Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Новой Зеландии нашли тела шести погибших из-за извержения вулкана Политика, 04:09 Пентагон показал видео испытания запрещенной ДРСМД ракеты Политика, 04:05 МЧС объявило о проверке в Иркутске сразу после отставки губернатора Общество, 03:47 В работе YouTube и Instagram произошел сбой Общество, 03:40 Джонсон заявил о праздновании победы из-за экзитполов после выборов Политика, 03:26 Зеленский выступил против строительства стены на границе с Донбассом Политика, 03:04 Российские клубы не вышли в плей-офф еврокубков впервые за 18 лет Спорт, 02:45 Тренд будущего: колонизация Марса и коммерческое использование космоса РБК и Райффайзенбанк, 02:41 Определились все участники плей-офф Лиги Европы Спорт, 02:41 МИД Турции назвал резолюцию США о геноциде армян политическим спектаклем Политика, 02:18 Зеленский назвал условие для сотни рукопожатий с Путиным Политика, 01:55 Баскетболисты ЦСКА проиграли «Маккаби» в матче Евролиги Спорт, 01:49 Лидеры ЕС решили продлить санкции в отношении России Политика, 01:29 США внесли в список санкций сына президента Никарагуа Политика, 01:27
Мнение ,  
0 
Александр Адамский Как российские школы возвращаются в СССР
В этом году московской школе «Интеллектуал», работающей с одаренными детьми, было втрое урезано финансирование, а в конце сентября Департаментом образования Москвы был подписан приказ о ее слиянии с соседней гимназией №1588. Власти обещают вернуть финансирование лишь после объединения. В середине октября сотрудники школы, не согласные с этим, вышли на митинг. Недовольство слиянием школ - лишь малая часть проблем, возникших при реализации нового закона об образовании, объясняет Александр Адамский, ректор Института образовательной политики «Эврика».

Волна общественного недовольства, вызванная присоединением школ друг другу – проблема частного свойства. Слияние школ в комплексы призвано сократить образовательное неравенство, разрывы между школами в уровне образования. Но это требует не просто согласия педагогического коллектива и родителей, а действительной целесообразности. С другой стороны, реформа направлена, если анализировать законодательные документы, на увеличение экономической самостоятельности школ. В тех случаях, где объединялись школы примерно равные по уровню, или где к лидеру присоединялись отстающие по взаимному согласию, как было с московской школой №57, все проходило нормально. В случае со школой «Интеллектуал» коллектив и родители не захотели терять своего особого положения.

К сожалению, это лишь одна из многих проблем, которые вызваны ходом реализации нового закона об образовании. Закон разделил финансирование школ на две части: оплата образовательной программы по реализации федерального государственного образовательного стандарта и оплата всего того, что не входит в этот стандарт. А это присмотр, уход, включая продленку, и другие неотъемлемые моменты образовательного процесса. К сожалению, Минобрнауки «проспало» этот период: недостаточно ни подзаконных актов, ни разъяснений, ни модельных методик, ни программ повышения квалификации кадров. 

В результате почти все региональные и московские образовательные учреждения столкнулись с тем, что деньги были выделены только на образовательную программу. И это следствие исключительно бюрократической неповоротливости министерства. Вместо кропотливой работы, которая необходима при реализации реформы, основной акцент был сделан на пиар-акциях, что и привело к низкой готовности регионов к новой системе финансирования. Поскольку в Москве финансирование было на очень высоком уровне, то и потери оказались значительно выше (школе «Интеллектуал» сократили финансирование с 300 до 63 тысяч рублей на ученика в год). И решать эту проблему в ручном формате силами одного региона невозможно, закон-то федеральный. 

В образовательной сфере идут сразу два процесса – реформа и контрреформа. С одной стороны, декларируется свобода и самостоятельность школ, многообразие программ и образовательных возможностей, поддержка инноваций в образовании. Это прописано и в стандартах, и в новом законе. С другой стороны, идет параллельный процесс унификации учебников и образовательных программ, а многих сильных директоров вытесняют из образовательного процесса. Можно вспомнить дело челябинского директора Александра Попова, кемеровского директора Вячеслава Лозинга и другие громкие случаи. В Думу внесен законопроект о единой линейке базовых учебников по истории, литературе и языку. Начинаются разговоры о вреде вариативности в образовании. 

Политические игры вокруг образования усиливаются, а Минобрнауки при этом демонстрирует слабость и неспособность влиять  на происходящее, оттесняется на периферию событий. В итоге уровень управляемости системы крайне низок, уровень бюрократической отчетности постоянно растет вместе с усилением проверок и угроз.

Дезориентация системы образования происходит на фоне сокращения национальных финансовых ресурсов – падают цены на нефть, растет дефицит бюджета. Реализация «майских» указов президента по доведению уровня зарплат учителей и других работников образования до среднего уровня по стране и так уже потребовала колоссального напряжения регионов. В результате денег не хватает ни на развитие, ни на оборудование. В такой ситуации больше акцента на ручное управление, административное давление возрастает, и самостоятельность школ падает. Яркие школы, имеющие свое неповторимое лицо, такие как «Интеллектуал», становятся первыми жертвами. 

Можно предположить, что под давлением обстоятельств российское школьное образование будет дрейфовать в сторону советской модели. Качество образования усреднится, но эффект от подобной унификации будет позитивным лишь при одном условии: если система образования будет изолирована от внешнего мира. 

Считалось, что в СССР было хорошее образование. Оно и было хорошее, потому что сценарии социализации были предзаданы, все было запредельно регламентировано. В свободном, открытом мире необходимо мириться с высокой степенью неопределенности, когда не райком партии, а сам человек решает, куда ему поехать и в какой вуз поступить. 

Международные исследования фиксируют высокий уровень образования там, где государство минимально вмешивается в работу учителя (это и Финляндия, и ряд скандинавских стран). И наоборот, крайне низкий уровень образования наблюдается там, где государство тотально регулирует деятельность учителя и учебную литературу (например, в Сербии). Повышение качества образования и самостоятельность учителя и школы связаны напрямую. Чем выше самостоятельность, тем выше качество. Чем выше зарегулированность, тем ниже вариативность и качество образования.

Российское образование только-только начало выравниваться в международных рейтингах. Сейчас же оно входит в зону высокого риска. Следствием этих негативных тенденций, весьма вероятно, станет образовательная миграция: родители, которые хотят для своих детей другого образования, начнут искать новые места для жизни своих семей. Эта тенденция пока слаба, но все же уже просматривается. 

Об авторах
Александр Адамский Ректор Института образовательной политики "Эврика"
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.