17:30 Как наслаждаться отдыхом без чувства вины РБК и Renault, 17:22 В Белоруссии заявили о желании снизить цену на импорт российского газа Политика, 17:20 Автобус сбил женщину с ребенком в Москве Общество, 17:18 Буксировка украинских кораблей из порта Керчи. Фоторепортаж Общество, 17:12  В московском метро человек повредил скульптуру Мадонны Общество, 17:02 Погранслужба ФСБ назвала дату передачи украинских военных судов Политика, 17:00 Появилось видео с лезгинкой Глушакова на свадьбе партнера по «Ахмату» Спорт, 16:46 В Кремле заявили о планах на встречу «нормандской четверки» до конца года Политика, 16:36 Возвращение задержанных Россией украинских кораблей. Что важно знать Политика, 16:31
Свое дело ,  
0 
Нахимичил: как пятигорский предприниматель ставит опыты с детьми
Весной 2014 года 26-летний Тимур Акджигитов начал показывать химические опыты школьникам. Сейчас его сети DIY-клубов «Фарадей» и «Эдисон» разрослись до 35 точек, а месячная прибыль проекта достигает 672 тыс. руб.
Тимур Акджигитов (Фото: Антон Подгайко для РБК)

В 12 лет Тимур Акджигитов зачитал до дыр «Экономику без тайн» Игоря Липсица и твердо решил стать бизнесменом. И к 23 годам выпускник Северо-Кавказского федерального университета (факультет управления предприятиями городского хозяйства) уже мог считать себя серийным предпринимателем: он торговал конфискатом на рынках, открыл студию рисования песком в торговом центре в Пятигорске. Но было очевидно, что масштабный бизнес так не построишь.

Три с половиной года назад Акджигитов обратил внимание на DIY-каналы блогеров на YouTube. Те демонстрировали, как проводить химические и физические опыты в домашних условиях, и собирали большое количество просмотров. Почему бы не повторить этот опыт в офлайне? «Я понял, что подобные занимательные эксперименты привлекут большое число детей, ведь ничего похожего в Пятигорске на тот момент не было, — вспоминает предприниматель. — Кроме того, россияне не экономят на детях даже в кризис, а значит, услуга будет востребована».

Запуск бизнеса не потребовал серьезных вложений. Весной 2014 года начался финансовый кризис, и у знакомой Акджигитова освободилось крошечное помещение площадью 12 кв. м в пятигорском доме быта на улице Кирова. В апреле она пустила предпринимателя бесплатно на два месяца (сейчас за аренду клуб платит 10 тыс. руб. в месяц). Всего он вложил в открытие первого клуба юных химиков «Фарадей» 38 тыс. руб. Деньги потратил на ремонт, мебель, лабораторную посуду, реактивы. О​формить вывеску Акджигитову помог знакомый дизайнер. Они купили в строительном супермаркете пенополистирол, вырезали буквы, покрасили и разместили над входом. А внутри повесили портрет химика по прозвищу Хайзенберг — героя сериала «Во все тяжкие».

Благодаря столь скромному старту инвестиции окупились в первый же месяц.

Веселая наука

По оценке учредителя детской образовательной сети «Лига роботов» Павла Баскира, объем российского рынка частных кружков научно-технического творчества достигает 4 млрд руб. Причем половина рынка приходится на два города — Москву и Санкт-Петербург. Регионы в развитии отстают от столиц в среднем на два-три года. А значит, выстроить бизнес там довольно просто, так как конкуренции почти нет, считает Баскир.

Основатель проекта «Умная Москва» Михаил Кнеллер и его партнер Михаил Каптюг одними из первых в стране стали проводить частные научные занятия для детей осенью 2013 года. Они утверждают, что до сих пор не чувствуют конкуренции. Их сеть научных клубов развивается в столице и по франшизе в 16 городах (Ижевск, Пермь, Санкт-Петербург, Владивосток и др.). Мероприятия посещают в среднем за месяц 5 тыс. человек. Выручка компании в прошлом году была 80 млн руб., а в этом превысит 100 млн руб., прогнозирует Кнеллер.

