Лента новостей
Медведчук оценил рост цен на газ при Порошенко на Украине в 1090% Экономика, 07:49 В Cаратове мужчина погиб от ножевого ранения в драке с группой девушек Общество, 07:20 Неизвестный проник в офис конгрессмена в Нью-Йорке Политика, 06:54 Во время массовых протестов в Гонконге погиб активист Политика, 06:29 В Новой Зеландии столкнулись два легкомоторных самолета Общество, 05:51 Число жертв взрыва на танкере в Махачкале выросло до четырех Общество, 05:26 СМИ опубликовали видео с места ДТП с восемью жертвами под Воронежем Общество, 05:01 Трамп назвал статью NYT об активизации кибератак на Россию предательством Политика, 04:44 Футболку бейсболиста Бейба Рута продали на аукционе за рекордные $5,6 млн Общество, 04:25 AP сообщило о возможных европейских санкциях против Мадуро Политика, 04:08 Аргентина уступила Колумбии в матче Кубка Америки Спорт, 03:46 В приморском городе загорелся склад на площади 1,5 тыс. кв. м Общество, 03:25 У берегов Новой Зеландии произошло землетрясение магнитудой 7,2 Общество, 03:06 Бриедис и Дортикос вышли в финал Всемирной боксерской суперсерии Спорт, 02:58
Мнение ,  
0 
Ольга Романова Чудо и норма: как в России сажают «наркодилеров»
Разговоры о пересмотре на волне дела Голунова «наркотической» 228-й статьи Уголовного кодекса легко могут так и остаться разговорами

Давайте представим себе, что полиции зачем-то понадобилось задержать не Ивана Голунова, журналиста, а, например, Игоря Годунова, студента. Обстоятельства задержания, проведенные оперативно-разыскные мероприятия давайте оставим такими же.

Состав преступления

Почему полиция задерживает Игоря Г. и почему заходит в квартиру в его отсутствие? Объяснения могут быть, например, такими:

  • у полиции действительно имеются основания полагать, что Игорь Г. связан с торговлей наркотиками;
  • Игорь Г. не нравится отцу своей девушки (или своего парня), а тот — подполковник МВД, например;
  • Игорь Г. не нравится отцу своей девушки (парня), а тот — коммерсант, готовый пожертвовать на устранение Игоря Г. $50 тыс. наличными, например. В регионах значительно дешевле, но все зависит от личностей заказчика и потенциальной жертвы. Не думаю, что Иван Голунов обошелся дороже $100 тыс. Цена Игоря Г. колеблется в районе $20–30 тыс., но от щедрот можно и $50 тыс., с гарантией.

Вариант, что у полиции горит план по раскрываемости наркопреступлений и они берут кого попало, здесь не рассматривается: если надо, они и возьмут кого попало оптом. Но если не ленивые, то могут, конечно, и ради одного Игоря Г. постараться — например, им рассказал про него стукач-наркодилер, а уж зачем он это сделал, можно только догадываться: может, они вместе в детский сад ходили и не поделили лопатку, а может, Игорь Г. однажды купил у него марихуану, чем нанес непоправимый ущерб обществу.

Что происходит дальше — давайте опять же оставим ровно те же обстоятельства, что и с Иваном Голуновым. Игоря Г. задерживают и ничего при нем не находят. В квартире тоже ничего нет — они посмотрели, хотя не имели права обыскивать, на это санкции у них не было без возбужденного уголовного дела, они могли провести разве что негласный досмотр помещения, который подразумевает, что трогать ничего нельзя.

Но фактически был произведен или имитирован обыск. Понимали ли оперативники, что этого делать нельзя? Конечно, понимали. Думали ли они, что это может всплыть на суде? Нет, это их не беспокоило. Потому что есть простой способ закрыть косяки, удовлетворить начальство и получить квартальную премию — сделать из Игоря Г. наркодилера.

Если у Игоря Г., в отношении которого не было заказа, но велись оперативные мероприятия, наркотиков ни в квартире, ни при себе не обнаружено, как и у Голунова, возможны два варианта развития событий: от него отстанут (и это будет чудом, никто не любит работать впустую) или наркотики ему подкинут, как и Ивану. Если Игорь Г., на свою беду, не имел при себе или в квартире наркотиков, но когда-то покупал гашиш у мелкого наркодилера, который дал на него показания или у него сохранилась в мессенджере любая переписка с жертвой, хоть о погоде, — это, в общем, все. Для приговора достаточно. Дальше Игоря Г. запугают, слегка или сильно побьют, потом вызовут бесплатного адвоката по назначению, и он подтвердит, что если Игорь Г. подпишет сейчас признание, то может получить условный срок. Игорь Г. подпишет признание, как это делается в 80% случаев, и уедет на зону на несколько лет, а то и очень надолго (зависит от типа и веса наркотического вещества, которого не пожалеют для Игоря Г.).

Варианты защиты

В принципе, ситуацию может улучшить или существенно улучшить хороший и честный адвокат. Однако, во-первых, таковых мало, во-вторых, это дорого, в-третьих, гарантий не дает. Часто и хороший профессиональный честный адвокат в предлагаемых обстоятельствах не может сделать ничего. Просто судья окажется сестрой жены начальника следственного отдела, который вел дело, — и все. А эти люди все между собой в какой-то степени в родстве, иногда близком, и уж точно в корпоративной связи.

Если на Игоря Г. есть заказ, как и на Ивана, то спасти его может только чудо. Вы же видели? Хорошие адвокаты, белыми нитками шитое дело, чистота самого Вани — все это поначалу вообще никого в корпорации не интересовало: МВД доложило о поимке наркодилера, лабораторию публике предъявили, прокурор поддержал, судья отправил под домашний арест. При ровно тех же обстоятельствах Игорь Г. уехал бы на зону лет на 12 даже с лучшим в России адвокатом. Зато с Иваном случилось чудо.

Такое чудо на моей памяти случается в первый раз.

К сожалению, я уверена, что и в последний. Разговоры о пересмотре на волне дела Голунова «наркотической» 228-й статьи легко могут остаться разговорами. Да и не в законах проблема, а в их применении. У нас есть закон, запрещающий сажать бизнесменов в тюрьму на время следствия. И что? Прекрасно сажают. Потому что, когда в суде решается вопрос об аресте, следователь говорит, что преступление было совершено не в рамках предпринимательской деятельности.

Изменить положение помогла бы полноценная судебная реформа. Следователи могут фальсифицировать все что угодно, но если в суде это не пройдет, то и смысл потеряется.

Пока же в среднем в год за наркопреступления осуждается порядка 100 тыс. человек, то за десять лет их уже миллион. Правда, вы же чувствуете, как идет борьба с наркотиками?

Об авторах
Ольга Романова журналист, руководитель правозащитной организации «Русь сидящая»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.