Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Посол США заявил об ожидании ответа Москвы на предложения по безопасности Политика, 15:03
Путин не встретился с Бегловым из-за коронавирусных ограничений Политика, 14:58
Девушка и сальто на мосту: как паркур преодолевает преграды в мозгу РБК и Audemars Piguet, 14:52
В доме и офисе организатора бойкота QR-кодов в Петербурге прошли обыски Общество, 14:50
Тренер украинских биатлонистов отправлен в изоляцию из-за COVID Спорт, 14:48
Юрист «Спартака» назвала расписку Газизова взятой со стола Федуна бумагой Спорт, 14:44
«РТС-тендер» провела круглый стол на тему цифровизации госзакупок ​ Пресс-релиз, 14:44
Эксперты обсудили значимость защиты интеллектуальной собственности Партнерский материал, 14:42
На бирже в США произошел рекордный за всю историю скачок цен на газ Инвестиции, 14:40
Лукашенко пообещал вернуть Украину в «лоно славянства» Политика, 14:36
Какие действия непременно приведут к срыву дедлайнов ИТ-проектов Pro, 14:35
Актер Иван Охлобыстин заразился коронавирусом Общество, 14:34
Переход на отечественное ПО: на чем будут работать российские инженеры Индустрия 4.0, 14:30
Как перестать терять рекламные бюджеты и научиться таргетировать РБК и Intel, 14:29
Мнение ,  
0 
Иван Бегтин

Сокровища для Alibaba: почему Россия готова поделиться данными с Китаем

Доступ к информации о потребительском поведении россиян — как раз то, чего не хватало китайским производителям для успешного покорения отечественного рынка

Создание Mail.Ru Group, РФПИ, «МегаФоном» и Alibaba совместного предприятия на российском рынке электронной коммерции — это, безусловно, серьезное событие для данной отрасли. Но у него есть и еще одно измерение, касающееся того, кто и как следит за потребителями и как потом использует полученные данные.

Сбор информации

Принцип «люди — это новая нефть» предполагает, что рост потребительского рынка — основа развития экономики. Во многих странах это так и есть — там, где уже сложилась собственная индустрия и высока лояльность потребителей местным брендам, а доходы бизнеса остаются в стране и возвращаются потребителям новыми товарами и услугами. Но для кого же люди будут «новой нефтью» в России?

Начиная с распада СССР и то резкого, то постепенного угасания российской промышленности в Россию направился огромный поток товаров глобальных корпораций. Во всех областях нашей жизни, за очень редким исключением, основные товары производятся за пределами России и не российским бизнесом или же российскими «дочками» иностранных компаний. А отечественный бизнес интегрировался в международный, и его производство, как правило, включено в глобальную цепь поставок. Средства производства, комплектующие, ингредиенты для продуктов питания тоже часто закупаются за пределами России. Потребитель настолько привык к этому, что российские бренды нередко успешно мимикрируют под зарубежные.

С другой стороны, в последнее десятилетие важнейшую роль в сборе информации о потребительском поведении пользователей стали играть социальные сети и многочисленные сервисы. Такие компании, как Google (Alphabet), Facebook и ряд других, уже много лет являются монополистами каналов рекламы и маркетинга для конечных потребителей. Благодаря огромным вложениям, применению современных технологий и алгоритмов, скупке стартапов, специализирующихся на сборе информации о потребителях, крупнейшие игроки получают детальнейшую картину потребительского поведения, которую они потом монетизируют с помощью собственных рекламных продуктов.

Точка доступа

Уникальность российской ситуации в том, что сервисы местных интернет-компаний в лице «Яндекса» и Mail.Ru Group (MRG) популярнее зарубежных. «Яндекс» до сих пор немного, но обгоняет Google как самый популярный поисковик для русскоязычных пользователей и наиболее широко распространенная рекламная сеть. А MRG удалось консолидировать наиболее популярные социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», которые охватывают большинство пользователей интернета в России. Знания о потребителях позволяют этим компаниям запускать продукты и сервисы для конечных потребителей, например агрегаторы «Яндекс.Маркет» или «Яндекс.Такси» или магазин китайских товаров Pandao у MRG.

И «Яндекс», и Mail.Ru Group — это в первую очередь корпорации big data. Именно поэтому они предоставляют так много бесплатных сервиcов (электронная почта, сервисы объявлений, погоды, афиши, карт, социальных сетей и многое другое). Каждый из них позволяет получить дополнительный источник информации о потенциальных потребителях, их поведении, ожидаемых действиях, профиле покупок, привычках и многом другом.

Неудивительно, что при выходе на российский рынок Alibaba рассматривала сценарии партнерства с одной из этих двух российских компаний. Доступ к российской аудитории — это то, чего не хватало китайским производителям. Помимо прочего новое совместное предприятие станет сильным лоббистом, готовым бороться с обсуждаемой сейчас идеей обложить трансграничную онлайн-торговлю (прежде всего с Китаем) дополнительными пошлинами и защитить таким образом российские интернет-магазины.

Итак, если люди — «новая нефть», то в Россию пришла крупнейшая добывающая компания. Доступ китайских компаний к тому, что в России называют критической инфраструктурой Рунета, отражает смену приоритетов государственной политики. Теперь российские регуляторы готовы поделиться данными избирателей (потребителей) не с западными глобальными компаниями, а с представителем активно растущей цифровой экономики Китая. Сопоставимых по масштабу российских игроков все равно нет. Для потребителей это, безусловно, не самая плохая новость, а вот всем, кто так много лет говорил об импортозамещении, пора добавить в лексикон слово «китаемзамещение» как наиболее точно отражающее нашу объективную реальность.

Об авторе
Иван Бегтин Иван Бегтин директор АНО «Информационная культура»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований Аналитика по теме "Интернет-торговля"