По словам Кнеллера, рынок естественно-научных занятий делится на сегменты: 35% — это постоянные кружки (80% из них — государственные), 20% — сезонные частные познавательно-развлекательные программы («Умная Москва», «Эврика-парк»), 20% — научные шоу с выездом («Шоу профессора Николя», «Открывашка», «Наукомания») и 25% — занятия при частных музеях. Среди последних лидер рынка по посещаемости — «Экспериментаниум». Его учредители — в прошлом банковские менеджеры Ярослав Алексеев, Константин Суслов, Филипп Самарец — владеют и вторым по популярности частным научным музеем «Живые системы». ​

Акджигитов принципиально отказался от формата научных шоу, однако такие услуги пользуются спросом. Как правило, научные шоу представляют собой выездные мероприятия. Их проводят в школах, а также на днях рождения и других праздниках. По словам Сергея Попова, основателя компании «Наукомания», за пять лет выручка его компании возросла в три раза и в текущем году составит 5 млн руб. Стартовый капитал у Попова был мизерным — 5 тыс. руб.

Среди образовательных программ на пике популярности сейчас секции по робототехнике («Лига роботов», «Роболаб Kids») и программированию («Кодабра», Coddy, Moscow Coding School, Code Class). А вот другим естественным наукам мало кто учит. Масштабных частных сетевых кружков естественно-научного профиля в России нет, подчеркивает Кнеллер.

Фото: Антон Подгайко для РБК

По колбе в руки

Акджигитову быстро удалось набрать учеников. Он раздавал визитки через знакомых в школах и приглашал на первое занятие бесплатно. За месяц клуб посетили 150 школьников, 80 стали ходить регулярно, разбившись на группы.

С документами тоже проблем не возникло — «Фарадей» зарегистрирован как клуб по интересам, который не требует лицензирования (код общероссийского классификатора вида экономической деятельности 92.51). За первый месяц выручка составила 96 тыс. руб. при стоимости месячного абонемента 1,2 тыс. руб. Это был неожиданно хороший результат, хвастается предприниматель.

Концепция бизнеса рождалась на ходу. Поначалу Акджигитов не хотел записывать в клуб детей младше восьми лет. Но позже понял, что те, кому исполнилось пять, вполне могут быть юными химиками — их родители нередко звонили в «Фарадей» и были готовы привести детей. Предприниматель расширил целевую аудиторию. Через три месяца в клубе на постоянной основе занимались уже более ста человек.

Свое дело
Нашествие машин: сколько стоило наводнить Москву роботами

Но через два месяца 40% учеников бросили занятия. Дело в том, что поначалу все опыты Акджигитов проводил сам. И это, по его словам, не было похоже на скучный урок химии. Он смешивал фенолфталеин, щелочь и воду и показывал, как изготовить химическую кровь. Делал рыбацкую грелку, соединяя медный купорос, соли и алюминиевую проволоку в бутылке из-под шампанского. Как-то раз смешал уксус и лимонную кислоту в воздушном шарике — хотел, чтобы шарик эффектно надулся, наполнившись газом, выделяемым при химической реакции. Неожиданно шарик взорвался и запачкал стены. Акджигитов испугался, а дети были в восторге. Но сами ученики участия в опытах не принимали и через некоторое время переставали посещать клуб.

Тимур Акджигитов (Фото: Антон Подгайко для РБК)

Предприниматель решил пересмотреть содержание занятий и подход к общению с детьми. Он нанял методиста и обратился за помощью к знакомому сотруднику Пятигорского медико-фармацевтического института. Тот дал дельный совет: интерес не угаснет, если ученики узнают о практическом применении того, что им показывают, а еще будут смешивать реактивы самостоятельно.

Акджигитов принялся штудировать книги, в основном 1920–1930-х годов и дореволюционные издания (например, «Химик-любитель» Ф.Фэдо 1890 года), и сам написал программу Life Chemistry («Жизненная химия»). Она состоит из 300 опытов.

