Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Нурмагомедов отклонил предложение UFC поучаствовать в шоу с Макгрегором Спорт, 10:18 Как инвестиционные компании управляют капиталами состоятельных людей РБК и Refinitiv, 10:15 В Москве начался второй этап вакцинации от коронавируса Общество, 10:06 Конфликт Армении с Азербайджаном. Что важно знать Политика, 10:00 Экс-банкир Лебедев инвестирует с партнерами до $15 млн в криптобанк Финансы, 10:00 ВТБ вышел из состава акционеров «Первого канала» Технологии и медиа, 09:59 В Тюмени при пожаре в частном доме погиб ребенок Общество, 09:56 Ереван сообщил об ударах в Карабахе с применением турецких беспилотников Политика, 09:49 Успешные предприниматели из малого бизнеса — о преодолении гравитации РБК и Райффайзенбанк, 09:45 От минималиста до энтузиаста: типы покупателей в 2020 году. Часть 1 Pro, 09:27 Минобороны Азербайджана сообщило об уничтожении ЗРК С-300 Армении Политика, 09:18 Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 09:16 Власти одобрили создание одного оператора мусора для Петербурга и области Бизнес, 09:00 Российские биатлонистки пожаловались на МОК в прокуратуру Швейцарии Спорт, 08:53
Мнение ,  
0 
Ольга Гулина

Страх и ненависть в Германии: как террор повлияет на политику страны

Сторонникам быстрых мер не стоит ожидать скорого закрытия границ и изменения внешнеполитического курса страны. Но отголоском сегодняшних трагедий станут результаты парламентских выборов в Германии в 2017 году

«Неделя страха» — так озаглавили немецкие массмедиа события последних дней в Германии. Расстрел посетителей торгового центра в Мюнхене, взрыв смертника на музыкальном шоу в Ансбахе, нападение на пассажиров регионального поезда в Вюрцбурге, убийство прохожих в Ройтлингене пополнили черный список трагедий с внушительным числом человеческих жертв. Мы оказались в «осевом времени», где даже первые полосы газет не успевают за выползающим отовсюду злом, страхом и наводящим ужас насилием.

Как Германия работает с беженцами?

По состоянию на июнь 2016 года Германия приняла 1,3 млн беженцев, порядка 496 тыс. прошений об убежище еще находится на рассмотрении. За последние несколько дней безумства четырех лиц с миграционными корнями стоили жизни десяткам человек, но ведь лица с психическими расстройствами и правонарушители встречаются и среди местных жителей.

Из всех случаев бойни, потрясших страну в последние несколько дней, лишь взрыв смертника в Ансбахе может быть опосредованно связан с усилившимся притоком гуманитарных мигрантов и террором ИГИЛ (организация запрещена в России. — РБК). Ведь лишь этот безумный был сирийским гражданином, обратившимся два года назад за убежищем в Германии, и только в его телефоне найдены видео, косвенно подтверждающие его связь с ИГИЛ.

Сирийский беженец взорвал бомбу в баварском Ансбахе
Фотогалерея 
Фото:Matthias Schrader/AP

Нужно признать, что с потоком беженцев в страну проникли и сторонники террористических организаций. На территории Германии сегодня могут находиться до 400 человек, по данным федерального ведомства по уголовным делам, и до 500 человек, по данным национальной службы безопасности, имеющих контакты или завербованных различными террористическими организациями. Конечно, в 2014 году Германия, как и вся остальная Европа, была не готова к такому наплыву мигрантов и не имела механизмов для фильтрации человеческого капитала. Система заработала лишь в конце 2015 года.

Были созданы четыре кластера миграционного менеджмента. В условный кластер А попали граждане стран, охваченных войной, имеющие серьезные перспективы остаться в Германии. На данную категорию лиц стали распространяться упрощенные правила получения убежища после детального «сканирования», собеседования с представителями миграционных и секретных служб. Важно сказать, что в 2016 году все уполномоченные службы страны, тем или иным образом вовлеченные в миграционный менеджмент путем проверки документов, идентификации личности, снятия отпечатков пальцев, расселения в центры размещения беженцев, предоставления языковых курсов, медицинского скрининга и пр., получили единый доступ ко всей информации. Такой подход исключил возможность подачи прошения на убежище в разных землях, под разными документами либо с использованием разной информации.

Второй кластер — В составили просители убежища из стран, признанных безопасными, как то Афганистан, Марокко, Турция и пр. За исключением особых случаев преследования и угрозы жизни для просителя, лица из данного кластера в течение максимум 48 часов получают отказ в праве на убежище. Кластер С — это сложные случаи, когда уполномоченные службы имеют сомнения в стране происхождения заявителя или его личности. И самый последний — кластер D, наиболее малочисленный по количеству заявлений, в настоящее время составляют просители убежища, изначально прибывшие в другую страну ЕС и обратившиеся первоначально за убежищем в ней, то есть подпадающие под дублинские правила, которые тоже исключают возможность предоставления убежища в Германии.

Каковы последствия?

События минувшей недели не пройдут бесследно. Несмотря на все успокаивающие заявления «Германия — это сильное правовое государство и оно таковым и останется» от министра внутренних дел Томаса де Мезьера или «никакого всеобщего подозрения в отношении беженцев» от пресс-спикера федерального правительства Ульрики Деммер, напряжение среди жителей Германии возрастает. Уже объявлено об увеличении постоянной численности сотрудников полиции на ж/д вокзалах, в аэропортах, других местах массового скопления людей, в том числе в торговых центрах. Отдельные политики потребовали ужесточения контроля и личного досмотра во время проведения любых массовых мероприятий, вплоть до запрета ношения рюкзаков и иных габаритных сумок.

Сегодня очевидно, что будет произведена давно планируемая ревизия всех прибывших в страну гуманитарных мигрантов — как уже получивших убежище, так и тех, чье прошение в процессе рассмотрения. Еще в марте этого года Германия внесла большие изменения в порядок предоставления убежища, ужесточила высылку и отменила «каталог» обстоятельств, не допускающих высылку иностранца из страны. Лица, в отношении которых у уполномоченных органов возникнут сомнения, будут депортированы независимо от полученного статуса или отсутствия документов. Для противодействия фактам «потери идентифицирующих документов» в уголовное уложение Германии может быть введен новый состав преступления — сокрытие персональной идентификации (Identitätsverschleierung).

Сторонникам быстрых мер не стоит ожидать скорого закрытия границ и изменения внешнеполитического курса страны. Хотя, несомненно, отголоском сегодняшних трагедий станут результаты парламентских выборов 2017 года, когда праворадикальные партии, продвигающие антииммиграционные и антиевропейские лозунги, обязательно напомнят электорату об иностранном происхождении безумцев в Баден-Вюртенберге, стрелка в Мюнхене и смертника в Ансбахе.

Об авторах
Ольга Гулина Ольга Гулина, эксперт Института миграционной политики (Берлин)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.