Свое дело
Абра «Кодабра»: как заработать на обучении детей программированию

Предприниматель доверил ученикам колбы и стал объяснять, где и как люди используют химию. «Современные дети умные и развитые — дайте им реактивы в руки, они все сделают сами и будут счастливы», — объясняет Акджигитов. Например, выращенные кристаллы дети забирают домой. Домашнее задание тоже нескучное: например, проверить кислотность уксуса, мыла, воды с помощью бумажного pH-маркера — во время эксперимента он меняет цвет.

Спрос на занятия снова стал расти, и Акджигитов решил открыть еще и клуб юных физиков — центр лайфхаков и изобретений «Эдисон». Кружок напоминает телевизионную программу «Очумелые ручки». Дети мастерят сигнализацию, вентиляцию, бумеранги и спиннеры. Принципы работы те же, что и в «Фарадее»: рассказывать о новом и полностью доверять выполнение заданий. Клуб располагается в муниципальном помещении площадью 60 кв. м на первом этаже жилого дома. Акджигитов снимает его всего за 3,5 тыс. руб. в месяц. По его словам, он выиграл аукцион, в котором никто, кроме него, не стал участвовать. Сам проводить занятия предприниматель уже не успевает, так что нанял студентов из местных вузов.

Доходные лизуны

В США школьники не только увлекаются химическими опытами, но и зарабатывают на своем увлечении. Например, 11-летняя Джиллиан Гетлик и два ее партнера производят из тетрабората натрия, клея, стирального порошка, пены для бритья, пищевых красителей и блесток липучек-лизунов, или слаймов (от англ. slime — слизь). Они продают их по $1–3 за штуку, пишет Wall Street Journal. 12-летняя Джордин Хирш из штата Вашингтон рассказывает, что делает лизунов по ночам, а потом продает их в школе на переменах. Сейчас школьница пытается постичь теорию ценообразования. Она сбывает свой товар по $0,5 за пригоршню, а некоторые ее друзья — в два раза дороже. Компания NPD Group в феврале 2017 года опубликовала отчет, в котором утверждается: лизуны сейчас так же популярны, как ранее раскраски и браслеты из резиночек.

Наступление юных химиков

Масштабировать проект предприниматель решил с помощью франчайзинга. «Франшиза — наиболее удобный путь развития. Если бы даже я нашел инвестиции, заниматься бизнесом в других городах все равно бы не смог», — говорит Акджигитов. Продажу франшиз он отдал на откуп московской компании «Бонплан», которая на этом специализируется и берет процент с каждой сделки. Какой именно —​ предприниматель не говорит.

Условия покупки самой франшизы таковы. Партнер вкладывает в открытие бизнеса около 50 тыс. руб., сам снимает помещение и нанимает людей. Паушальный взнос — 185 тыс. руб. В него входят электронные макеты всех маркетинговых материалов, образовательная программа, первый комплект реактивов, халаты и посуда, а также одностраничный демосайт и пакет документов для организации бизнеса.

Тимур Акджигитов (Фото: Антон Подгайко для РБК)

Ежемесячное роялти фиксированное и не зависит от выручки — 8 тыс. руб. у «Фарадея» и 3 тыс. руб. у «Эдисона». Управляющая компания раз в квартал направляет партнерам посылку с реактивами, посудой, халатами и значками. Ее себестоимость около 12 тыс. руб., но она включена в роялти. Сам Акджигитов закупает 150 кг медного купороса, гидроксида натрия и др. реактивов один-два раза в месяц в брянской компании «Минимед». По его словам, отношения с партнерами строятся на доверии. Те могут заказывать столько веществ, сколько считают нужным. Франчайзи предприниматель консультирует онлайн.

Одним из первых франчайзи стала 27-летняя Анна Брюхова из Краснодара. Ее клуб начал работу 1 октября 2016 года. Раньше Брюхова работала в Росбанке менеджером по продажам зарплатных проектов, но устала от офисной службы и мечтала работать с детьми. Недавно ее друг из Челябинска купил франшизу по той же причине, что и она, — хотелось проводить время с детьми. По словам Акджигитова, любовь к детям и усталость от работы по найму — ключевые причины выбора его франшизы.

Сейчас в краснодарском «Фарадее» регулярно занимаются 90 школьников. Принять остальных желающих клуб не может — нет места. Недавно партнер нашла помещение для второго клуба. По ее словам, спрос на занятия есть, поскольку в городе нет похожих клубов, а стоимость абонемента низкая — 1,5 тыс. руб. за четыре занятия. В среднем месячный абонемент, например, в центре раннего развития в Краснодаре стоит минимум 2,5 тыс. руб. Как и в пятигорском «Фарадее», сейчас в клубе преподают студенты-химики (из Кубанского государственного аграрного университета). Средняя выручка краснодарского клуба — 130 тыс. руб., прибыль — 90 тыс. руб. Это меньше, чем в пятигорском клубе — там выручка составляет 188 тыс. руб., чистая прибыль — 110 тыс. руб.

Сейчас по франшизе Акджигитова работают 35 клубов в России и Казахстане — 27 «Фарадеев» и восемь «Эдисонов». Но в Москве и Санкт-Петербурге пока нет ни одного. По словам Михаила Кнеллера, все дело в том, что в столицах в принципе редко обращают внимание на провинциальные франшизы и к тому же много других вариантов образовательных программ. Четыре франчайзи прекратили сотрудничество. По словам Акджигитова, они не продвигали себя в соцсетях и не смогли найти клиентов.

По предварительным расчетам, в 2017 год​у выручка управляющей компании и двух собственных клубов «Фарадей» и «Эдисон» должна составить 8,5 млн руб., прибыль — 3,3 млн руб., в октябре сеть уже принесла 672 тыс. руб. прибыли. Большую часть составили отчисления франчайзи. Акджигитов рассчитывает, что через несколько лет его клубы начнут работать в каждом городе с населением от 100 тыс.​​ человек — он мечтает возродить советские кружки юных химиков, которые когда-то были популярны по всей стране.

Взгляд со стороны

«Нередко бизнес по франшизе покупают те, кто не готов с головой погружаться в предпринимательство»

Павел Баскир, учредитель сети клубов «Лига роботов», Москва

«Шансы на то, что сеть клубов «Фарадей» и «Эдисон» вырастет быстро, высоки. Но успех зависит не только от качества поддержки управляющей компании, но и от самих партнеров, их вовлеченности в процессы. Нередко бизнес по франшизе покупают те, кто не готов с головой погружаться в предпринимательство, заниматься маркетингом, SMM-продвижением. Главное тут — не только уметь отбирать партнеров, но и вовремя с ними прощаться. Ведь они формируют самое главное, что есть у компании, — ее репутацию.

Спрос на естественно-научные кружки есть, но тем, кто хочет стать франчайзи, нужно отличать хайп от тренда. Каждый год появляются модные для франчайзинга темы, но остаются только проверенные временем».

«В будущем около 10% партнеров начнут копировать методики и будут сами организовывать франшизу»

Юрий Белонощенко, основатель сети «Бэби-клуб»

«Главное, чтобы управляющая компания была готова к расширению бизнеса. Паушальный взнос небольшой, а значит, в следующем году, скорее всего, действительно будет активный рост. Но для стабильной работы большой сети нужно уже сейчас заложить увеличение расходов. Например, когда «Бэби-клуб» активно рос, мы наняли дополнительных сотрудников, увеличили количество кураторов клубов, усовершенствовали собственную ИТ-систему BabyIS, в разработку которой вложили 5 млн руб.

Всегда надо помнить, что для родителей очень важно качество занятий. Управляющая компания должна постоянно следить за этим. Ведь рост в итоге определит именно клиентский сервис. Предпринимателю стоит знать, что, когда число франшиз увеличится, какие-то точки будут закрываться​ и это нормально. А еще в будущем около 10% партнеров начнут копировать методики и будут сами организовывать франшизу. Этого не миновать».

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК